arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Нассим Талеб: «Патология нашего времени — потеря контакта с реальностью»

Нассим Талеб: «Патология нашего времени — потеря контакта с реальностью»

Один из из­вест­ней­ших фи­ло­со­фов со­вре­мен­но­сти рас­ска­зал РБК о самых страш­ных угро­зах че­ло­ве­че­ству, вли­я­тель­ном классе «ин­тел­лек­ту­аль­ных иди­о­тов» и новой книге, над ко­то­рой ра­бо­та­ет
Нассим Талеб — аме­ри­кан­ский пуб­ли­цист, эко­но­мист и трей­дер. Все­мир­ную из­вест­ность Талебу при­нес­ла книга «Черный лебедь. Под знаком непред­ска­зу­е­мо­сти», вы­шед­шая в 2007 году. Со­глас­но Талебу, почти все со­бы­тия, ко­то­рые имеют зна­чи­тель­ные по­след­ствия для рынков, гло­баль­ной по­ли­ти­ки и жизни людей, яв­ля­ют­ся со­вер­шен­но непред­ска­зу­е­мы­ми. Таким об­ра­зом, тра­ди­ци­он­ный риск-ме­недж­мент, ко­то­рый при­ме­ня­ют го­су­дар­ствен­ные органы и ком­па­нии, ока­зы­ва­ет­ся бес­по­лез­ным. Теория за­во­е­ва­ла по­пу­ляр­ность на фоне раз­во­ра­чи­вав­ше­го­ся фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2008 года, став­ше­го живой ил­лю­стра­ци­ей к рас­суж­де­ни­ям Талеба. Газета The Times на­зва­ла Талеба самым вы­да­ю­щим­ся мыс­ли­те­лем мира, но он далеко не тео­ре­тик: в «черный по­не­дель­ник», 19 ок­тяб­ря 1987 года, когда индекс Dow Jones упал на 22,6%, Талеб за­ра­бо­тал на тор­гов­ле ак­ци­я­ми около $40 млн. Нассим Талеб рас­ска­зал РБК, за что ува­жа­ет Вла­ди­ми­ра Путина, чего ждет от До­наль­да Трампа и почему не любит жур­на­ли­стов.

«Тео­ре­ти­ки редко ста­но­вят­ся бо­га­ча­ми»

— На днях вы на­пи­са­ли в своем Facebook-ак­ка­ун­те: «На­блю­де­ние по поводу со­вре­мен­но­сти: слиш­ком вы­со­кий темп из­ме­не­ний ока­зы­ва­ет­ся смер­тель­ным». Это рас­про­стра­нен­ный страх: люди боятся, что наплыв ми­гран­тов, из­ме­не­ния в куль­ту­ре, раз­ру­ше­ние преж­них ген­дер­ных ролей и т. п. при­ве­дут к краху за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции. Нас и вправ­ду ждет кол­лапс?
— Само по себе раз­ви­тие бла­го­твор­но и неиз­беж­но, вопрос лишь в том, как мы к нему адап­ти­ру­ем­ся. Если об­ще­ство недо­ста­точ­но быстро при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к из­ме­не­ни­ям, его ждет кол­лапс. Но и слиш­ком быст­рое при­спо­соб­ле­ние пре­вра­ща­ет­ся в ре­гресс: об­ще­ство на­чи­на­ет терять то хо­ро­шее, что у него было до того, как на­ча­лись пе­ре­ме­ны. Перед тем как про­во­дить новые ре­фор­мы, вы должны убе­дить­ся, что пред­ше­ству­ю­щие сра­бо­та­ли. Но глав­ная про­бле­ма, свя­зан­ная с гло­ба­ли­за­ци­ей, — это совсем не ми­гран­ты и раз­ру­ше­ние при­выч­ных устоев. Одно из самых боль­ших разо­ча­ро­ва­ний нашей эпохи — гло­ба­ли­за­ция не при­ве­ла к ин­тел­лек­ту­аль­но­му раз­но­об­ра­зию, не по­ро­ди­ла плю­ра­лиз­ма мнений. На­про­тив, мы видим, что весь мир на­чи­на­ет вести себя как цен­тра­ли­зо­ван­ная си­сте­ма: об­ще­ство кла­сте­ри­зу­ет­ся, воз­ни­ка­ет де­ле­ние на «наших» и «ваших». Вместо про­воз­гла­шен­ной сво­бо­ды мнений со­зда­ет­ся си­ту­а­ция, на­по­ми­на­ю­щая жизнь в то­та­ли­тар­ном го­су­дар­стве: есть офи­ци­аль­ные мнения, ко­то­рые ты должен раз­де­лять, иначе ста­но­вишь­ся изгоем.
— Дру­ги­ми сло­ва­ми, от­кры­тое об­ще­ство ока­за­лось несбыв­шей­ся мечтой и мы живем в мире, по­де­лен­ном на вы­со­ко­ло­бых чи­та­те­лей The New York Times и про­сто­ва­тых зри­те­лей Fox News?
— Вне всяких со­мне­ний. Ис­то­рия полна при­ме­ров, когда об­ще­ство раз­би­ва­лось на группы, враж­ду­ю­щие между собой по аб­сурд­ным при­чи­нам. В Ви­зан­тии люди де­ли­лись на по­ли­ти­че­ские партии в за­ви­си­мо­сти от того, какую ко­ман­ду на ип­по­дро­ме под­дер­жи­ва­ют — «синих» или «зе­ле­ных», они ре­гу­ляр­но со­би­ра­лись, чтобы устро­ить резню. Это ничем не хуже и не лучше тех ре­ли­ги­оз­ных групп, ко­то­рые уни­что­жа­ли друг друга просто потому, что при­дер­жи­ва­лись разной тео­ло­гии. Все это глу­бо­ко в че­ло­ве­че­ской при­ро­де. Но если такая по­ля­ри­за­ция имеет место на пла­не­тар­ном уровне, это опасно. И, ко­неч­но, она во многом воз­ни­ка­ет бла­го­да­ря работе СМИ.
— Сло­во­со­че­та­ни­ем года стало fake news («фей­ко­вые но­во­сти»). Даже Трамп за­во­е­вал сим­па­тии из­би­ра­те­лей во многом бла­го­да­ря тому, что выбрал образ борца с ме­диа­про­па­ган­дой. Почему СМИ мно­ги­ми сейчас стали вос­при­ни­мать­ся как зло?
— Потому что они со­зда­ют си­ту­а­цию, в ко­то­рой люди живут в двух разных мирах. На­при­мер, прак­ти­че­ски все, что CNN пе­ре­да­ет по кон­флик­ту в Сирии, — ложь. Я по­чув­ство­вал это, когда был в Алеппо: соб­ствен­ны­ми гла­за­ми ты видишь одно, в но­во­стях — со­вер­шен­но другое. Кто лжет — твои глаза или те­ле­ка­нал? Беда в том, что среди за­пад­ных жур­на­ли­стов сейчас сфор­ми­ро­ва­лась ин­тел­лек­ту­аль­ная мо­но­куль­ту­ра. Если ты пы­та­ешь­ся по­ка­зать, что про­ис­хо­дит на самом деле, на тебя вешают ярлык «пу­ти­ни­ста», а значит, ты не по­лу­чишь работы на глав­ных аме­ри­кан­ских ка­на­лах. Это ин­кви­зи­ция нашего вре­ме­ни, ко­то­рая на­ка­зы­ва­ет за мнения, от­ли­ча­ю­щи­е­ся от офи­ци­аль­но­го.
— При­ня­то счи­тать, что СМИ ма­ни­пу­ли­ру­ют в ос­нов­ном мне­ни­ем ред­не­ков, «ра­бо­тяг», но тому же CNN до­ве­ря­ют вполне об­ра­зо­ван­ные люди.
— Их зри­те­ли — это те, кого я на­зы­ваю «ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми иди­о­та­ми». На самом деле как раз ред­не­ка об­ве­сти вокруг пальца неве­ро­ят­но сложно. Если ты ищешь, кого бы об­ма­нуть, лучшая кан­ди­да­ту­ра — это кто-то вроде чи­та­те­ля The New Yorker. Этот че­ло­век рас­суж­да­ет так: если я ин­тел­лек­ту­ал (а я, несо­мнен­но, ин­тел­лек­ту­ал) — значит, я по­ни­маю, что про­ис­хо­дит в мире. Он пре­зи­ра­ет ред­не­ков, считая их неспо­соб­ны­ми к кри­ти­че­ско­му мыш­ле­нию. При этом он не осо­зна­ет про­стой вещи: любой че­ло­век, ко­то­рый не кормит себя ин­тел­лек­ту­аль­ным трудом, — это уже по умол­ча­нию экс­перт, по­сколь­ку его про­фес­сия непо­сред­ствен­но свя­за­на с ре­аль­ным миром. На­при­мер, во­до­про­вод­чик — экс­перт по тому, как класть трубы и так далее. Их опыт ос­но­ван на вза­и­мо­дей­ствии с по­все­днев­но­стью, и у них очень кри­тич­ное к догмам мыш­ле­ние. Об­ра­зо­ван­ные люди, на­про­тив, чаще склон­ны ис­хо­дить из безум­ных идей, не име­ю­щих от­но­ше­ния к дей­стви­тель­но­сти. И чем больше вре­ме­ни и сил вы по­свя­ща­е­те изу­че­нию мак­ро­во­про­сов, будь то мак­ро­эко­но­ми­ка или гло­баль­ная по­ли­ти­ка, тем выше шансы в ко­неч­ном итоге ока­зать­ся в «мак­ро­дерь­ме».
— Почему так про­ис­хо­дит?
— Потому что об­ра­зо­ван­ный че­ло­век по­лу­ча­ет ин­фор­ма­цию в ос­нов­ном не из окру­жа­ю­ще­го мира, а от других людей — из жур­на­лов, соц­се­тей, от разных ав­то­ри­те­тов. Самая страш­ная па­то­ло­гия нашего вре­ме­ни — потеря кон­так­та с ре­аль­но­стью. Когда я за­ра­ба­ты­вал тор­гов­лей на бирже, то часто стал­ки­вал­ся с особым типом трей­де­ров, ко­то­рые про­счи­ты­ва­ли какой-то сце­на­рий на ком­пью­те­ре, а потом пре­бы­ва­ли в уве­рен­но­сти, что в дей­стви­тель­но­сти все будет так же. Лучший вопрос, ко­то­рый сби­ва­ет с них апломб: «А сколь­ко у тебя на бан­ков­ском счете?» Потому что тео­ре­ти­ки редко ста­но­вят­ся бо­га­ча­ми: че­ло­век спо­со­бен при­ни­мать здра­вые ре­ше­ния, только если он вклю­чен в ре­аль­ность. Сейчас су­ще­ству­ет целый класс псев­до­экс­пер­тов — неком­пе­тент­ных людей, ко­то­рые думают, что они ком­пе­тент­ны.
— Мне ка­жет­ся, что люди в массе не ста­ра­ют­ся вы­стро­ить цель­ное ми­ро­воз­зре­ние, а ловят от­дель­ные гром­кие идеи. Я, на­при­мер, знаю немало тех, кто против вме­ша­тель­ства го­су­дар­ства в эко­но­ми­ку и од­но­вре­мен­но за рас­ши­ре­ние со­ци­аль­ных про­грамм. Как будто одно не про­ти­во­ре­чит дру­го­му.
— Да, люди опе­ри­ру­ют сло­га­на­ми. На­при­мер, одни го­во­рят, что они фе­ми­нист­ки, а потом ты видишь, что они пред­по­чи­та­ют на­ни­мать на работу мужчин. Другие вос­кли­ца­ют: я против ра­сиз­ма и со­ци­аль­но­го нера­вен­ства! Но спро­си­те их, когда они в по­след­ний раз при­гла­ша­ли на обед так­си­ста-па­ки­стан­ца. Чест­ный ответ будет: ни­ко­гда. Это все та же жизнь в двух разных мирах — в раз­го­во­ре с дру­ги­ми про­све­щен­ны­ми людьми вы не расист, а в ре­аль­ном мире бо­и­тесь ми­гран­тов. И все ста­но­вит­ся го­раз­до хуже, когда эта двой­ствен­ность при­хо­дит в по­ли­ти­ку. Почему по­ли­ти­ки нашего вре­ме­ни так без­от­вет­ствен­ны? Потому что им не угро­жа­ют по­след­ствия их ре­ше­ний. В книге, над ко­то­рой я сейчас ра­бо­таю (Skin In the Game.
The Thrills and Logic of Risk Taking («Рискуя своей шкурой. Страхи и логика при­ня­тия рисков»). — РБК), я от­ста­и­ваю мнение: адек­ват­ные ре­ше­ния при­ни­ма­ют­ся только тогда, когда че­ло­век «рис­ку­ет своей шкурой». Сейчас по­ли­ти­ки управ­ля­ют своими стра­на­ми и миром в целом так, словно в ком­пью­тер­ную игру играют: риски ну­ле­вые, а значит, и ре­ше­ния будут неадек­ват­ны­ми.

«Какой бы гло­баль­ной про­бле­мой ни за­ни­мал­ся бю­ро­крат, он не при­ни­ма­ет ее близко к сердцу»

— Какие глав­ные угрозы че­ло­ве­че­ству вы видите в бли­жай­шем бу­ду­щем? Ждет ли нас новый гло­баль­ный кризис или круп­ная война?
— Я не думаю, что в бли­жай­шее время мы придем к на­сто­я­щей, «го­ря­чей» ми­ро­вой войне. Война хороша для неко­то­рых го­су­дарств и неко­то­рых ком­па­ний, но таких не слиш­ком много. Чаще всего дер­жа­вы, ко­то­рые дей­стви­тель­но могут поз­во­лить себе вести войну, пред­по­чи­та­ют вести ее чужими руками.
Две страш­ные угрозы че­ло­ве­че­ству не имеют от­но­ше­ния ни к войнам, ни к эко­но­ми­че­ским кри­зи­сам. Самый боль­шой риск — это новые эпи­де­мии. СМИ недо­оце­ни­ва­ют эту опас­ность и редко под­ни­ма­ют шумиху вокруг на­уч­ных пуб­ли­ка­ций о том, что ре­зи­стент­ность бак­те­рий к ан­ти­био­ти­кам растет, или о том, что по­яв­ля­ют­ся новые штаммы ви­ру­сов. Такое пре­не­бре­же­ние пре­вра­ща­ет эпи­де­мии в одного из самых ве­ро­ят­ных кан­ди­да­тов в новые «черные лебеди». Вторая угроза — это неолу­ддизм. Про­гресс не при­но­сит людям того, что им хо­те­лось бы, и очень многие пре­вра­ща­ют­ся в уль­тра­кон­сер­ва­то­ров, на­чи­на­ют бо­роть­ся с наукой и со­ци­аль­ны­ми ре­фор­ма­ми. Этот тренд хорошо за­ме­тен по ис­лам­ско­му миру.
— А самая боль­шая воз­мож­ность, ко­то­рую сейчас нельзя упу­стить?
— Это дви­же­ния снизу, ко­то­рые про­ти­во­сто­ят то­та­ли­тар­но­му «офи­ци­аль­но­му мнению». На­при­мер, те, ко­то­рые мы на­блю­да­ем сейчас в Ка­та­ло­нии. Да, оно не при­ве­ло к по­яв­ле­нию от­дель­но­го го­су­дар­ства. Но в при­ме­ре с Ка­та­ло­ни­ей мы видим по­пыт­ку людей вы­ска­зать мнение, ко­то­рое не на­вя­за­но го­су­дар­ством. Нужно больше таких дви­же­ний, по­сколь­ку они ведут к де­цен­тра­ли­за­ции, воз­мож­но­сти опро­бо­вать мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство разных ва­ри­ан­тов ад­ми­ни­стра­тив­но­го устрой­ства и вы­брать те, ко­то­рые устра­и­ва­ют самих людей.
— В опуб­ли­ко­ван­ном в Сети фраг­мен­те из вашей новой книги вы срав­ни­ва­е­те рос­сий­ско­го лидера с гла­ва­ми за­пад­ных го­су­дарств и де­ла­е­те вывод: «Глядя на про­ти­во­сто­я­ние Путина с дру­ги­ми ли­де­ра­ми, я понял, что у до­маш­них (и сте­ри­ли­зо­ван­ных) жи­вот­ных нет ни еди­но­го шанса против дикого хищ­ни­ка». С чем связан этот вывод?
— Я хри­сти­а­нин из Ливана, и мое от­но­ше­ние к Путину во многом свя­за­но с этой де­та­лью био­гра­фии. Не вме­шай­ся Россия в си­рий­ский кон­фликт, ли­ван­ские хри­сти­ане были бы уже мертвы. Но я имел в виду другое — раз­ни­цу в под­хо­дах го­су­дарств к войне в Сирии. За­пад­ные дер­жа­вы от­нес­лись к ней как бю­ро­кра­ты. Какой бы гло­баль­ной про­бле­мой ни за­ни­мал­ся бю­ро­крат, он не при­ни­ма­ет ее близко к сердцу. Его ин­те­ре­сы и риски лежат в со­вер­шен­но другой игре — ка­рьер­ной, он хочет со­хра­нить свою работу и за­ра­бо­тать по­ли­ти­че­ские ди­ви­ден­ды. Для на­ро­дов, жи­ву­щих в ре­ги­оне, такой подход гу­би­те­лен. Ис­то­рия учит нас, что нациям, за­клю­чив­шим со­гла­ше­ние с бю­ро­кра­та­ми, оста­ва­лось потом только лапу сосать (Талеб ис­поль­зо­вал сло­во­со­че­та­ние suck cock, но пе­ре­ве­сти мы его не можем из-за огра­ни­че­ний Ро­с­ком­над­зо­ра. — РБК). Ли­ван­ским хри­сти­а­нам бес­сер­деч­ный подход за­пад­ных бю­ро­кра­тов к их про­бле­ме от­вра­ти­те­лен. При этом они видят, что Путин дей­стви­тель­но во­вле­чен в про­бле­му: он вме­шал­ся в кон­фликт, пре­крас­но по­ни­мая, какой кри­ти­кой для него это все обер­нет­ся. И эта го­тов­ность не быть овеч­кой и при­ни­мать ре­ше­ния на свой страх и риск им сим­па­тич­на.
— А как вы оце­ни­ва­е­те работу До­наль­да Трампа?
— Трамп — это не тот пре­зи­дент, ко­то­ро­го вы­бра­ли за кон­струк­тив­ную про­грам­му. Его вы­бра­ли в на­деж­де, что он со­кра­тит чрез­мер­но раз­рос­ший­ся гос­ап­па­рат, и он дей­стви­тель­но от­ме­нил неко­то­рые про­грам­мы и законы, при­ня­тые лоб­би­ста­ми. Его силь­ная сто­ро­на в том, что он биз­не­смен и вос­при­ни­ма­ет страну как боль­шую ком­па­нию. Он видит, где можно и нужно уре­зать рас­хо­ды. Но внеш­няя по­ли­ти­ка Трампа про­де­мон­стри­ро­ва­ла непри­ят­ную ме­та­мор­фо­зу. До из­бра­ния он от­кры­то го­во­рил, что Са­у­дов­ская Аравия спон­си­ру­ет тер­ро­ризм, и со­би­рал­ся про­во­дить по от­но­ше­нию к ней очень жест­кую по­ли­ти­ку. Теперь он стал лучшим другом этой страны. Это было со­вер­шен­но неожи­дан­но.

«Чем богаче ком­па­ния, тем быст­рее ее со­труд­ни­ки ста­но­вят­ся рабами»

— В вашей новой книге вы пишете, что по­сто­ян­ная работа — это новое раб­ство. Если это так, зачем со­труд­ни­ки со­гла­ша­ют­ся? Сто лет назад че­ло­век по­ни­мал, что, по­те­ряв работу, может уме­реть с голоду. Се­год­ня в раз­ви­той стране он может жить на по­со­бие или найти более мяг­ко­го ра­бо­то­да­те­ля.
— Я бе­се­до­вал со мно­же­ством эко­но­ми­стов и в итоге пришел к выводу: чем больше че­ло­ве­ку платят, тем силь­нее он чув­ству­ет себя рабом. Это своего рода способ ма­ни­пу­ля­ции со сто­ро­ны ра­бо­то­да­те­ля: че­ло­век должен чув­ство­вать, что ему пе­ре­пла­чи­ва­ют, тогда он будет бо­ять­ся по­те­рять работу. Именно по­это­му чем богаче ком­па­ния, тем быст­рее ее со­труд­ни­ки ста­но­вят­ся рабами. Но раб­ство вы­год­но всем без ис­клю­че­ния ком­па­ни­ям. Другое дело, что неко­то­рые из них «по­ра­бо­ща­ют» грубо — на­при­мер, на­вя­зы­ва­ют со­труд­ни­кам убеж­де­ния, ко­то­рые про­ти­во­ре­чат их этике.
— А есть шанс, что раб­ству по­ло­жат конец новые тех­но­ло­гии? На­при­мер, Uber и Airbnb за­ме­ни­ли штат­ных со­труд­ни­ков воль­ны­ми под­ряд­чи­ка­ми.
— Их опыт при­ме­ним в очень огра­ни­чен­ном числе сфер: лишь немно­гие ком­па­нии смогли бы ра­бо­тать, опи­ра­ясь только на под­ряд­чи­ков. Эффект, ко­то­рый новые тех­но­ло­гии ока­зы­ва­ют на об­ще­ство, в целом пре­уве­ли­чен. При­ве­ли ли со­ци­аль­ные сети к тому, что мы пе­ре­ста­ли об­щать­ся вживую или смот­реть те­ле­ви­зор? Вы­тес­нит ли Uber част­ный ав­то­транс­порт? В США то и дело об­суж­да­ют тра­ге­дии, ко­то­рые про­изо­шли по вине ав­то­вла­дель­цев, и огра­ни­че­ния ис­поль­зо­ва­ния част­но­го транс­пор­та. А во время по­след­не­го визита в Москву я столк­нул­ся с чу­до­вищ­ны­ми проб­ка­ми, хотя Uber у вас уже вовсю ра­бо­та­ет. Ни­ка­кие новые тех­но­ло­гии не спасут от всех про­блем. При­ве­дет ли Airbnb к тому, что люди пе­ре­ста­нут жить в своих квар­ти­рах, а станут пу­те­ше­ство­вать по миру, меняя в год де­сят­ки жилищ? Нет. Из всех тех­но­ло­гий, ко­то­рые обе­ща­ют пе­ре­вер­нуть мир, я верю разве что в новую энер­ге­ти­ку. Просто потому, что сам ею поль­зу­юсь. Мой дом пол­но­стью ав­то­ном­ный и ра­бо­та­ет на сол­неч­ной энер­гии, я езжу на Tesla.
— Какое у вас впе­чат­ле­ние от России? Какие наши про­бле­мы видны нево­ору­жен­ным глазом?
— Россия всегда вдох­нов­ля­ет, это глу­бо­ко ин­тел­лек­ту­аль­ное место. Я часто бываю в России, и каждый раз меня по­ра­жа­ет одна осо­бен­ность ваших людей: они часто ра­бо­та­ют не для денег, а ради некой аб­стракт­ной идеи. Я не знаю, обязан ли ваш народ этим Со­вет­ско­му Союзу или эта тра­ди­ция еще из до­ре­во­лю­ци­он­ных времен. Но ваше го­су­дар­ство и ком­па­нии должны много сде­лать, чтобы как-то ис­поль­зо­вать этот по­тен­ци­ал. В нью-йорк­ских ком­па­ни­ях ра­бо­та­ет масса рус­ских ма­те­ма­ти­ков. Почему они вы­нуж­де­ны по­ки­нуть родину? Отчего вы не можете ис­поль­зо­вать их та­лан­ты у себя? Вот над чем вам нужно за­ду­мать­ся самым се­рьез­ным об­ра­зом.
— А как можно людей удер­жать? Наши чи­нов­ни­ки в лучшем случае опе­ри­ру­ют эко­но­ми­че­ски­ми со­об­ра­же­ни­я­ми в духе «вот сейчас ВВП страны вы­рас­тет, и жить станет хорошо». Но ведь кор­ре­ля­ция между ка­че­ством жизни и фор­маль­ным со­сто­я­ни­ем эко­но­ми­ки ложная.
— По­ли­ти­ки и эко­но­ми­сты любят кра­си­вые цифры и ложные кор­ре­ля­ции. Это как врачи, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют людям о вреде хо­ле­сте­ри­на. В дей­стви­тель­но­сти, если речь не идет о за­шка­ли­ва­ю­щих по­ка­за­те­лях, между хо­ле­сте­ри­ном и со­сто­я­ни­ем вашего здо­ро­вья нет прак­ти­че­ски ни­ка­кой кор­ре­ля­ции. Что делает людей счаст­ли­вее? Я думаю, что для России ре­ше­ни­ем могла бы стать все та же де­цен­тра­ли­за­ция управ­ле­ния. Я говорю не о по­ли­ти­че­ской, а об опе­ра­ци­он­ной де­цен­тра­ли­за­ции — люди должны по­лу­чить воз­мож­ность при­ни­мать ре­ше­ния, ко­то­рые влияют на их жизнь, участ­во­вать в управ­ле­нии хотя бы на местах. Это будет хорошо и для биз­не­са, и для жизни в стране в целом.
— Сейчас многие ком­па­нии, в том числе в России, одер­жи­мы эф­фек­тив­но­стью, их ру­ко­во­ди­те­ли внед­ря­ют новые методы работы. Но со­труд­ни­ки про­дол­жа­ют жа­ло­вать­ся, что их на­гру­жа­ют бес­смыс­лен­ны­ми за­да­ча­ми. Почему так про­ис­хо­дит?
— В любой ком­па­нии ра­бо­та­ет один из ва­ри­ан­тов прин­ци­па Парето: 80% работы делают 20% со­труд­ни­ков, причем из этих 20% со­труд­ни­ков есть свои 20%, ко­то­рые дают 80% их вы­ра­бот­ки. Я бы по­со­ве­то­вал ком­па­ни­ям за­ни­мать­ся не новыми ме­то­да­ми, а людьми — на­хо­дить пра­виль­ных со­труд­ни­ков и давать им больше воз­мож­но­стей.

Нассим Талеб вы­сту­пит Москве на Synergy Global Forum 27–28 ноября, а в конце марта 2018 года ком­па­ния BBI ор­га­ни­зу­ет его двух­днев­ную про­грам­му в Тби­ли­си.
Автор: Илья Но­сы­рев.

Нассим Талеб: «Па­то­ло­гия нашего вре­ме­ни — потеря кон­так­та с ре­аль­но­стью»
Один из из­вест­ней­ших фи­ло­со­фов со­вре­мен­но­сти рас­ска­зал РБК о самых страш­ных угро­зах че­ло­ве­че­ству, вли­я­тель­ном классе «ин­тел­лек­ту­аль­ных иди­о­тов» и новой книге, над ко­то­рой ра­бо­та­ет
По­дроб­нее на РБК:
https://​www.​rbc.​ru/​interview/​own_​business/​16/​11/​2017/​5a0​c361​d9a7​9470​03e4...

Нассим Талеб: «Па­то­ло­гия нашего вре­ме­ни — потеря кон­так­та с ре­аль­но­стью»
Один из из­вест­ней­ших фи­ло­со­фов со­вре­мен­но­сти рас­ска­зал РБК о самых страш­ных угро­зах че­ло­ве­че­ству, вли­я­тель­ном классе «ин­тел­лек­ту­аль­ных иди­о­тов» и новой книге, над ко­то­рой ра­бо­та­ет

По­дроб­нее на РБК:
https://​www.​rbc.​ru/​interview/​own_​business/​16/​11/​2017/​5a0​c361​d9a7​9470​03e4...

Нассим Талеб: «Па­то­ло­гия нашего вре­ме­ни — потеря кон­так­та с ре­аль­но­стью»
Один из из­вест­ней­ших фи­ло­со­фов со­вре­мен­но­сти рас­ска­зал РБК о самых страш­ных угро­зах че­ло­ве­че­ству, вли­я­тель­ном классе «ин­тел­лек­ту­аль­ных иди­о­тов» и новой книге, над ко­то­рой ра­бо­та­ет
По­дроб­нее на РБК:

https://​www.​rbc.​ru/​interview/​own_​business/​16/​11/​2017/​5a0​c361​d9a7​9470​03e4...

Нассим Талеб: «Па­то­ло­гия нашего вре­ме­ни — потеря кон­так­та с ре­аль­но­стью»

Комменты автора и редакции в пост не влезли. Не согласен с положением о «новой энергетике», она – фейк (на данном этапе развития технологий). О многом и сам писал, приятно читать, что такой умный и знающий человек имеет схожее мнение.

Tags: крушение мира, песец
Subscribe

  • Большая политика Эпохи Песца

    В одной из предыдущих статей мной были упомянуты слова Владимира Ильича о политике, являющейся концентрированным выражением экономики. И именно под…

  • Большая игра и игроки

    Голосящий орел, напрягшийся дракон, сосредотачивающийся медведь Sir Max Merfie Мир уже 75 лет не знал глобальной мировой войны.…

  • Вашингтон-Пекин. Курс на столкновение

    Китай запретил поставки мяса из Австралии Китай приостановил импорт мяса из четырех австралийских скотобойн, что вызвало обеспокоенность тем,…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments