arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ЗАКАТ ЕВРОПЫ-272


Обама посоветовал Польше поменять законодательство

Президент США Барак Обама заявил, что Польше необходимо изменить законодательство. Об этом в пятницу, 8 июля, сообщает Reuters.
Такое мнение американский лидер высказал в ходе пресс-конференции по итогам переговоров со своим польским коллегой Анджеем Дудой, состоявшихся в рамках саммита НАТО в Варшаве.

"Я выразил президенту Дуде наши опасения по поводу определенных шагов, предпринятых властью, а также тупика, сложившегося вокруг Конституционного суда. Я объяснил, что мы очень уважаем польский суверенитет, что я признаю, что парламент сейчас работает над законом, который должен улучшить ситуацию, но этого мало", — отметил Обама.
Кроме того, он подчеркнул, что независимая судебная система является основой демократии. Дуда на критику американского коллеги никак не среагировал.
Кризис в отношениях Польши и Евросоюза наступил в начале 2016 года после того, как президент республики утвердил поправки к закону о Конституционном суде, который лишился прав прекращать полномочия судей. Теперь сделать это можно только по запросу главы государства или министра юстиции. Таким образом Конституционный суд оказался под контролем правящей партии "Закон и справедливость".
Решение вызвало резкую критику со стороны Евросоюза. 13 января заместитель председателя Европейской комиссии Франс Тиммерманс заявил, что ЕК намерена проверить, придерживается ли Польша ценностей ЕС.
1 июня Еврокомиссия вынесла заключение о ситуации верховенства закона в Польше. Содержание документа не оглашается, однако, как сообщили в Брюсселе, он носит критический характер и негативно оценивает отсутствие прогресса в разрешении проблемы. Если ситуация не изменится, Брюссель может ввести в отношении Варшавы санкции в виде штрафа либо лишения права голоса по новым законам Евросоюза.

Зрада натуральная. Самой гавкучей моське сказали: - Место! Хорошо, хоть гавкать не запретили.

Парижский саммит ЕС и стран Западных Балкан: что стоит за переговорами

В Париже 4 июля прошел ежегодный саммит "ЕС — Западные Балканы", который европейские средства массовой информации если и не проигнорировали полностью, то уделили ему крайне мало внимания, ибо сегодня все взоры СМИ устремлены на Великобританию. Однако необходимо отметить, что, несмотря на кажущуюся незначительность происходившего в начале июля в Париже, встречу лидеров государств Евросоюза и балканских стран нельзя назвать проходной, так как на ней были затронуты вопросы, напрямую касающиеся дальнейшей судьбы региона.

Идея подобных саммитов на регулярной основе возникла в умах еврейских чиновников совершено не случайно — после начала украинского кризиса и резкой реакции на него со стороны России, в Брюсселе стали испытывать настоящий страх перед тем, что страны балканского полуострова могут выйти из-под их контроля. Это тем более стало очевидно на фоне нынешнего кризиса Евросоюза, когда оказалось, что постоянные обещания Брюсселя без их практической реализации все меньше стали устраивать потенциальных кандидатов на вступление в ЕС. Те же страны так называемых Западных Балкан (термин стал употребляться еще с 1990-х годов по отношению к государствам, образовавшимся после распада бывшей Югославии, а также Албании и в последние годы Косово), еще на состоявшемся в июне 2000 г. в португальском городе Фейра заседании Европейского совета были официально названы "потенциальными кандидатами" на вступление в ЕС. Однако с того времени практически никакого серьезного прогресса в данном направлении для большинства из них, за исключением поддерживаемой Германией Хорватии, а также далеко не бедной по балканским меркам Словении, так и не произошло. И если вплоть до событий на Украине еврочиновникам удавалось кормить балканских политиков обещаниями, то начиная с 2014 года, когда оказалось, что Брюссель не готов брать на себя проблемы "евроассоциированного" Киева, на Балканском полуострове все больше стали задаваться вопросом — есть ли вообще смысл вступать в ЕС? Недавний референдум в Великобритании только ухудшил восприятие общей ситуации, а у балканских лидеров возник еще один непростой вопрос — что будет дальше с Евросоюзом и стоит ли терпеть навязываемые Брюсселем обязательства, в том числе и по вопросу беженцев, ради невнятной перспективы оказаться в объединении, стоящем на пороге развала? И потому главной целью нынешнего саммита в Париже, который был чуть ли не экстренно созван из-за "Brexit", было объяснение всем сомневающимся, что ЕС не намерен ослаблять свою хватку на Балканах. Практически все сообщения европейских СМИ, посвященные саммиту, вышли 4−5 июля под схожими заголовками — "Brexit не помешает вступлению стран Западных Балкан в ЕС". При этом иные темы, такие, как предотвращение проникновения на территорию Европы экстремистов вместе с мигрантами, вопросы инфраструктуры и связи, региональное сотрудничество, молодежная политика, беспрепятственный товаропоток через регион, а также развитие интегрированного рынка электроэнергии — все это отошло на задний план.

О том, что главным вопросом встречи будет стремление успокоить взволновавшихся балканских лидеров, стало понятно уже во время выступлений канцлера Германии Ангелы Меркель, президента Франции Франсуа Олланда и премьер-министра Италии Маттео Ренци. Все три лидера во время саммита неоднократно подчеркивали "свою решимость" продолжить переговоры о вступлении балканских стран в Евросоюз. При этом необходимо отметить, что высказывания глав европейских государств не были стандартными обещаниями, так как в них чувствовалось стремление напомнить своим будущим сюзеренам, что может с ними произойти, если те вдруг откажутся от пути евроинтеграции. Тот же Олланд заявил, что "после решения Великобритании мы должны напомнить всем о том, что является основой Евросоюза, об обязательствах, которые были объявлены, и мы должны продолжить работать на обеспечение стабильности и безопасности в балканских странах". Меркель и вовсе была категорична, напомнив всем, что Германия стоит на страже дипломатических усилий по поддержанию стабилизации в регионе, которая оказалась под угрозой из-за присоединения Крыма к России в 2014 году. Даже верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини сделала особый упор на том, что сегодня настало время, "когда для Европейского союза очень важно доказать свою целостность", так как это "крайне важно для обеспечения безопасности европейских граждан". Проще говоря, балканским лидерам недвусмысленно намекнули, что выход из ЕС Британии, если таковой все же случится, никак не повлияет на отношение Евросоюза к Балканам в том смысле, что этот регион останется стратегически важным для Брюсселя в плане сдерживания России. Сегодня для ЕС это тем более важно, так как на фоне разрастающегося в Европе кризиса у Москвы действительно расширяются возможности для маневра на полуострове. Россия вполне может начать более активно вовлекать некоторые балканские государства в реализацию крупных экономических проектов с реальными выгодами для всех их участников. Помимо этого, вероятным видится и дальнейшее расширение контактов российских дипломатов с оппозиционными силами в Сербии, Боснии и Герцеговине, Македонии и т. д., которые негативно относятся к евроинтеграции. Все это, конечно, не может не вызывать опасения у Брюсселя, а значит ЕС просто обязан был начать действовать более решительно.

Впрочем, необходимо отметить, что нынешнее парижское послание ЕС было воспринято главами Албании, Боснии и Герцеговины, Косово, Македонии, Черногории и Сербии по-разному. Например, албанский премьер-министр Эди Рама был полон оптимизма, заявив, что доволен результатами саммита, а его страна, как и Косово полностью поддерживает курс на вступление в ЕС. Сербский премьер Александр Вучич, наоборот, отметил, что не любит подобных торжественных обещаний, особенно на фоне торможения вступления его страны в ЕС со стороны Хорватии и Великобритании. Его же слова о том, что "мы не стремимся в ЕС любой ценой", хотя "это то место, где нашим народам и нашим странам будет лучше всего", говорят о растущем в Белграде разочаровании в предлагаемой Брюсселем схеме евроинтеграции. Глава македонского правительства Эмиль Димитриев, в начале саммита ожидавший "конкретных договоренностей из Парижа, которые подтвердили бы поддержку процесса", и вовсе после его завершения выглядел неудовлетворенным. Все это только повреждает тезис о том, что нынешняя встреча в очередной раз превратилась в обыкновенную бюрократическую процедуру, призванную поддержать иллюзию балканских стран по поводу существующей заинтересованности в них у ведущих европейских держав.

В целом же на прошедшем в Париже саммите можно было бы не заострять внимания, если бы не его нынешняя подоплека. Столь ярко выраженный шаг на упреждение со стороны Германии, Франции и иных стран ЕС свидетельствует о растущих проблемах как внутри Евросоюза, так и вокруг его. Сегодня оказалось, что стремление стать членом "единой европейской семьи" уже не является лекарством от всех проблем. Тем более, если один из главных спонсоров Евросоюза в скором времени его покинет. Теперь перед претендентами еще больше замаячила перспектива взять на себя многочисленные отягощающие обязательства, разрушить сформировавшиеся торгово-экономические отношения внутри стран и на внешних рынках в угоду "стандартам и нормам" ЕС, а взамен не получить ничего, как это уже случилось с Украиной. Поэтому в Париже и была обозначена нынешняя стратегическая линия Брюсселя - предоставление личных гарантий балканским евроинтеграторам со стороны Берлина, Парижа и Брюсселя в обмен на сохранение их лояльности "ценностям европейского единства".
Юрий Павловец, специально для EADaily

В связи со скорым исчезновением предмета переговоров, ЕС, разговоры о вступлении в него прекратятся сами собойJ

Франция сильно недооценила ущерб от антироссийских санкций

После Крымского референдума, в результате которого полуостров Крым присоединился к России, США и Евросоюз ввели против Москвы ряд дипломатических санкций, а также так называемые"умные санкции", сообщает экономист Матье Крозе в интервью Atlantico. Их цель заключалась в том, чтобы нарушить политическую игру Кремля, нисколько при этом не задев страны, которые ввели эти ограничения. А ввели их 37 государств, представляющих более 60% от мирового ВВП. Наконец, еще одной отличительной чертой этих санкций стало то, что их применили против крупной державы, а не против страны вроде Ирана или Кубы.

Кроме того, ЕС ввел ряд ограничительных мер против украинских лиц и организаций, и особенно – против Крыма, напоминает Матье Крозе.В частности, европейским компаниям было запрещено инвестировать в этот регион, равно как и предоставлять туристические услуги. Также европейские санкции затронули военно-промышленный сектор и изделия, использующиеся в военной и в гражданской сфере, вроде электронных компонентов. В итоге это ограничение ударило по французской авиационной промышленности.

В целом, последствия всех этих санкций на экономику Франции были сильно недооценены, отмечает издание. За полтора года торговые потери 37 государств, которые ввели ограничения против России, составили порядка 60 миллиардов долларов. Причем убытки от ответного российского эмбарго оказались меньше, чем потери от экспорта других товаров (для Франции это сфера услуг и предметы роскоши). За период с января 2014 года по июнь 2015 года Франция ежемесячно теряла в среднем 176,94 миллиона долларов, что составляет 22,22% от торгового потенциала. Что касается продуктов, попавших под российское эмбарго, то здесь убытки составили более 50% от торгового потенциала.

Тем не менее, по оценке экономиста, больше всех от санкций пострадали Украина и Германия. На Германию приходится 27% всех убытков, в то время как на Францию – лишь 5,6%, резюмирует Крозе на страницах Atlantico.

atlantico.fr

Панам из Европы своё быдло не жалко. Впрочем, многие бизнесмены из Германии стали переводить бизнесы в Россию – достала их холопка Пиндостана.

Герт Вилдерс (Нидерланды): «Я хочу закрыть границы»

6.3Kпт, 08/07/2016 - 14:52 | кислая (2 года 1 месяц)

Депутат парламента Нидерландов, правый популист, основатель «Партии свободы» Герт Вилдерс хочет оградить свою страну от «исламизации» при помощи «некзита»

– Сторонники брекзита, еще недавно упивавшиеся победой, сегодня мучаются похмельем. Во вторник на прошлой неделе вы пытались заставить нидерландский парламент тоже проголосовать за возможность выхода из ЕС. Неудивительно, что у вас ничего не вышло. Вы вообще понимаете, чего добиваетесь?

– Разумеется, и очень даже неплохо. Нестабильность, которая сейчас отмечается в Великобритании, имеет временную природу. В долгосрочной перспективе англичане только выиграют – как и мы в случае нашего выхода из ЕС.

– Нидерланды – один из крупнейших в мире экспортеров сельскохозяйственной продукции. Ваш важнейший рынок – Евросоюз. О каком выигрыше вы говорите?

– Мы наконец вернем себе свой национальный суверенитет, автономию в вопросах денежной политики и регулирования миграции, какой обладает Швейцария. Это мой любимый пример: страна в самом сердце Европы имеет двусторонние торговые соглашения даже с Китаем и с Японией. Великобритания, третий по важности торговый партнер Германии, тоже сумеет договориться с Евросоюзом.

– Швейцария, в отличие от Нидерландов, в первую очередь финансовая площадка. К тому же Швейцарии, как и Норвегии, тоже не являющейся членом Евросоюза, приходится предоставлять европейцам свободный доступ к своему рынку труда, чтобы сохранить право на свободную торговлю с ЕС.

– Не забывайте, почему англичане захотели выйти из ЕС! Политики, такие как премьер-министр Дэвид Кэмерон, утратили чувство реальности. Граждане видят, как на Грецию, на Турцию, на сделки с Эрдоганом или на претендентов на убежище расходуются миллиарды евро.

– Реальность в Великобритании такова, что у политиков там нет даже плана, как расхлебывать эту кашу. Многие граждане чувствуют себя обманутыми, поскольку поверили ложным цифрам и посулам.

– Я ни слова не говорил о будущем, я лишь сказал, что бы я сделал иначе в прошлом. Сторонники моей партии видят, как политическое руководство Европы позволяет претендентам на убежище и мигрантам ехать к нам и как оно спускает на них миллиарды. В Дубае полиция катается на Lamborghini, и вообще, страны этого региона не бедствуют. Пусть об этих людях заботятся Саудовская Аравия и государства Персидского залива. Они географически ближе, у них та же религия, тот же климат, та же культура. Я бы решал эту проблему так.

– Другие соседи Сирии уже приняли миллионы беженцев. Мы живем в глобализованном мире. Или вы думаете, что можете просто самоустраниться?

– Я, как и вы, считаю, что защитить этих людей необходимо. Но мы не можем принять их в большем количестве. Эти претенденты на убежище для меня – уже не беженцы, поскольку они прошли через территорию шести или семи безопасных стран. Согласно Дублинской конвенции, они должны оставаться в том безопасном государстве, которого достигли первым.

– В прошлом году Нидерланды приняли около 43 тысяч беженцев. Неужели это непосильная нагрузка на 17‑миллионный народ?

– Нравится вам это или нет, я хочу закрыть нидерландские границы. Мои избиратели не хотят дальнейшего увеличения числа претендентов на убежище. И я не должен стыдиться того, что их представляю. Я этим горжусь.

– Если дело действительно дойдет до выхода Нидерландов из Евросоюза, как вы собираетесь обслуживать государственный долг, если страна, как сейчас Великобритания, утратит наивысший кредитный рейтинг, что приведет к росту процентов?

– Но ведь проблема именно в Европейском Центробанке с его идиотской политикой нулевой процентной ставки. Тем самым банки «съедают» наши пенсии, а сама концепция отравляет нашу экономику. Мы хотим проводить свою собственную денежную политику.

«Приток иммигрантов из незападных стран ежегодно обходится Нидерландам в 7,2 млрд евро, что намного дороже закрытия границ и визовых ограничений» Фото: Shutterstock

– Ни одна страна не может проводить свою денежную политику в отрыве от глобального рынка.

– Швейцарцам это удается, норвежцам – тоже. Чем мы хуже? А на кого нам держать равнение в экономическом плане, на немцев или на какую-то другую страну, будет видно. Я, в отличие от «брекзитеров», не отрицаю, что нам нужно разрешить иммиграцию, капиталовложения и работу в сфере услуг. Кроме того, для меня выходцы из Словакии и Литвы вообще не представляют проблемы. Проблема для меня – это иммиграция из исламских стран. Евросоюз не позволяет нам самостоятельно решать вопросы, касающиеся законов об иммиграции и предоставления убежища. Поэтому выход из ЕС – это необходимость.

– В какой валюте вы собираетесь платить, когда выйдете из еврозоны? Может, в иенах?

– Вы на все смотрите слишком негативно. Мы можем снова ввести гульдены, что в первые два года будет означать дополнительные затраты, но начиная с третьего обеспечит нам преимущества. Об этом свидетельствует одно из исследований, проводившихся серьезными экономическими институтами. Тем не менее мы также сможем идти в фарватере евро. Возможностей много.

– Шлагбаумы на нидерландских границах снова будут опущены?

– Хотите цифры из другого исследования, которое проводилось одним голландским университетом задолго до кризиса с беженцами? В нем говорится, что приток иммигрантов из незападных стран ежегодно обходится Нидерландам в 7,2 млрд евро, что намного дороже закрытия границ и визовых ограничений.

– Вы не хотите закрывать порт в Роттердаме, крупнейший в Европе, и вместе с тем предлагаете «разворачивать» людей, которые вам не нравятся, даже при наличии действующей визы другого европейского государства?

– Я ничего не имею против канадцев или австралийцев. Но мы сможем решать, кого впускать в страну, а кого считать нелегалами. Например, нам не придется мириться с португальцами в Нидерландах, если португальцы не прекратят выдавать беженцам из Сомали визы для всей Шенгенской зоны.

– Что произойдет с теми почти 850 тысячами мусульман, которые уже живут в Нидерландах?

– Их у нас уже миллион! Пока они соблюдают законы и уважают конституцию Нидерландов, бояться им нечего. Они могут оставаться, они пользуются равными правами и имеют возможность построить фантастическую жизнь в Голландии. Но если у кого-то двойное гражданство и он совершает преступление, надо отбирать у него нидерландский паспорт и отправлять его в соответствующую страну, даже если он родился в Нидерландах. В частности, если мы подадим такой сигнал на примере марокканцев, эффект будет колоссальным. 80% из тех, кто с нидерландским паспортом отправляется в Сирию «на джихад», – это на самом деле марокканцы.

– Чтобы выявлять экстремистов в собственной стране, необходимо прежде всего обмениваться информацией с зарубежными органами безопасности, в том числе с европейскими. Вы собираетесь в одиночку решать проблемы с нидерландскими подозреваемыми в терроризме?

– Можно дружить и без членства в ЕС. Прюмский договор 2005 года – хороший пример международного сотрудничества.

– Вы утверждаете, будто войну Западу объявил ислам. В действительности это сделали террористические группировки «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещены в России. – «Профиль). При этом большинство из 1,6 миллиарда мусульман в мире, как и мы, считают джихадистов варварами и врагами.

– То, что вы сейчас говорите, неправда. Исследования голландских и берлинских университетов свидетельствуют, что 80% нидерландских мусульман смотрят на тех, кто едет воевать в Сирию, как на героев. Один университет в Амстердаме сообщает, что 11% мусульман готовы применять насилие в отношении немусульман и других мусульман. Я много ездил по миру, был в Афганистане, Иране, Египте, и я очень хорошо могу провести различие между умеренными мусульманами и исламистами. Исламизм – империалистическая идеология, как коммунизм или фашизм.

Сузанне Кёльбль

http://www.profile.ru/politika/itemlist/authors/suzanne-kjolbl

А ведь, таки, закроетJ

Tags: ЕС разваливается, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments