arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Германские зигзаги

Средства массовой информации Германии с большим увлечением обсуждали конфликт между президентом США Дональдом Трампом и представителями судебных властей, заблокировавших действие указа о временном запрете на въезд в США граждан семи мусульманских стран. Особенно подчёркивалось в немецких СМИ единодушие судей апелляционного суда в Сан-Франциско, которые, как пишет Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung, выстояли против «беспрецедентных в американской истории атак Трампа на судебную систему».

Сюжет развивался стремительно: Дональд Трамп вступил в должность президента 20 января, указ он подписал 27 января, решение федерального судьи в Сиэтле последовало 4 февраля, а апелляционный суд в Сан-Франциско вынес своё решение 9 февраля.  Правда, что касается американской истории, тут Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung допустила неточность: юридические споры с президентами в истории США не только происходили, но и не были такой уж редкостью. Причём у Трампа дело пока не дошло до Верховного суда - высшей судебной инстанции, с которой конфликтовали Линкольн  и Рузвельт, Трумэн и Никсон (который, кстати, в ходе конфликта подал в отставку, чтобы избежать импичмента). Да и Барак Обама был вынужден отстаивать в Верховном суде медицинскую реформу, а в 2016 году та же судебная инстанция отклонила план Обамы легализовать миллионы мигрантов, проживающих в США без законных на то оснований (по оценкам, 11-12 миллионов человек).

Эти факты  автору статьи Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung наверняка тоже известны, но дело в том, что СМИ в Германии не упускают случая кольнуть нового президента США или указать на его трудности и ошибки. Вообще, в евроатлантическом сообществе такое увидишь не часто. С одной стороны, канцлер и члены правительства изъявляют готовность к сотрудничеству с новой американской администрацией, с другой - уверения официальных лиц перемежаются резкими выпадами, причём не только прессы (здесь особенно большой резонанс получила обложка журнала Spiegel – см. рисунок), но и влиятельных в политике людей.

Среди таких людей, например, глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер. В интервью берлинской Tagesspiegel, опубликованном 11 февраля, он заявил: «Дональд Трамп пугает меня». Пугает, говорит Ишингер, в числе прочего, тем, что «пренебрегает всеми правилами». А это для немецкого менталитета, который зиждется на уважении к правилам и порядку, - аргумент серьёзный. Конфликт между исполнительной и судебной ветвями власти по поводу иммиграционного указа преподносится как яркий пример подобного пренебрежения.  

Однако Ишингер принадлежит к верхушке немецкого общества. Что же касается массы граждан, то их очень мало волнует юридическая сторона споров между президентом и судьями в Америке, зато их очень волнует, что будет дальше с иммиграцией в их собственной стране. Если поставить в лоб вопрос, был бы полезен запрет на иммиграцию из стран ислама и для Европы, то мы получим следующую картину. В 10 странах Евросоюза положительный ответ дают в среднем 55% жителей. Это следует из результатов опроса, проведенного британскимChatham House – Королевским институтом международных отношений (см. рис.).

Опрос: «Согласны ли вы с тем, чтобы остановить иммиграцию из стран с мусульманским населением (в процентах)?»

Источник: chathamhouse.org

При этом в трёх странах ЕС, охваченных опросом (Франция, Бельгия, Венгрия), остановить иммиграцию из стран ислама хотят более 60% населения, в Австрии – более 70%.    Едва ли в странах Евросоюза, которые не были включены в вопрос, картина существенно иная. К примеру, в Нидерландах один из самых, если не самый популярный политик Герт Вилдерс, который считает, что ислам опаснее национал-социализма, выдвигает требование закрыть мечети и сравнивает Коран с гитлеровским «Mein Kampf».

Для германского правящего класса такая позиция неприемлема. Политики в ФРГ давно внушают населению, что «ислам принадлежит Германии». В 2010 году эта фраза, прозвучавшая  из уст тогдашнего федерального президента Кристиана Вульфа в его торжественной речи по случаю 20-летия объединения Германии, вызвала огромный резонанс. Между тем ещё четырьмя годами раньше, в 2006 году, сакраментальную фразу «Ислам – это часть Германии и Европы» произнёс Вольфганг Шойбле – нынешний министр финансов и одна из ключевых фигур на немецком политическом Олимпе. После Шойбле и Вульфа о принадлежности ислама Германии говорили и федеральный президент Йоахим Гаук, и канцлер Ангела Меркель. Представление об исламе как «части Германии» настолько укоренилось в правящем слое, что приток мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки смущает того же Шойбле куда меньше, чем присутствие в Европейском союзе православной Греции.

Ведь с тех пор как немцам объявили, что ислам – это часть их страны, Германия  под воздействием миграционного кризиса изменилась местами до неузнаваемости. «Колоссальный и неконтролируемый импорт больших контингентов населения из кризисных регионов мира приводит к тому, что в Германии умножаются симптомы “несостоявшегося государства” (failled state)», - констатирует Junge Freiheit. К числу этих симптомов относится расширение так называемых запретных зон - территорий, на которых полиция и органы правосудия не в состоянии обеспечить неукоснительного соблюдения действующих законов. Согласно недавнему опросу, 27% немецких женщин испытывают чувство беспокойства  (за собственную безопасность). При этом они уже не слишком полагаются на защиту  полиции: 62% опрошенных женщин избегают некоторых улиц, парков и площадей (ещё 2 года назад процент таких запуганных был вдвое меньше), 31% женщин стараются не пользоваться вечером  общественным транспортом.

Мигранты заявляют свои права на вмешательство в традиционный жизненный уклад немцев во всё более агрессивной форме. Если в 2016 году благодаря массовому применению полицейских сил в Кёльне удалось не допустить повторения случаев нападений на женщин, то о других городах (например, о Франкфурте-на-Майне) этого не скажешь. Да и можно ли считать нормальной ситуацию, когда в том же Кёльне перед карнавалом пришлось выстроить бетонные баррикады против въезда грузовиков, чтобы не повторилась трагедия, которая произошла в Берлине на рождественской ярмарке?  Администрация общежитий для беженцев получила распоряжение не рекомендовать своим постояльцам участие в карнавале. Такие беспрецедентные меры приходится принимать в Кёльне – столице традиционного карнавала, куда в прежние годы съезжались до 2 миллионов гостей.

По официальным данным, на иммиграционной волне  в Германию прибыли 600 человек, связанных  с исламскими террористическими группировками. Как ни удивительно, вопрос о высылке этих людей из страны не ставится, хотя вряд ли они оказались в полицейских списках случайно. Как великое достижение властей и канцлера лично изображают соглашение с федеральными землями об упорядочении высылки мигрантов-нелегалов. В тени остается маленький нюанс: взамен каждого высланного нелегального мигранта из Турции прибудет в Германию мигрант легальный, и от перемены мест слагаемых сумма не изменится.

Характерно, что рейды по поимке нелегальных мигрантов, проведенные на прошлой неделе в шести штатах США, немецкая пресса прокомментировала вяло, хотя, по сути, ограничения на иммиграцию, введенные Трампом, очень близки к тому, что вынуждены будут вскоре предпринять власти самой Германии. Разница только в том, что немецкие власти действуют исключительно под давлением предстоящих выборов, а в США выборы уже состоялись.

Лишнее доказательство того, что немцами правят ублюдки, принципиально игнорирующие интересами Германии.

==================================================================

Или рокировка в СДПГ

Нет в мире более верноподданного народа, чем немцы. Классик немецкой литературы Генрих Манн даже написал роман «Верноподданный», в котором изобразил, как люди избавляются от комплексов через поклонение кайзеру и какие негодяи в результате этого получаются. Роман написан сто лет назад, но это нисколько не убавляет его актуальности, поскольку события, происходящие на политической арене Германии, вполне отвечают духу этого произведения.

Только теперь идолом, которому поклоняются участники политического лицедейства, стал вместо кайзера немецкий Неолиберализм - господин во всех отношениях положительный. Правда, в семье не без урода. Даже в Германии найдутся какие-нибудь слишком левые или очень правые партии, готовые спустить этого господина с политических высот и отправить на свалку истории. Однако пока господин Неолиберализм чувствует себя в безопасности. Тем более что главные участники политического цирка - крупнейшие партии Германии - действуют вполне в духе романа Генриха Манна.

И если вообразить предстоящие парламентские выборы в ФРГ в виде группового забега на арене цирка, то подготовка главных бегунов представляет собой красочное и умилительное зрелище.

Начало года был ознаменовано свистком судьи, приглашавшим к выходу на старт. Забег ещё не начался, но командное построение уже идёт полным ходом. Суетятся и перестраивают свои ряды в первую очередь социал-демократы.

Об этой почтенной команде надо сказать отдельно. В прошлый забег она стартовала не очень хорошо подготовленной. Впереди пыхтел страдающий одышкой Зигмар Габриэль, в его тени прятался Франк-Вальтер Штайнмайер, далее растянулись другие бегуны. Команда всё больше отставала от лидеров, и ближе к финишу социал-демократы поняли, что приза им не видать. Этот вывод натолкнул их на мысль пристроиться к ХДС/ХСС, топавшему по арене с напором ломового битюга.

Замысел удался. В результате «красные» социал-демократы побратались с «чёрными» христианскими демократами и получилась «Большая коалиция». С трибун раздались свистки болельщиков СДПГ: как же так, товарищи? Вы изменяете делу немецкого рабочего класса! Разве не вы плевали в соперников и обзывали их последними словами?

- Поглядите на календарь, какой век стоит на дворе? – отвечали социал-демократические товарищи. Что за дело вы нашли немецкому рабочему классу? Сегодня главное дело – это дело господина Неолиберализма. Между прочим, у этого господина имеются надувные шарики с веселящим газом равенства, братства и сексуальной свободы. Он очень положительный господин, не чета вашим классовым интересам. К тому же его полномочной представительницей будет наидобрейшая мамочка Меркель, которая каждого из вас наделит таким шариком.

Мамочка услышала речи своих союзников и щедро наградила их постами в новой коалиции. Запыхавшийся Габриель стал вице-канцлером и министром экономики, а Штайнмайер - министром иностранных дел. Ещё несколько членов команды получили места поскромнее, но вполне приличные.

Кончилось это так, как и следовало ожидать. Часть болельщиков СДПГ покинули трибуны, и рейтинг крупнейшей когда-то партии Германии скатился до жалких 20%, чего не бывало со времен Генриха Манна.

Рейтинг рейтингом, а коалиционные обязательства выполнять надо. И втянулись бывшие товарищи во все сомнительные дела мамочки Меркель – и в антисоциальную политику, и в кризис с беженцами, и в украинскую авантюру.

Трудились не покладая рук, пока не прозвучал новый свисток судьи на старт.

Тут сбились они в кучу и спрашивают друг друга: мы кто - товарищи или всё же господа? Ведь эти, оставшиеся на трибунах, думают, что мы товарищи! Но нельзя же Зигмара и Франка-Вальтера снова выпускать на дистанцию в майках с надписями «Товарищ из СДПГ». Засмеют. Пивными банками забросают. Никто не поверит. Последних сторонников потеряем. Этих ребят надо с дистанции снимать. Пусть сидят на солнышке, греются. Нужно другого героя искать. Который в порочных связях с Ангелой не замечен.

- Эврика! - воскликнул вдруг кто-то в команде. Есть такой герой. Мартин Шульц прозывается. В Европарламенте стул просиживает. Характер нордический, примерный семьянин, внешность для главного избирателя - женщин среднего и старшего возраста - самая подходящая. Трёхдневную щетину носит.

- А как он докатился до нордического характера, - раздались недоверчивые голоса, - в наше время таких не бывает.

- С молодости сильно пил, - отвечали знающие люди, – на другие развлечения сил не хватало.

Ответ был убедительный, и Мартин Шульц занял место во главе группы бегунов.

Появление нового лица воодушевило трибуны. Рейтинг партии резко подскочил.

- Это тебе кредит, – кричали зрители, – не подведи!

Но что делать с прежними героями, Габриэлем и Штайнмайером? Нельзя же их в раздевалке запирать, некрасиво как-то. Что люди подумают?

С прежними героями был придуман замечательный трюк. Штайнмайера, как любителя сидеть в тени, определили на место президента всея федеративной республики. Место не пыльное, но доходное. Ни за что не отвечаешь, и зарплата неплохая. Пусть сидит. Ему там хорошо будет.

А Габриэля посадили на скамейку запасных. В должности министра иностранных дел. На всякий случай. Он сейчас вес сбрасывает, в форму приходит. Вдруг новый кандидат в канцлеры Шульц с резьбы сорвётся, запьёт, к примеру, или какую-нибудь глупость выкинет. Он же, как кот в мешке, непредсказуем. Тогда Габриэль быстренько на дорожку выбежит и его заменит.

Так и порешили.

Спросите, причём здесь верноподданные - в республике-то? А притом, что все перестроения в команде «красных» делались с благословения мамочки Меркель. Ей ведь не стоило труда не отдавать «красным» пост президента. А не отдай она это место - и вся цепочка замен на соревнованиях порвалась бы.

Короче, отдала. Согласилась, значит, с планом наступления «красных» на свои позиции. Вот до какой невероятной человечности неолиберализм доводит.

А уж про «чёрную» прессу вообще одно удовольствие рассказывать. Она так о перестроениях «красных» повествует, будто на её улице праздник случился. И очень поддакивает крикам о «свежей крови» и «новых импульсах». Мартин Шульц в её изображении вообще выглядит как сладкий пупсик, и уж никак не конкурент мамочки. И так пасхально она звенит по поводу появления «красного» президента Германии, что невольно приходит мысль: а ведь «Большая коалиция» никуда не делась. Она просто временно разъединилась на две команды в разных маечках, чтобы к финишу опять прийти вместе.

Знаете почему?

Потому что это самый надёжный номер, который может отработать СДПГ на арене цирка господина Неолиберализма. Оппозиционные «Альтернатива для Германии», Левая партия и зелёные стали настолько сильны, что не дадут СДПГ вырваться вперёд. Их совокупная мощь превышает мощь СДПГ и приближается к мощи ХДС/ХСС.

У социал-демократов может появиться только одно нетривиальное решение - создать «красно-красно-зелёную» коалицию. То есть выступить в союзе с Левой партией и зелёными. Как на победных земельных выборах в Берлине. Гарантий, конечно, нет, но всё же это шанс. Однако, чтобы принять такое решение, нужно быть товарищами. А они уже давно господа. Поэтому им верноподданический путь кажется удобнее. Да и «чёрные», видишь, как обхаживают.

Оттого процесс смены фигур на немецкой цирковой арене вызывает умиление. Всё как при кайзере.

Вот и ответ на вопрос, откуда берутся верноподданные его императорского величества германского Неолиберализма.

Чёрно-красная коалиция пока выглядит явным фаворитом, как недавно Клинтон и противники Брексита. Если немцы против сладкой парочки не мобилизируются, кранты Германии.

Tags: Германия, ЗАКАТ ЕВРОПЫ, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments