arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-330

Айкан: близится "судный день" для фондовых рынков

Легендарный инвестор Карл Айкан известен тем, что пишет каждый месяц письма своим клиентам, где подробно объясняет свое видение экономической ситуации в мире.

Именно поэтому мировые финансовые СМИ крайне внимательно следили за его интервью телеканалу Bloomberg, которое получилось довольно экспрессивным.

Айкан не только дал оценку последствиям прихода к власти Дональда Трампа в США, но и поделился довольно мрачными прогнозами, которые он строит в отношении рынка. В ответ на вопрос журналиста о том, стоит ли сейчас инвестировать в акции, он отметил, что это крайне рисковое занятие:

"Конечно, есть хорошие компании. Но я застраховал свои позиции. Более того, так много на хеджирование позиций я еще никогда не тратил. Рынок слишком переоценен: более чем в 20 раз, если говорить об индексе S&P, и я объясню почему. Во многом такая ситуация складывается из-за нулевых процентных ставок. У нас нулевые процентные ставки и много программ по обратному выкупу акций. Все это свидетельствует об одном: деньги больше не обращаются в капитал.

Посмотрите на это с точки зрения богатой семьи: "Мы получим массу удовольствия, будем и дальше печатать долговые расписки, заработаем репутацию". В общем, так и будет продолжаться, пока вы не разоритесь. Вот примерно это и происходит в нашей экономике. Нулевые процентные ставки приводят к огромным пузырям".

Он также отметил, что основной причиной надвигающегося обвала на мировых фондовых площадках являются отрицательные банковские ставки, которые указывают на аномальную ситуацию в мировой экономике.

"Я думаю, что рынок находится в буквальном смысле на очень высоких уровнях благодаря нулевым процентным ставкам, и если вы присмотритесь повнимательнее, то поймете, что доллар сейчас довольно сильный, а это может негативно повлиять на уровень международных заработков. Компании из индекса S&P500 фактически живут за счет своих зарубежных доходов. И однажды это может больно ударить. Так или иначе придет день расплаты. Я видел такое много раз в моей жизни. Когда дела идут хорошо, вы выглядите отлично. Просто на седьмом небе! Но однажды вам придется спуститься с небес на землю и перестать покупать. Я не говорю, что это произойдет завтра, на следующей неделе, в следующем месяце или в следующем году. Но это произойдет, поэтому необходимо сменить направление нашей экономики.

Тысячи руководителей, гендиректоров компаний осознают проблему. Они говорят, что в один прекрасный день все станут банкротами. Мы потеряем целое состояние. Какого черта я должен инвестировать в больший капитал или машинное оборудование?! Мы будем неконкурентоспособны, а следовательно, трудно будет создавать рабочие места для среднего класса. Сейчас мы занимаемся не производством, а предоставлением услуг".

Как видите, известный человек пишет о том же, что и я.

Темпы роста китайской экономики в последние годы замедлились, но у нее по-прежнему сильные показатели: на долю Китая приходится примерно треть общемирового экономического роста.

Кроме того, рост становится более устойчивым, так как меняется его модель: на место инвестиций и экспорта приходят внутренний спрос и услуги.

Накануне сентябрьского саммита "Большой двадцатки" в Ханчжоу Китай активно призывает к программам структурных реформ, стимулирующих рост в развитых и развивающихся странах. Но у самого Китая имеются серьезные риски внутри страны.

Заместитель главы Международного валютного фонда (МВФ) Дэвид Липтон в своей статье на Project Syndicate отметил, что в Китае продолжает расти неоправданно высокими темпами внутреннее кредитование, при этом объем корпоративной задолженности приблизился к опасным уровням.

о данным недавно опубликованного ежегодного доклада Международного валютного фонда о состоянии китайской экономики, объемы кредитования в стране растут примерно в два раза быстрее, чем объемы выпуска. Быстрый рост наблюдается как в частном нефинансовом секторе, так и в расширяющемся и тесно переплетенном финансовом секторе, который по-прежнему остается непрозрачным. Хотя темпы роста кредитования по международным стандартам являются высокими (а это ключевой признак потенциального кризиса), его позитивный эффект на темпы роста экономики снижается.

Тревожные сигналы очевидны, и в целом китайское правительство признает наличие проблемы. Но для предотвращения кризиса ему надо немедленно заняться всеобъемлющими реформами, которые позволят устранить базовые причины проблем с корпоративной задолженностью. К их числу относятся слишком мягкие бюджетные ограничения для госпредприятий и региональных властей, прямые и косвенные долговые гарантии правительства, излишняя склонность к риску в финансовом секторе. Все это существует благодаря завышенным официальным целевым показателям роста экономики.

Для решения этой проблемы китайскому правительству надо, как выразился премьер-министр Ли Кэцян, "безжалостно зарезать зомби-предприятия". Этот отсев должен сопровождаться четкой стратегией по реструктуризации компаний, которые еще можно спасти; признанием и распределением убытков кредиторов; вниманием к работникам, оставшимся без работы, а также к иным социальным издержкам; дальнейшим открытием рынков для частного сектора. В более фундаментальном смысле правительство должно признать неизбежность снижения темпов роста экономики в ближайшее время.

Особенно важно реструктурировать госпредприятия. Многие из них находятся фактически в предсмертном состоянии: на их долю приходится лишь пятая часть всего промышленного выпуска и при этом почти половина всей суммы корпоративной задолженности. Серьезная реструктуризация, в том числе ужесточение бюджетных ограничений, прекращение кредитования нежизнеспособных фирм, остановка выдачи госгарантий по долгам плюс некоторые другие реформы на стороне предложения, которые уже начались, – все это создаст пространство для более динамичных компаний и поможет росту.

Во многих отношениях Китай уникален, но это далеко не первая страна, которая столкнулась с трудностями из-за корпоративных долгов. Руководству Китая надо выучить три обобщенных урока из опыта других стран. Во-первых, власти должны действовать быстро и эффективно - так, чтобы сегодняшняя проблема корпоративной задолженности завтра не превратилась в системную долговую проблему.

Во-вторых, они должны работать как с кредиторами, так и с должниками: в некоторых странах выбранные решения касались только одной из этих групп, что посеяло семена будущих проблем.

Наконец, необходимо выявить и реформировать те структуры в системе управления, которые привели к возникновению данной проблемы. Как минимум Китай нуждается в эффективной системе банкротств, в более строгом регулировании порядка оценки рисков, в улучшении качества финансовой отчетности, резервировании по кредитным убыткам, а также в новых правилах раскрытия финансовой информации.

Влиятельные публичные фигуры в Китае охотно выбрали из международного опыта только те уроки, которые свидетельствуют о том, что сдерживание корпоративных займов может привести к краткосрочному замедлению темпов роста и социальным издержкам, например к безработице. Это оправданные тревоги, но альтернативные шаги – полумеры или вообще отказ от реформ – лишь ухудшат и так уже плохую ситуацию. Китаю следует начать с реструктуризации нежизнеспособных компаний в регионах, где отмечены наиболее высокие темпы роста экономики, работники смогут быстрее найти там новые рабочие места, а реформы вряд ли повредят росту. Власти будут действовать более избирательно в дальнейшем, когда речь зайдет о реструктуризации компаний в регионах с низкими темпами роста или городах, где местная экономики зависит от какой-либо одной компании.

Кроме того, структурную безработицу и издержки переселения работников можно смягчить с помощью сильной системы социальной поддержки, в том числе выделения средств на целевую переквалификацию, для того чтобы работники могли вновь встать на ноги. Такой подход позволил бы продемонстрировать заботу правительства о тех, кому грозит потеря работы.

Похвально, что Китай уже начал работать над решением долговой проблемы, в частности над снижением долговой нагрузки. В текущем пятилетнем плане говорится о сокращении избыточных мощностей в угольной и сталелитейной промышленности, о выявлении и реструктуризации нежизнеспособных "госпредприятий-зомби", о финансировании программ поддержки пострадавших работников.

Пришло время для более широких реформ в Китае. На балансах банков все еще относительно мало просроченных кредитов, а резервы высоки. С издержками потенциальных убытков по корпоративным долгам (в последнем докладе МВФ о мировой финансовой стабильности они оцениваются в 7% ВВП) можно справиться. Более того, у правительства имеются значительные подушки безопасности: размер госдолга сравнительно низок, а золотовалютные резервы, наоборот, относительно высоки.

Вопрос в том, сможет ли Китай разрулить проблему долгов, до того как эти запасы будут исчерпаны. Учитывая былые экономические успехи и готовность правительства реализовать амбициозную программу реформ, Китай способен принять этот вызов. Но начинать надо уже сейчас.

Ничто не даётся бесплатно. Выход Китая в мировые лидеры промышленности, стоил очень много денег. Но я уверен, что китайцы эту проблему, пусть с трудом, но разрешат.

Неолиберализм - доминирующая последние 30 лет экономическая система на Западе - на последнем издыхании, считает лауреат Нобелевской премии, экономист и бывший советник экс-президента США Билла Клинтона Джозеф Стиглиц.

В своей последней книге "Евро: как единая валюта ставит под угрозу будущее Европы" он рассуждает о том, что основные недостатки евро и европейской экономики в целом создают огромные проблемы для всего континента и в конечном счете грозят привести к краху.

С конца 1980-х гг. неолиберализм — идея свободной торговли, открытых рынков, приватизации, дерегулирования и сокращения государственных расходов, направленных на повышение роли частного сектора, что якобы является лучшим способом для стимулирования роста: доминирует в системе крупнейших экономик мира и международных организаций, таких как МВФ и Всемирный банк.

Политика Рональда Рейгана и Билла Клинтона в США и Маргарет Тэтчер в Великобритании часто приводится в качестве золотого стандарта неолиберализма. Кроме того, в последние годы в экономической политике Джорджа Осборна и Дэвида Кэмерона в Великобритании продолжают доминировать неолиберальные традиции.

Тем не менее после финансового кризиса 2008 г. в экономических и политических кругах все чаще прослеживается мнение о том, что неолиберальные идеи – явно не самый правильный путь развития: последние несколько лет резко вырос разрыв между богатыми и практически нищими, о низком экономическом росте во многих странах и говорить не приходится.

Стиглиц, получивший в 2001 г. Нобелевскую премию "за анализ рынков с несимметричной информацией", стал одним из самых ярых критиков неолиберализма, заявляя, что "неолиберальной эйфории", охватившей мир в 80-х гг. прошлого столетия, уже давно нет и в помине.

"Я могу рассуждать об этом либо с точки зрения политика, либо с научной точки зрения. Однако, как мне кажется, в научных кругах эти идеи были бы отвергнуты. Молодежь не заинтересована в установлении неолиберальной системы, она пытается понять основную ошибку рыночной системы, понимая, что подобная экономическая система провальна. Это касается и микроэкономики, и макроэкономики. Я бы не стал говорить, что это проявляется повсеместно, но это сейчас явно доминирует. Думаю, что в политических кругах придерживаются того же самого мнения. Многие понимают, что рыночная система работает далеко не так хорошо, как хотелось бы, но власти не в силах это исправить".

Стиглиц продолжает утверждать, что опровергнут один из центральных принципов неолиберальной идеологии: рынок действует лучше, если его оставить в покое, нерегулируемый рынок гораздо быстрее приведет к экономическому росту, а в конечном итоге это пойдет на пользу всем.

"Мы ушли от неолиберальной эйфории, когда были уверены, что "рынок будет хорошо работать всегда". Все, что нам сейчас нужно, – это дать понять властям, что "рыночная система не работает". И сейчас уместнее всего было бы решить, как справиться с этой ситуацией".

Иными словами, Стиглиц заявляет: "Неолиберализм умер в развивающихся и развитых странах".

И Стиглиц в своем убеждении не одинок. Экономисты МВФ, остававшиеся в течение долгого времени ярыми поклонниками неолиберальных идей, поставили под сомнение эффективность некоторых их аспектов, особенно когда речь зашла о росте неравенства.

"Рост неравенства, порожденный финансовой открытостью и жесткой экономией, может сам по себе сократить рост. Сейчас есть убедительные доказательства того, что неравенство может значительно снизить уровень и долговечность роста", - отметили экономисты Джонатан Остри, Пракаш Лунгани и Дэвид Фурсери.

"Многие начинают понимать сейчас, что некоторые аспекты неолиберальной идеологи стоит переосмыслить. Наши прежние убеждения оказались в корне неверными", — заявил Остри в Financial Times.

Крах неолиберализма

Падение неолиберализма особенно очевидно в Великобритании, где был установлен режим жесткой экономии, после того как к власти в 2010 г. пришла Консервативная партия. Премьер-министр страны Дэвид Кэмерон и канцлер казначейства Джордж Осборн резко сократили бюджетный дефицит благодаря шестилетней программе жесткой экономии.

Тем не менее после отставки Кэмерона на фоне Brexit финансовое стимулирование в Великобритании начало набирать обороты в качестве средства по стимулированию роста. Ожидается, что новый канцлер Филипп Хэммонд объявит о той или иной форме финансового стимулирования.

"Период жесткой экономии для Великобритании окончен", — заявил в середине июля Оскар Уильямс-Грат из BS.

По другую сторону Атлантики оба кандидата в президенты Хиллари Клинтон и Дональд Трамп выступают за расширение государственных заимствований для финансирования инфраструктурных проектов. Рэндал В. Форсайт на прошлой неделе заявил: "Мы все сейчас кейнсианцы, лихо заявил президент Ричард Никсон, после того как был утвержден его новый экономический план в 1971 году. Сейчас ситуация повторяется, кандидаты обеих партий призывают к увеличению государственных расходов, в частности тех, которые нужны на реализацию инфраструктурных проектов".

Стиглиц утверждает, что неолиберализм не может быть полностью разрушен, хотя, конечно, это можно оспорить с разных точек зрения.

Ещё один интересный взгляд оттуда.

Цены на золото еще не достигли своего пика, уверены эксперты управляющей компании State Street Global Advisors (SSGA).

Как отмечает вице-президент компании SSGA Робин Циу, даже несмотря на рост цен на 26% в первой половине текущего года, стоимость драгоценного металла продолжит увеличиваться из-за растущего беспокойства инвесторов относительно стабильности мировой финансовой системы.

С начала года цены на золото выросли с $1060 за тройскую унцию до $1340 за тройскую унцию, причем последние два месяца цены движутся в коридоре $1320-1360 за тройскую унцию.

Однако, согласно прогнозам аналитиков SSGA, до конца года стоимость золота пробьет верхнюю границу летнего коридора и продолжит рост на фоне растущих рисков замедления мировой экономики из-за Brexit, выборов в США, сокращения темпов экономического роста Китая.

"Мы крайне оптимистичны относительно перспектив золота на ближайшие 6 месяцев. Сейчас цены на золото замерли в ожидании появления нового катализатора роста или очередной порции негативной макроэкономической статистики", - заявил Робин Циу.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА TRIOMARKETS

Герасимос Папагианнис

Глава аналитического отдела рынков TrioMarkets

TrioMarkets "Цены на золото имеют существенный потенциал для роста, поскольку инвесторы не желают наращивать долю облигаций в портфелях из-за нулевых ставок. В этих условиях очень привлекательно выглядит золото, особенно с учетом того, что теперь котировки фьючерсов на поставку драгоценного металла уже не так резко реагируют на укрепление американской валюты.

До конца года тройская унция может преодолеть отметку $1400, а уже в первой половине 2017 г. будут попытки преодолеть психологически важную отметку - $1500".

После прихода песца официально, цена на золото подпрыгнет в разы.
Tags: кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments