arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ВОКРУГ ТУРЦИИ-62

Для Эрдогана не только ничего не кончилось, но даже не началось, — Ростислав Ищенко

Сам факт подготовленного и почти удавшегося переворота говорит о многом.

Военным при Эрдогане, находящимся под присмотром спецслужб, впервые удалось дойти до действий.

К восьми утра 16 июля попытка военного переворота в Турции, начатая в 22:00 предыдущего дня, практически провалилась. Большая часть армии, полиция и спецслужбы сохранили верность Эрдогану, а мятежные военные начали сдаваться властям.

Тем не менее, следует отметить, что переворот был хорошо подготовлен и проводился грамотно и последовательно. К часу ночи 16 июля мятежникам удалось взять под контроль практически все стратегические объекты в Анкаре и Стамбуле, включая государственное телевидение. Они изначально демонстрировали серьёзность своих намерений, не останавливаясь перед применением оружия, включая авиацию. На стороне путчистов оказалось руководство генерального штаба, что немаловажно, как с точки зрения управления войсками, так и учитывая турецкую политическую традицию, до недавних пор на конституционном уровне признававшую за военными право на вмешательство в политический процесс.

Единственный серьёзный просчёт мятежа заключался в том, что организаторам переворота не удалось изолировать, ликвидировать или заставить покинуть страну самого Эрдогана и руководителей правительства. В результате легитимным властям удалось с помощью верных войск и своих гражданских сторонников переломить ситуацию и к утру и, несмотря на продолжающиеся перестрелки в Анкаре и Стамбуле, перевести переворот из стадии почти удавшегося в стадию провального.

О том, что шансы путчистов оцениваются как исчезающе малые, свидетельствует и поведение Госдепа. Ночью, во время подхода к прессе после переговоров в Москве, Керри отказался комментировать ситуацию в Турции, сославшись на недостаток информации. Утром Госдеп и Белый дом уже вовсю осуждали мятежников и поддерживали Эрдогана.

Тем не менее, я бы сказал, что для Турции и Эрдогана не только ничего ещё не кончилось, но, возможно, даже не началось. Сам факт отлично подготовленного и почти удавшегося переворота говорит о многом. Военным, во время правления Эрдогана находящимся под бдительным присмотром спецслужб, впервые удалось довести дело до практического выступления. Возглавил его генштаб — не генералы, которых лично подобрал и назначил Эрдоган после многократных чисток. Они явно имели поддержку политиков и части населения. Не удивлюсь, если последние перестановки в правящей партии и правительстве Турции (в том числе уход Давутоглу) также имели отношение к уже готовившемуся перевороту.

В целом, можно согласиться с оценкой премьера России Дмитрия Медведева, который сказал, что попытка переворота свидетельствует о серьёзной оппозиции Эрдогану в обществе и в вооруженных силах.

Поэтому задача турецкого лидера и его сторонников заключается не только в том, чтобы подавить путч, но и в том, чтобы не допустить постепенного перерастания вызвавших его процессов в гражданскую войну. Турция балансирует на ее грани.

Если все предшествовавшие репрессии против военных не смогли предотвратить попытку переворота, то и новые ничего не решат, только приведут к ожесточению противников Эрдогана. Тем более невозможно задушить рост общественного недовольства политикой турецкого лидера, которая поставила Турцию в сложное внешнеполитическое и экономическое положение.

Попытка переворота дестабилизировала ситуацию. Это отразится на экономике, которая и так пребывает не в блестящем состоянии. В свою очередь, экономические проблемы отразятся на социальной сфере. Снижение уровня жизни вызовет рост недовольства правительством, а авторитарные методы Эрдогана и его сторонников почти не оставляют пространства для компромисса.

Кроме того, репрессии против путчистов, их сторонников и подозреваемых в недостаточной лояльности режиму ослабят армию.

В целом можно констатировать, что легитимная власть Турции попыткой переворота ослаблена, а существующие проблемы, в том числе и те, которые вызвали путч, не только никуда не делись, но обострились. Причём их разрешение в обозримый промежуток времени не представляется возможным. Угроза полномасштабной гражданской войны в Турции обострилась.

Для России это — плохие новости. Каков бы ни был Эрдоган — он является легитимным главой Турции. К тому же это сильный харизматичный лидер, способный принимать жёсткие и неординарные решения. В условиях общей дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке, погрузившей в состояние распада или полураспада значительную часть местных государств, целостная стабильная Турция (даже не вполне дружественная) отвечала интересам России значительно больше, чем зона анархии на южных границах. Турция сегодня — естественный барьер между Россией и многочисленными исламистами. Тем не менее, мы должны исходить из того, что произошедшее невозможно изменить. В ближайшее время позиции Эрдогана внутри страны и на внешней арене будут резко ослаблены. Однако, такие личности, как он, чувствуя свою уязвимость, как правило, пытаются преодолевать её за счёт большей жесткости (чтобы не показаться своим сторонникам слабым).

Если Эрдоган не сможет вырваться за пределы той парадигмы поведения, которую диктует ему его характер, то пространство решений, как во внутренней, так и во внешней политике, будет для него постоянно сокращаться, пока не сожмётся в одну точку. В этом варианте развития событий мы сегодня наблюдаем начало агонии режима.

Если же ему удастся преодолеть себя и найти сложную компромиссную игру во внутренней и внешней политике, то у него есть шанс со временем стабилизировать ситуацию и даже вернуть Турции позиции влиятельного регионального игрока (хоть и не единоличного лидера, к чему стремился Эрдоган).

Нам надо быть готовыми к любому варианту развития событий и всеми силами склонять Эрдогана к поиску компромиссов. Но одно можно сказать точно. Путч поставил жирный крест на остатках эрдогановского неоосманского проекта. Сулейман Великолепный из него не получился. Теперь надо бороться за то, чтобы не завершить жизненный путь, как Баязид Молниеносный.

Не согласен с Ростиславом по нескольким пунктам.
1.То, что Турция будет сильно ослаблена, не минус, а большой жирный плюс. Ибо, как был Эрдоган нашим врагом, так и остался, только был вынужден отступить перед непреодолимыми для него обстоятельствами.
2.Никогда Турция заслоном для исламистов – после потери власти кемалистами – не была. Наоборот, она была рассадником исламизма, в том числе – для мусульман России и Средней Азии. А теперь, когда ИГИЛ стал врагом недосултана, будет реально помогать нам бороться с террористами.
3.Вынужденные репрессии против армии, распространяющиеся всё шире, нам на руку. Туркам уже не до Сирии, да про Азербайджан они на некоторое время вынуждены будут забыть. То, что потом Турция обвалится в хаос – это проблемы Турции, заведомо нам недружественной. Сказки про дружественную Турцию всегда числил по разделу фэнтези. Допускаю, что Россия потом сможет поучаствовать в разделе территории разваливающейся державы, наряду с Арменией, Грецией. В любом случае, очень опасный сосед превратился в соседа проблемного, много более слабого

Эрдоган не победил, ему просто повезло

В Турции всё же это случилось. Недовольство части турецких военных вылилось в прямое противостояние с политическим руководством страны. Люди в погонах подняли мятеж, объявили о создании «Мирного совета», взяли под контроль несколько транспортных артерий и площадей в двух крупнейших городах Турции. Но военный переворот не завершился успехом для заговорщиков. Ненавистный им президент Реджеп Тайип Эрдоган ближе к рассвету 16 июля объявил о подавлении бунта.

На текущий момент за кадром, возможно, главного военно-политического события этого года остаётся ряд невыясненных обстоятельств. Переворот военных поспешили назвать «любительским» и заранее обречённым на провал. В частности, подобные оценки прозвучали из США. Именно там Эрдоган заприметил чуть ли не «командный пункт» организаторов переворота, обвинив проживающего в американском штате Пенсильвания своего ярого политического противника — богослова Фетхуллаха Гюлена.

Но шаги военных повстанцев были далеко не любительскими. Они задействовали имеющийся в их распоряжении арсенал для решения ключевой задачи, которая открыла бы им путь к достижению заветной цели. Это физическое устранение Эрдогана, после чего выстроенный им за 14 лет правления каркас политической системы должен был обрушиться. Именно поэтому первой мишенью для нанесения удара мятежники определили летнюю резиденцию Эрдогана в средиземноморском Мармарисе.

Глава государства избежал сей участи, а с этим и вся «сюжетная линия» переворота обрела совершенно невыгодную для путчистов направленность. Эрдоган мобилизовал главный ресурс — вывел своих сторонников на улицы ночных Анкары и Стамбула. С той минуты, когда на площадях стали собираться турецкие граждане, а Эрдоган из Мармариса прибыл в Стамбул, мятеж на самом деле был обречён.

Эрдоган не победил, ему просто повезло. Хотя мятеж подавлен, он приблизил политическую кончину нынешнего турецкого лидера. Внутренний раскол Турции, предвестник гражданской войны, настолько велик, что это проявилось в самом сильном институте государства. Армия и силовые ведомства оказались расколоты даже в большей степени, чем это предполагалось ранее. Главными организаторами переворота названы высокопоставленные чины в ВВС и жандармерии (аналог внутренних войск). На турецкую жандармерию легла одна из основных нагрузок при продолжающемся подавлении курдского повстанческого движения на юго-востоке страны. Военно-воздушные силы были избавлены от «черновой» полевой работы в войне с собственным народом, но и их чаша терпения переполнилась.

В первых публичных заявлениях «Мирного совета» чётко прозвучала мысль о надвигающейся в Турции катастрофе, если у власти будет оставаться Эрдоган. Президент за почти полтора десятка лет правления «зачистил» армию до основания. Но, как совсем недавно обращало внимание своих читателей EADaily, некоторые этажи армейской иерархии остались крайне враждебны «умеренному исламисту», восседающему на верхушке власти. Это уровень среднего офицерского звена, большей частью полковники. Это они на несколько часов парализовали работу Генштаба, подняли в воздух авиацию и перебросили для захвата стратегических объектов внутренние войска.

Теперь у Эрдогана только две дороги: или добровольное сложение властных полномочий, или тотальная чистка всех уровней силового блока Турции. Первое можно сразу исключить, ибо у Эрдогана просто отсутствует внутренний «миротворческий код». Он не уйдёт, хотя именно этот шаг стал бы выходом из кризиса, недопущением его трансформации в катастрофу. Напротив, почувствовав новый прилив сил, определённый «кураж» от сложившихся в его пользу обстоятельств, он пойдёт до конца. Пойдёт, и еще больше приблизит свой собственный крах как политика.

Надлом у турецкого избирателя всё равно произошёл. Вместе с этим, за периметром турецких границ Эрдоган растерял последние остатки доверия. Один из главных ресурсов Эрдогана — монолитность политической элиты и силового аппарата — разошёлся по швам. Произошёл не просто системный сбой. Зависла вся «операционная программа» политического уклада Турции.

Эрдоган станет перезапускать её в привычной репрессивной манере, но с ещё более выраженным агрессивным акцентом. Он не устоит перед соблазном «окончательно разобраться» не только с военными и Гюленом, но и со своими внутриполитическими оппонентами. Будь то светская Республиканская народная партия или прокурдская Партия демократии народов. А это прямая дорога к диктатуре, создать которую Эрдогану никто на Западе не позволит.

Роль США и их европейских союзников по НАТО во всей этой истории также ещё предстоит тщательно осмыслить. С Эрдоганом до попытки переворота мало кто на Западе желал лично пожимать руку. Теперь тем более к нему будет превратное отношение. Как минимум из-за того, что допустил «мини-войну» на улицах Анкары и Стамбула с десятками жертв, подчеркнём, не в следствии терактов, а вооружённого противостояния внутри государственной власти. Бойня одних силовиков с другими, с привлечением армейской авиации и тяжёлой военной техники, в стране-члене НАТО — это немыслимая и позорная для США и ЕС ситуация.

К Эрдогану на Западе ещё задолго до последних событий повернулись спиной, отнесли его к нерукопожатным и провальным лидерам. И даже запустили план его методичного, но без «эксцессов», отстранения от власти (план к условным названием «АнтиЭрдоган»). Но чтобы вот так, с военным переворотом, который союзники Турции по евроатлантическому блоку изначально исключили из инструментария плана «АнтиЭрдоган», — оказалось для Вашингтона и европейских столиц сродни холодному душу.

Оказалось, что в Турции всё намного хуже, чем прогнозировали западные разведки. Главный «ньюсмейкер» победы Эрдогана над путчистами — Национальная разведывательная организация (MIT), и та была «не в курсе», и едва устояла под яростным натиском заговорщиков.

Повод, условную отправную точку подготовки мятежа, с нашей точки зрения, следует искать в середине февраля 2016 года. 17-го февраля в Анкаре произошёл взрыв. Из 28 погибших 22 были военными пилотами. Ответственность за атаку взяла на себя одна из боевых организаций турецких курдов. В СМИ тогда просочились сведения, что Эрдоган лично отдал распоряжение всячески утаивать факт гибели офицеров-лётчиков. Не получилось, более того, часть генералов и полковников ВВС Турции, с того времени затаили на президента непреодолимую злость. Во что она и многие другие недовольства части военного сословия страны вылилась, показала ночь с 15 на 16 июля.

Что касается причин вооружённого путча, то они заслуживают обстоятельного анализа, избавленного от первых впечатлений от случившегося. Ещё важнее понять дальнейшую внутриполитическую динамику в Турции. Впрочем, уже сейчас очевидно следующее.

Эрдоган попал в ловушку, выход из которой установлением чрезвычайного положения, комендантских часов, последующей встряски всего силового аппарата ему найти не удастся.

То, что Эрдоган, по большому счёту, обречён, спорить не буду. Но вот положения, что заговор был хорошо организован, и президенту просто повезло – глупость. Был бы правильно организован, недосултан в живых не остался бы. Судя по всему, знал он о заговоре и смог переиграть заговрщиков. Значит, поживёт ещё курилка, успеет проредить ряды своих врагов, как реальных, так и потенциальных, развалит турецкую армию, что приведёт к резкому уменьшению внешнеполитической активности. Не до построения новой Османской империи ему будет, что для нас – выигрыш в чистом виде. И отношения с Пиндостаном у него окончательно испортятся, что не может не радовать.

Турция как геополитический игрок на время выбыла из игры, — эксперт

ПУХОВ Руслан

О причинах провала военного переворота и последствиях для России

К утру субботы стало ясно, что попытка военного переворота в Турции не удалась: президент Реджеп Тайип Эрдоган и его соратники удержались у власти. О причинах провала путча и возможных последствиях событий пятничной ночи для России корреспонденту «Ъ» ПАВЛУ ТАРАСЕНКО рассказал РУСЛАН ПУХОВ — директор Центра Анализа стратегий и технологий, а также один из авторов готовящейся к публикации книги «Турецкая военная машина: сила и слабость».

— Стали ли события в Турции для вас неожиданностью или некие сигналы поступали давно?

— Когда появилась первая информация о том, что в Турции происходит военный переворот, мы — я и мои коллеги — не были удивлены. Но вчера я бросил фразу: «Один шанс из ста, что переворот удастся».

— Почему?

— В Турции в кризисные моменты армия традиционно брала на себя ответственность (за ситуацию в стране.- ред.). Так было в 1960 году, в 1971, 1980, важные события происходили в 1997 году (тогда военные добились упразднения правительства премьер-министра Неджметтина Эрбакана.- ред.). Однако когда к власти пришел Реджеп Тайип Эрдоган, он начал методично «зачищать» армию от нелояльных ему людей — причем даже не ему лично, а просто чуждых по взглядам, то есть сторонников светской Турции по модели Ататюрка. И это продолжалось на протяжении последних десяти лет. На позиции этих людей Эрдоган ставил лично преданных ему партийцев либо выходцев из спецслужб. Одновременно с этим в армии очень сильно насаждались нормы ислама. Скажем, раньше турецкий военный, который не пьет виски и не ест свинину — это было нонсенс. Сейчас все совсем иначе. В общем, Эрдоган не сидел, сложа руки, и его победа закономерна.

— Какие еще причины можете назвать?

— Сторонники Эрдогана — это достаточно сплоченная группа. Считается, что это около половины турецких избирателей. Те же, кто против него, разобщены, это совсем разные люди. При этом армия с 1980-ых годов сильно изменилась: сейчас это уже не та монолитная организация с единым взглядом на мир, каковой была раньше. Она сейчас разнородна. Стоит также понимать, что политики и сотрудники спецслужб в области внутренней политики всегда оказываются в более выгодных позициях. Военные могут переиграть всех «в короткую», но в длинном марафонском забеге в политической жизни они, конечно, слабы.

— Чего теперь можно ожидать от Реджепа Эрдогана?

— С одной стороны, ему сейчас стоит праздновать победу — переворот не удался. Президент будет жестоко преследовать своих оппонентов. С другой стороны, он понимает, что общество расколото. Понимает, что даже неудавшийся переворот показывает: его политика — как международная, так и внутренняя — поставила страну на грань гражданской войны. Фактически, довела до катастрофы.

Совершено очевидно, что Турция как геополитический игрок на время (не готов говорить, будет ли это, например, 17 месяцев или три года) фактически выбыла из игры.

Когда у тебя мятеж внутри страны (пусть и подавленный), тебе явно не до обещанного ранее вторжения в Сирию. Не до того, чтобы поддерживать татар в Крыму. Не до денежных пожертвований армии Украины. Тебе уже сложно пакостить армянам, поддерживая азербайджанцев. Тебе уже с трудом будет удаваться засылать своих агентов на Северный Кавказ, потому что это станет известно российским спецслужбам и ты получишь серьезный ответ.

— То есть произошедшее в Турции российскому руководству на руку?

— Думаю, Эрдоган и его люди теперь будут сговорчивее. В частности, в том, что касается российских проектов.

Турки на протяжении многих лет «кошмарили» «Лукойл», которому в итоге пришлось из этой страны уйти. Они шантажировали «Газпром» и держали в напряжении наших атомщиков — хотя не было более льготных условий в мире, чем при строительстве атомной станции «Аккую». Туда мы вкладываем миллиарды, а деньги получать будем потом, когда начнется генерация электроэнергии. Помните Остапа Бендера? «Утром деньги, вечером стулья». Здесь ровно наоборот: Эрдогану и его людям удалось продавить принцип «Утром стулья, вечером деньги. А может деньги и вообще никогда». И все равно они (власти Турции.- ред.) играли на наших нервах.

Сейчас же им будет совершенно не до этого.

Вот с этим экспертом совершенно согласен!

Фейк дня

Когда - между часом и двумя часами ночи - стало ясно, что фсё, не клеится, в западной прессе был запущен наброс про инсценировку переворота. Поскольку информации мало, и у путчистов не клеилось буквально с самого начала (потому и верхушку путча светить не стали), наброс оказался довольно правдоподобным. Но увы, разочарую поверивших, это действительно фейк.

«Зелен виноград». J Запад – Пиндостан, по крайней мере – наверняка причастен к попытке переворота. Вот и появляются такие набросы.

Tags: Турция, война с западом
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments