arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-269

Греческая Сага: Пустующие коммерческие площади достигли 43.7% в пригородах Афин

чт, 14/04/2016 - 08:02 | alexsword (4 года 6 месяцев)

Из Греции сообщают, что в некоторых пригородах Афин (например, Kallithea)  доля пустующих коммерческих площадей достигла 43.7%.  В самих Афинах поменьше (25.9%), однако отмечается, что идет активная замена более дорогих магазинов (одежда и т.д.) всякими дешевыми забегаловками и шаурмой.

ИСТОЧНИК

Лагард: Греция вряд ли выполнит бюджетные цели

Глава Международного валютного фонда Кристин Лагард усомнилась в способности властей Греции сохранять профицит бюджета в 3,5% от ВВП, что является одним из условий предоставления финансовой помощи со стороны международных кредиторов.

Директор-распорядитель МВФ выступила со скептическими комментариями по поводу возможностей Греции по выполнению условий, поставленных международными кредиторами, перед журналистами в рамках начавшихся в США ежегодных весенних встреч институтов МВФ и Всемирного банка:

"Бюджетный профицит в 3,5% от ВВП в краткосрочной перспективе может быть достигнут за счет определенных героических, и я на самом деле имею в виду героических, усилий Греции и греческого народа.
С другой стороны, предположение о том, что Греция сможет сохранять профицит бюджета в 3,5% в течение нескольких десятилетий, является, по нашим оценкам, крайне нереалистичным. Этого просто не будет. Поэтому нам необходимо разделять цели в краткосрочной и средне- и долгосрочной перспективах".

МВФ – убийца стран и народов. Но никак нельзя сказать, что греки страдают не за что. Они получают воздаяние за отвращение к труду и любовь к халяве.

Стиглиц: что не так с отрицательными ставками?

За лауреатом Нобелевской премии Джозефом Стиглицем уже давно закрепилось амплуа скептика, который ни при каких условиях не согласится с тем, что мировая экономика стала восстанавливаться после кризиса 2008 г.
В то же время с его доводами довольно сложно спорить. Еще в конце 2014 г. он предупреждал, что рано или поздно мировые банки столкнутся с проблемой отрицательных ставок.
В своей последней статье на Project Syndicate Стиглиц отмечает, что пока мировые центробанки не откажутся от неадекватной модели оценки событий в мировой экономике, они будут продолжать делать ошибки.

"В начале января я писал, что экономическая ситуация в этом году будет такой же слабой, как в 2015-м, ставшим худшим годом после мирового финансового кризиса 2008-го. Прошло несколько месяцев, и, как уже неоднократно случалось за последнее десятилетие, авторы более оптимистичных прогнозов начали пересматривать их в сторону понижения.
Фундаментальной проблемой, от которой мировая экономика страдает со времен кризиса, но которая слегка усугубилась, является недостаток глобального совокупного спроса. В ответ на это Европейский центральный банк (ЕЦБ) сейчас усиливает меры стимулирования, присоединившись к Банку Японии и паре других центральных банков, которые показали, что нижний нулевой порог, то есть невозможность отрицательных процентных ставок, является порогом лишь в воображении экономистов, придерживающихся традиционных взглядов.
Тем не менее ни в одной из стран, где проводится этот неортодоксальный экономический эксперимент с отрицательными процентными ставками, не видно возврата к росту экономики и полной занятости. А в отдельных случаях результат оказался совершенно неожиданным: некоторые ставки по кредитам даже выросли.
Давно следовало понять, что докризисные модели большинства центральных банков - не только формальные модели, но и ментальные, определяющие мышление монетарных властей, - были совершенно ошибочны. Никто не предсказал кризис. Лишь в горстке стран экономика демонстрирует некую видимость восстановления полной занятости. А ЕЦБ прославился тем, что дважды повышал процентные ставки в 2011 году, как раз когда усугублялся кризис евро, а безработица достигала двузначных цифр, приближая наступление дефляции.
Центробанки продолжали использовать старые, дискредитировавшие себя модели, пусть даже слегка модифицированные. В таких моделях процентная ставка является ключевым инструментом монетарной политики: его можно подкручивать вверх и вниз, чтобы обеспечить хорошие экономические показатели. И если положительные процентные ставки не помогают, значит, должны помочь отрицательные.
Но нет. Во многих странах, в том числе в Европе и США, реальные (с поправкой на инфляцию) процентные ставки стали отрицательными, иногда достигая -2%. Однако на фоне падения реальных процентных ставок бизнес-инвестиции стагнировали. По данным ОЭСР, за последние годы доля ВВП, инвестируемая в категорию, которая включает заводы и оборудование, упала и в Европе, и в США (в США она снизилась с 8,4% ВВП в 2000 году до 6,8% в 2014 году, в ЕС она упала с 7,5% до 5,7% за тот же период). Другие данные показывают аналогичную картину.
Очевидно, что идея, будто крупные корпорации с предельной точностью рассчитывают процентную ставку, при которой они готовы к инвестициям (и что они захотят запустить множество проектов только в том случае, если процентные ставки снизятся еще на 25 базисных пунктов), является абсурдной. Более реалистичное объяснение – крупные корпорации накопили сотни миллиардов долларов (более того, триллионы, если сложить экономику всех развитых стран), потому что у них уже и так избыток мощностей. Надо ли строить что-то еще лишь потому, что процентные ставки немного снизились? Между тем, малые и средние предприятия, которые хотят занимать, не могли получить доступ к кредитованию не только до выхода ЕЦБ в отрицательную зону, но не могут этого сделать и сейчас.
Проще говоря, большинство компаний, а особенно малые и средние предприятия, не могут с легкостью занимать по ставкам краткосрочных казначейских облигаций США. Они не занимают на рынках капитала. Они занимают у банков. И существует большая разница (спред) между кредитными ставками, устанавливаемыми банками, и ставками по казначейским облигациям. Более того, банки нормируют кредиты. Например, они могут отказаться кредитовать некоторые компании. В других случаях они требуют залога (обычно недвижимость).
Это может стать шоком для неэкономистов, но банки не играют никакой роли в стандартной экономической модели, которую монетарные власти используют на протяжении последней пары десятилетий. Конечно, если бы не было банков, тогда не было бы и центральных банков; но этот когнитивный диссонанс редко способен поколебать уверенность центральных банков в своих моделях.
Факт в том, что структура еврозоны и политика ЕЦБ привели к тому, что банки в странах со слабыми экономическими показателями, а особенно в кризисных странах, крайне ослабли. Объемы вкладов уменьшились, а из-за мер по сокращению бюджетных расходов, требуемых Германией, сохраняется дефицит совокупного спроса и высокий уровень безработицы. В таких обстоятельствах кредитование становится рискованным, и у банков нет ни аппетита, ни возможности кредитовать, причем особенно малые и средние компании (которые, как правило, создают наибольшее число рабочих мест).
Снижение реальных процентных ставок по государственным облигациям до -3% или даже -4% изменит мало что или вообще ничего. Отрицательные процентные ставки наносят ущерб балансам банков, при этом "эффект богатства" (wealth effect) перевешивает для них незначительный рост стимулов к кредитованию. Если монетарные власти не будут соблюдать осторожность, ставки по кредитам могут даже вырасти, а их доступность снизится.
Есть еще три проблемы. Во-первых, низкие процентные ставки стимулируют компании больше инвестировать в капиталоемкие технологии, приводящие к падению спроса на труд в долгосрочной перспективе, несмотря на то что в краткосрочной перспективе безработица снижается. Во-вторых, положение пожилых людей, зависящих от процентных доходов, ухудшается, и они сокращают свое потребление, причем сильнее, чем его наращивают те, кто получает выгоду от данных мер (богатые владельцы ценных бумаг). А это подрывает совокупный спрос уже сегодня. В-третьих, возможно, иррациональное, но широко задокументированное стремление к более высокой доходности, вынуждает многих инвесторов наполнять свои портфели более рискованными активами, подвергая экономику риску еще большей финансовой нестабильности.
Центральным банкам следует сосредоточиться на кредитных потоках, то есть на восстановлении и поддержке возможностей и желания локальных банков кредитовать малые и средние предприятия. Вместо этого по всему миру центральные банки фокусируются на системно значимых банках, то есть на тех финансовых учреждениях, чьи излишние аппетиты к риску и злоупотребления вызвали кризис 2008 года. Однако большое число мелких банков в совокупности также являются системно значимыми, особенно с точки зрения восстановления инвестиций, уровня занятости и экономического роста.
Главный урок всего этого отражает известная пословица "Что посеешь, то и пожнешь". Если центральные банки продолжат использовать ошибочные модели, они продолжат совершать ошибочные действия. Конечно, даже в самых наилучших обстоятельствах способность монетарных мер восстановить падающую экономику до уровня полной занятости представляется весьма ограниченной. Однако опора на ошибочные модели мешает центральным банкам делать даже то полезное, на что они способны. И более того, может сделать плохую ситуацию еще хуже".

Отрицательные ставки, повторю в который раз, это – путь к обрушению Старого мира, запланированного банкстерами, дорога в прошлое, к возвращению в Рабовладельческий мир. И признак деградации верхушки банкстеров – вводить их сейчас, без власти над всем миром, глупо.

Темпы роста ВВП Китая далеки от официальных значений

Объемы железнодорожных грузоперевозок являются индикатором объемов производства и потребления в Китае.
Причем речь идет не только о сельскохозяйственном, строительном и т. д. секторах, но и потребительском. Таким образом, объемы железнодорожных грузоперевозок являются также показателем объема потребительских расходов.

И, увы, объем железнодорожных грузоперевозок падает: в I квартале этого года он может вернуться на уровень 2007 г.
Пока экономика Китая оставалась достаточно сильной, объемы железнодорожных грузоперевозок стремительно росли. Например, в 2010 г. они подскочили на 10,8% по сравнению с годом ранее. В 2011 г. объемы выросли на 6,9%. В целом в период с 2005 по 2011 гг. они поднялись на 44%!
Пик роста пришелся на 2011 г. В 2012 г. было зафиксировано незначительное снижение, в 2013 г. показатель остался на том же уровне. Но в 2014 г. падение составило 5,8%. А в 2015 г. объем упал на 10,5% до 3,4 млрд тонн, что стало самым большим годовым спадом, когда-либо зафиксированном в Китае.
Это был тот год, о котором официальное издание Компартии Китая People’s Daily отозвалось таким вот элегантным образом: "На фоне жилищного спада, снижения внутреннего спроса и неустойчивого экспорта экономика Китая в 2015 г. выросла лишь на 6,9% в годовом исчислении. Это самый слабый показатель за последние 25 лет".
Однако, как считают авторы популярного экономического блога Wolf Street, в этих данных нет места истине.

http://www.vestifinance.ru/infographics/6710
Оценки динамики ВВП Китая

Выходит полная ерунда: объем железнодорожных грузоперевозок падает на 10,5% в 2015 г., а экономика по-прежнему растет на 6,9%? Да ладно!
Как сообщало китайское деловое издание Caixin, центральные планировщики Китая намеревались увеличить объемы железнодорожных грузоперевозок до 4,2 млрд тонн к 2020 г. Среднегодовой темп роста предполагался на уровне 4,3%. Таким образом, это снижение не является частью запланированного перехода к экономике потребления. Они категорически против этого или вообще какого-либо другого сценария развития событий.
А потом наступил I квартал 2016 г. Объем железнодорожных грузоперевозок упал на 9,4% в годовом исчислении до 788 млн тонн, сообщают данные Китайской железнодорожной корпорации. В этом случае объем железнодорожных грузоперевозок в 2016 г. будет снижен на 20% по сравнению с 2014 г., когда уже наблюдался спад. В 2016 г. объем останется в конечном итоге на уровне 2007 г.!
Китай, отягощенный вялым внутренним спросом, безудержным наращиванием избыточных производственных мощностей, снижением инвестиций, огромной кучей долгов и миллионом других внутренних проблем, возможно, пытается перейти от производственной экономики к экономике потребления. Однако даже потребительские товары нуждаются в перевозке, даже те, которые приобретаются в интернете! Только услуги не нуждаются в транспорте. Но вряд ли продажи услуг выросли за последние два года до такой степени, чтобы они хотя бы наполовину восполнили спрос на товары, доставляемые по железной дороге.
Всемирный банк спрогнозировал рост китайской экономики на 6,7% в 2016 г., МВФ - на уровне 6,5%, причем оба опираются на данные, опубликованные китайским правительством. Ну и чей кул-эйд они пили?
Это сделало бы 2016 еще одним годом, когда железнодорожные грузоперевозки опустились бы до унылых 10% или около того, в то время как экономический рост взлетел бы почти на 7%, что сделало бы Китай одной из наиболее быстро растущих экономик в мире. Что-то не сходится в этих запутанных, навязанных государством расчетах.
Добавьте к этому основные глобальные риски: никто не знает, что происходит со второй по величине экономикой в мире, возможно, даже само китайское правительство. И, возможно, почти все завышают показатели роста экономики Китая и спрос страны на глобальные товары.
После долгих лет больших повышений заработной платы в Китае феномен дешевой рабочей силы подходит к концу. Стоимость рабочей силы выросла, производственная база мигрирует в страны с дешевой рабочей силой, в результате чего в китайских городах становится сложнее найти работу для мигрантов. Они возвращаются в свои деревни. Это создало Китаю огромные проблемы – именно тогда, когда ее обремененная долгами экономика может меньше всего себе это позволить.

DJ: МВФ предупредил о росте долговых рисков со стороны крупных компаний Китая и других развивающихся рынков

ср, 13/04/2016 - 19:59 | blues (2 года 2 месяца)

13 апреля. (Dow Jones). Долговая нагрузка крупных компаний Китая и других развивающихся рынков может привести к распространению проблем в мировую экономику и оказать давление на мировую финансовую систему. Об этом в среду предупредили Международный валютный фонд.

Резкий рост долгов крупнейших фирм в быстрорастущих экономиках вызывает опасения в том числе потому, что эти компании тесно связаны с банками страны, а также национальными правительствами, которые, вероятно, будут вынуждены спасать банки.

В Китае одна седьмая часть от общей доли корпоративных долгов, или 1,3 трлн долларов США, принадлежит компаниям, прибыли которых не покрывают процентных платежей по долгам. Если эта проблема не будет решена, она может привести к банковским потерям в размере 7% от ВВП. Об этом говорится в докладе МВФ о мировой финансовой стабильности.

“Несмотря на прогресс в переориентации экономики, здоровье компаний Китая ухудшается в связи с замедлением роста экономики и снижением прибыльности”, - сказал главный финансовый советник МВФ Джос Винас.

В Бразилии и России, тем временем, крупнейшие национальные компании серьезно пострадали от падения цен на сырьевые товары и экономического спада.

“Резкое падение цен на сырьевые товары повысило уязвимость как корпораций, так и государств, что способствует сохранению повышенных экономических и финансовых рисков”, - сказал Винас.

Растущие долги и замедление роста развивающихся экономик послужили одной из причин повышения индикатора рисков развивающихся рынков, рассчитываемого МВФ, почти до пиковых значений финансового кризиса 2008-2009 года. При этом общий риск для мировой финансовой стабильности оценивается как самый высокий за последние семь лет.

Банки в развитых экономиках оказываются под давлением со стороны низкой прибыльности, которая вызвана проблемами в их моделях ведения бизнеса, низкими или отрицательными процентными ставками и сверхнизкими оценочными стоимостями.

Все это может негативно сказаться на способности банков привлекать капитал, заметили в МВФ. Доля банков с поврежденными бизнес-моделями в развитых экономиках, в особенности в Европе, достигает 15% от общих банковских активов, замечено в докладе МВФ.

Значительно более низкие цены на сырьевые товары оказывают давление на отдельные части развитых экономик, однако, последствия этого более очевидны на менее диверсифицированных развивающихся рынках, где преобладают нефтедобывающие и горнодобывающие компании.

“Компании, связанные с сырьевым сектором, резко сокращают капитальные затраты, так как высокие уровни частных долгов повышают риски для кредитных институтов и банков”, - сказали в МВФ.

Многие экономисты считают, что в слабости цен на сырьевые товары виноват Китай, который является одним из крупнейших потребителей сырья. Китай пытается произвести переориентацию национальной экономики с промышленности на модель, которая по большей части основана на технологиях, услугах и потреблении.

Увеличение объема кредитования китайскими банками в последние пару лет заставило регуляторов сместить кредитный риск на фондовый и долговой рынок. Однако прошлым летом произошел крах фондового рынка, который показал серьезные упущения в регулировании региональных рынков, а теперь под давлением, судя по всему, находится долговой рынок страны, в том числе из-за большого выпуска новых облигаций.

“Можно наблюдать значительный выпуск новых облигаций в секторах, страдающих от ценового давления, избытка мощностей и усиливающейся слабости балансов, в особенности в секторе недвижимости, а также в горнодобывающем и производственном секторах”, - заметили в МВФ.

Облигации, в свою очередь, могут способствовать возвращению рисков обратно к финансовым компаниям. Данные Chinabond показали, что на коммерческие банки, страховщиков и фонды в конце прошлого года пришлось две трети неоплаченной задолженности по корпоративным облигациям.

“Власти Китая знают об этих рисках и внедряют меры, направленные на решение проблемы корпораций со слишком высокими долгами, - сказал Виналс. – Однако масштабы этих рисков говорят о необходимости создания действительно амбициозного плана политики”.

- Автор William Mauldin, william.mauldin@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 974

7664,dowjonesteam@1prime.biz

(Конец)

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

GMT: 2016-04-13 16:22:02

Copyright (c) 2004 Dow Jones & Company, Inc.

Несколько граней китайской проблемы. С одной стороны, Пекин так широко шагал, что не только штаны порвал. С другой, как и предсказывал Авантюрист, Китай хотят сделать крайним и объявить виновником экономической катастрофы. Но планы банкстеров по отношению к Москве, Пекину и Дели оказались неумными, не предусматривающими сопротивления при их уничтожении. А это ведь, не бесправные холопы типа Японии и ЕС.
Tags: Греция, Китай, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments