arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-387

Москва, 26 мая - "Вести.Экономика". Ключ к анализу пузырей лежит в том, чтобы определить причину их появления. Если правильно определить скрытую динамику, способность получать огромные прибыли и избегать потерь значительно вырастет. На основании данных 1929 г. текущий пузырь может обернуться большими, внезапными потерями для инвесторов.

Рынок сейчас особенно восприимчив к резкой коррекции.
И перед тем как пытаться определить текущую динамику пузыря, необходимо посмотреть на доказательства того, существует ли пузырь.
Например, возьмем индикатор CAPE – P/E Шиллера. Он был популяризирован экономистом Йельского университета, лауреатом Нобелевской премии Робертом Шиллером.
CAPE имеет ряд особенностей, которые отличают его от коэффициента "цена к прибыли", используемого на Уолл-стрит.
Во-первых, он использует скользящий десятилетний период прибыли. Это сглаживает колебания, основанные на временных психологических, геополитических и сырьевых факторах.
Вторая особенность заключается в том, что здесь проводится только анализ прошлого. Это исключает радужные сценарии при построении прогнозов доходов, которым так благоволят на Уолл-стрит.
Третья особенность заключается в том, что соответствующие данные доступны начиная с 1870 г., что дает возможность для надежных исторических сравнений.
В приведенном ниже графике показан CAPE с 1870 по 2017 гг., из чего можно сразу сделать два вывода: CAPE сегодня находится на том же уровне, что и в 1929 г. незадолго до того, как началась Великая депрессия. И второе: CAPE сейчас выше, чем перед паникой 2008 г.

Но приведенные данные вовсе не являются окончательным доказательством пузыря. CAPE был значительно выше в 2000 г., когда лопнул пузырь доткомов. Также приведенные данные не означают, что рынок завтра рухнет.
Но сегодняшний коэффициент CAPE составляет 182% от медианного коэффициента за последние 137 лет.
Учитывая явную вероятность пузыря, мы можем перейти к динамике пузыря. И начнем наш анализ с того, что есть два типа пузырей. Некоторые из них являются нарративными пузырями, другие – кредитными пузырями, которые обусловлены дешевыми кредитами. Они лопаются в разное время и по разным причинам. И здесь важно понимать разницу между ними, чтобы предугадать их дальнейшее движение.
Первый тип пузыря основан на новой парадигме, которая оправдывает отказ от традиционных оценочных показателей. Пузырь доткомов конца 1990-х гг. – яркий тому пример. Инвесторы взвинтили цены на акции без учета доходов, соотношения PE, прибыли, дисконтированного потока наличности или здорового баланса.
Пузырь доткомов лопнул в 2000 г., NASDAQ упал с более чем 5 тыс. до примерно 2 тыс., а затем потребовалось 16 лет, чтобы восстановить утраченные позиции, прежде чем они достигли максимумов в последнее время.
Второй тип кредитов имеет иную динамику. Если профессиональные инвесторы и брокеры могут занимать деньги под 3%, инвестировать в акции, зарабатывая 5%, и леверидж 3-в-1, они могут заработать 6% прибыли на акциях плюс здоровые доходы от прироста капитала, которые могут увеличить совокупный доход до 10% или выше.
Кредитным пузырям не нужна какая-либо хорошая история. Им просто нужны легкие деньги.
Психология и изменение поведения в одночасье.
Когда инвесторы поняли в 2000 г., что Pets.com не станет следующим Amazon, акции упали на 98% за 9 месяцев от IPO до банкротства.
Кредитный пузырь лопается, когда кредит исчерпывает себя. ФРС не будет повышать процентные ставки, просто чтобы лопнуть пузырь. Но ФРС поднимет ставки по другим причинам, в которые входит кривая Филлипса, которая предполагает компромисс между низким уровнем безработицы и высокой инфляцией, валютными войнами, инфляцией или ухода от нуля, связанного со следующим спадом.
Более высокие ставки могут привести к тому, что кредитный пузырь лопнет.
Другая основная причина разрыва кредитных пузырей – рост кредитных потерь.
Кредитные потери в одном секторе приводят к искажению условий кредитования во всех секторах и к спаду и коррекции фондового рынка.
Какой тип пузыря наблюдается сейчас? На какие признаки должны ориентироваться инвесторы, чтобы понять, когда лопнет этот пузырь?
Скорее всего, сейчас наблюдается кредитный пузырь, а не нарративный пузырь. Сейчас нет истории, похожей на историю пузыря доткомов. Инвесторы смотрят на традиционные оценочные показатели, а не вымышленные, содержащиеся в корпоративных пресс-релизах и исследованиях Уолл-стрит.
Милтон Фридман однажды довольно лихо заявил, что денежно-кредитная политика действует с запозданием. ФРС принудительно ввела в экономику легкие деньги с нулевой ставкой с 2008 до 2015 гг. и аномально низкими ставками до сих пор. И эффекты этого проявились сейчас.

На вершине нулевых или низких ставок ФРС напечатала почти $4 трлн новых денег при программе количественного смягчения. Инфляция сказалась не на потребительских ценах, а на ценах на активы. Акции, облигации, товары и недвижимость все парят над океаном маржинальных кредитов, студенческих кредитов, автокредитов, кредитных карт, ипотечных кредитов и их деривативов.
Теперь ФРС идет обратным путем. ФРС трижды повысила ставки за последние 16 месяцев и собирается поднять их еще трижды в следующие 7 месяцев. Кроме того, ФРС готовится провести программу количественного смягчения в обратном направлении за счет снижения баланса и сокращения базовой денежной массы. Это называется количественным ужесточением.
Кредитные условия уже начинают влиять на реальную экономику, потери студенческих кредитов растут, что не может не повлиять на формирование домохозяйств и географию мобильности выпускников. Растут потери в низкокачественном автокредитовании, которое пресекло продажи новых автомобилей. Поскольку эти потери потрясли экономику, ипотечные кредиты и кредитные карты также ощутят на себе последствия этого.
В ближайшее время можно ожидать рецессию. Фондовый рынок готовится к коррекции в условиях роста кредитных потерь и ужесточения условий кредитования. Никто не знает точно, когда это произойдет. Но как только рынок скорректируется, действовать будет слишком поздно.

После краха 29 года, за несколько лет цены на акции упали в 20 раз – до 5% от максимального значения до обрушения. Думается, в этот раз будет не менее впечатляющее падение. И это – в интересах банкстеров, которые допущены к печатному станку и смогут скупить за гроши немалую часть самых перспективных активов мира. Очень опасаюсь, что и российских тоже, Кудрин-Греф и им подобные об этом мечтают.

==================================================================

В минувший четверг мало кто из аналитиков обратил внимание на пикировку в комитете Сената США по банковской деятельности министра финансов США Стивена Мнучина с сенатором-демократом от штата Массачусетс Элизабет Уоррен (Elizabeth Ann Warren), профессором права, специалистом в области банкротств, работавшей до её избрания сенатором в Пенсильванском и Гарвардском университетах. Как пишет The Intercept, сенатор настаивала на том, чтобы министр подтвердил обещанную им при утверждении его кандидатуры в сенате поддержку закона Гласса – Стиголла, а министр упорно утверждал, что имел в виду некий «закон Гласса – Стиголла XXI века». Элизабет Уоррен считается ведущим деятелем лево-прогрессистского крыла Демократической партии, и первой в ряду её «Одиннадцати заповедей прогрессизма» (Eleven Commandments of Progressivism) значится жёсткое регулирование корпораций.

«История закона Гласа – Стиголла, – пишет профессор Валентин Катасонов, – восходит к «ревущим двадцатым» прошлого века, когда Америку обуяла лихорадка спекуляций, в раздувании которых банки играли ключевую роль. Банкиры-ростовщики забыли о традиционных кредитных операциях и погрузились в рискованные операции на фондовом рынке. Они сами выступали в качестве инвесторов-спекулянтов, а также с помощью своих кредитов снабжали деньгами небанковских спекулянтов, деля с последними беспрецедентно высокие прибыли, получаемые от операций с бумагами. Кончилось всё это плачевно - фондовым крахом 1929 года, развитием экономической рецессии (которая в 30-е годы переросла в затяжную депрессию), банковским кризисом. Тогда на дно пошел каждый пятый американский банк вместе с депозитами вкладчиков. Это была крупнейшая в истории конфискация депозитов…»

Закон Гласса – Стиголла (по имени его инициаторов – сенаторов-демократов Картера Гласса и Генри Стиголла) был принят в 1933 году и несколько десятков лет ограждал банковскую систему США от паники и крахов. В 1999 году этот закон, запрещавший спекуляцию деньгами вкладчиков, был отменён, и уже через восемь лет неистребимая алчность коммерческих банков вновь привела США к кризису. Кризис достиг пика во время паники на мировом банковском рынке в сентябре 2008 года, а сегодня его эпицентр перекочевал из «ипотечного пузыря» в «пузырь корпоративных кредитов».

Вновь получив возможность «делать деньги из воздуха», банкиры изобрели целую систему «финансового инжиниринга», позволяющую им торговать рискованными ценными бумагами и продолжать выдавать кредиты погрязшим в долгах компаниям. При этом, по данным Шиллеровского института, долг американских корпораций производительного сектора уже превысил 13,5 триллиона долларов, из которых 11 триллионов – долг банкам. За последние восемь лет он вырос на 75 процентов. Питает этот взрывной рост корпоративного долга печатание денег центробанками США, Великобритании, Японии, а также Европейским центральным банком (ЕЦБ). За десять лет они выдали финансовым спекулянтам 15 триллионов долларов под практически нулевые процентные ставки. «Надвигается другой, худший, крах, возникающий на этот раз из подверженности мегабанков Уолл-стрит рискам, связанным с ещё более крупным «пузырём» спекулятивного корпоративного долга…» – пишет сайт Шиллеровского института.

А вот что говорит статистика: согласно оценкам исследования Credit Suisse, в 2017 году будут закрыты примерно 8 650 розничных магазинов, это в три раза больше, чем в 2016-м. Международный валютный фонд в «Докладе по вопросам глобальной финансовой стабильности в 2017 году» сделал шокирующий прогноз: если процентные ставки в США опять взлетят (как в ноябре-январе), то дефолт может захватить 20 процентов всех американских корпораций. Это выше самого высокого показателя дефолтов по ипотечным кредитам во время мирового финансового кризиса десять лет назад.

Весьма любопытную статистику Шиллеровский институт позаимствовал у Standard & Poor's: «Несмотря на повышение цен на нефть в течение почти всего года, в секторе добычи энергоносителей и других природных ресурсов увеличилось число дефолтов по сравнению с уже повышенным уровнем 2015 года, и на этот сектор пришлось более 50 процентов всех дефолтов в 2016 году. Это обусловило повышение числа корпоративных дефолтов до 162… Объём долга этих 162 допустивших дефолт-эмитентов составлял 239,8 миллиарда долларов, что больше чем в два раза превышает показатель 2015 года».

Гигантский пузырь корпоративного долга, который используется для выкупа собственных акций, сделок по слиянию и поглощению, финансового инжиниринга и общей «накачки прибылями» банков Wall Street, становится непогашаемым при темпах роста ВВП в 0,7 процента, как это было в первом квартале 2017 года.

Десять лет назад американские мегабанки сбрасывали ипотечные ценные бумаги (деривативы) направо и налево, пытаясь избавиться от них до того, как эти деривативы обесценятся. Не помогло. Их спасли кредиты, инвестиции и гарантии на десятки триллионов долларов из центробанков – за счёт средств налогоплательщиков. Сегодня эти американские банки, ставшие крупнее от поглощения разорившихся небольших банков, делают то же самое со своими корпоративными долгами: упаковывают кредиты в ценные бумаги и сбрасывают их вместе с деривативами, перекладывая риски с огромной массы банковских долгов на ничего не подозревающих вкладчиков самих банков и на налогоплательщиков. JPMorgan и Wells Fargo выдают кредиты даже фондовым менеджерам, чтобы продать ещё больше этого мусора. Их остановить может только прямой запрет на эту деятельность, что и является главным содержанием закона Гласса – Стиголла.

Десять лет назад никто – ни финансовые воротилы, ни вкладчики – не верили, что американский банковский колосс может рухнуть. Рост внутреннего долга при безотказно работающем печатном станке казался не страшным, а над экономистами, трубившими тревогу, просто смеялись, как смеялись над главным защитником закона Гласса – Стиголла в США Линдоном Ларушем, который в 2007 году предупреждал: «Скоро рванёт».

Успеют ли американцы «разрядить бомбу» сегодня? Если послушать министра финансов США Стивена Мнучина, выступавшего в минувший четверг перед сенаторами на слушаниях комитета по банковской деятельности, едва ли. Воспринимая положительное отношение к закону Гласса – Стиголла как пропуск на свою должность, он никак не хочет воспринимать его как закон, запрещающий коммерческим банкам спекулировать деньгами вкладчиков. Так что «главная бомба Америки» обязательно рванёт…

Глава правительства миллиардеров в принципе не может заниматься законами, ограничивающими возможность спекуляций. Следовательно, рвануть должно скоро.

==================================================================

Tags: кризис, крушение мира, песец
Subscribe

  • Будем жить

    Прежде, чем продолжить публикации дайджестов, хочу напомнить, что стиль подачи материалов и изложения выводов изменится. При том, что сами выводы по…

  • Шалтай-Болтай...-588

    Эксперты удивились внезапному росту урожайности зерна в РФ в августе Москва. 10 августа. INTERFAX.RU - Эксперты зернового рынка продолжают…

  • Кто хозяева САСШ?

    Трамп опроверг сообщения о желании добавить свой барельеф к мемориалу на горе Рашмор При этом он добавил, что "это звучит как хорошая…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments