arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Германские зигзаги. Старый мир, таки, рушится

Ангеле Меркель удалось удержаться у власти. На какое-то время

Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала «Эксперт», доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ «Expert Online» 2018

Ангеле Меркель сохранила правящую коалицию и преодолела правительственный кризис. Но уступка Хорсту Зеехоферу открывает дверь новым ультиматумам. Которые могут быть куда менее публичными

Баварский бунт

Ангеле Меркель не везет. С момента последних выборов она идет через тернии к терниям – от одного политического кризиса к другому. Сначала она пережила резкое падение популярности и, соответственно, количества мандатов в Бундестаге, завоеванных по итогам сентябрьских выборов в Бундестаг. Затем никак не могла сформировать коалицию, в результате чего Германия получила новое правительство только несколько месяцев назад. Теперь же ее креслу бундесканцлерин угрожал полноценный баварский бунт.

Нарушителем спокойствия стал министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер, по совместительству являющийся главой ХСС – баварского Христианско-социального союза, являющегося партнером меркелевской ХДС (Христианско-Демократического Союза) со времен окончания Второй мировой войны. Господину Зеехоферу в сентябре предстоят местные выборы в крайне антииммигрантски настроенной Баварии, поэтому ему было необходимо занять в вопросе «понаехавших» позицию святее Папы Римского – то есть, в данном случае, правее «Альтернативы для Германии», которая рассчитывала капитализировать антииммигрантские настроения в депутатские мандаты. А электоральное поражение (или неубедительная победа, что тоже можно будет рассматривать как поражение) в родной Баварии может серьезно пошатнуть позиции ХСС в правящей системе Германии.

Именно поэтому герр Зеехофер (который был и до того известен как весьма консервативно-христианский политик – он заявлял, что «мусульмане, которые живут в Германии, являются ее частью», но при этом добавлял, что «Ислам таковой частью не является», поскольку «Германия создавалась как христианская страна») развернул бурную антииммигрантскую деятельность. Причем он не только достиг взаимопонимания с единомышленниками из Австрии и Венгрии в обход Меркель, но и выставил федеральному правительству ультиматум.

Зеехофер заявил, что своей властью министра внутренних дел он начнет депортацию из Германии мигрантов, которые были зарегистрированы в других странах, но потом переехали жить оттуда в более благополучную ФРГ. И это действительно проблема, ведь в Республике сейчас официально проживает 53% беженцев, зарегистрированных по всей ЕС.  Введение этих мер должно было начаться 1 июля – министр благородно дал Меркель возможность достичь компромисса с другими европейскими странами.

Итоговый компромисс его не устроил (Зеехофер посчитал заключенную на саммите ЕС сделку «неэффективной»), поэтому по истечению срока ультиматума министр заявил, что либо канцлер ему не мешает принять законы, либо он уходит в отставку. «Я не позволю чтобы меня уволила канцлер, которая стала канцлером только благодаря мне», - заявил Хорст Зеехофер.  А его отставка, в свою очередь, могла привести к краху правительства и перевыборам. На которых ХДС вряд ли улучшила свои показатели – скорее, ухудшила бы.

Ведь, как верно отмечает The New York Times, «национализм и антиммигрантские настроения, которые бросают вызов мультикультурализму по всей Европе, быстро превращаются в мейнстримную немецкую политику».

Временно договорились

Нынешнему центристско-либеральному мейнстриму это невыгодно, поэтому к поиску компромисса между Меркель и Зеехофером подключились многие уважаемые немецкие политики. И, в конце концов, 2 июля вечером его выработали. Условия следующие - Ангела Меркель согласилась на строительство в Германии специальных лагерей для мигрантов, откуда их потом будут депортировать в страны, где они зарегистрированы как беженцы. С другой стороны, никакой немедленной депортации (как требовал Зеехофер) не будет. Во-первых, нужно сначала создать эти лагеря и как-то регламентировать их работу (например, определить, кто будет препятствовать попыткам мигрантов их покинуть и каким образом затем избежать сравнение этой ситуации с концлагерями), и, во-вторых, перед депортацией, согласно компромиссу, Германия должна достигнуть соответствующих соглашений со странами реципиентами. Например, той же Италией, которая от такого компромисса не в восторге и переговоры о соглашении с которой будут, мягко говоря не быстрыми.

Получается, Меркель в очередной раз вышла победительницей? Она себя таковой считает. «Мы смогли сохранить дух партнерства в Евросоюзе, и в то же самое предпринять важные шаги для контролирования вторичной миграции», - заявила она.  Однако эксперты оценивают ее достижения несколько скромнее.

Так, нынешний кризис еще раз показал, что лидерство Меркель на Западе подвергается эрозии. «Носительница штандарта либерального европейского порядка», как ее называет The New York Times,  фактически капитулирует перед требованиями националистов. Кроме того, «ничуть не менее важен внутренний расклад в германской политике, в котором Ангела Меркель выглядит все менее уверенным лидером, - поясняет Эксперту Online доцент Высшей Школы Экономики Дмитрий Офицеров-Бельский. - Меркель теряет роль лидера Европы, которая не подверглась сомнению в 2012 году, во время долгового кризиса – и это очень беспокоит все политические силы в стране. Учитывая, что внутри ХДС также очень большие проблемы, связанные с очень плохими (если не сказать хуже) результатами прошлых выборов, то Меркель регулярно пытаются заставить покинуть свой пост в её собственной партии.

Собственно, ее пытались свалить еще этой зимой, но Меркель просто героически цеплялась за власть. Проблема в том, что самой власти становится все меньше. И следующий кризис она может уже не пережить». А в том, что он состоится, мало кто сомневается – уступка Зеехоферу, по словам Дмитрия Офицерова-Бельского, открывает дверь новым ультиматумам. Которые могут быть куда менее публичными.

Начало конца Оупен Сосаити

Крутой по своей жесткости урок госпоже немецкому канцлеру преподал ее коллега.
История началась на последних германских выборах в сентябре 2017, когда партия Меркель "Христианско-демократический союз Германии" (ХДС) и партия Хорста Зеехофера "Христианско-социальный союз в Баварии" (ХСС) образовали коалицию, чтобы стать правящим блоком Германии.

Меркель - лидер партии и канцлер, Зеерхоф - также лидер партии и глава МВД. И их объединение было удачным и правило долго и счастливо. Если бы не мигранты.
Известная мягкость и безропотность Меркель в отношении нелегальной миграции начала нервировать даже ее соратников. Зеерхоф поставил ультиматум - либо он покидает ОБА своих поста, тогда Меркель лишается лидерства блока ХСС\ХДС, и в Германии случаются досрочные выборы, либо госпожа канцлер меняет свою политику в отношении мигрантов. Сроки решения были обозначены вчерашним вечером. И да, Меркель, оказывается, вполне сгибаемая.

Боясь потерять власть, которую ей будет невероятно сложно сохранить в случае новых выборов, она согласилась на строительство так называемых транзитных центров на границе Австрии и Германии. Дела беженцев, пересекающих границу, будут рассматриваться на месте, и, если ранее они уже были зарегистрированы в другой стране и с этой страной есть соответствующее соглашение, их будут отправлять туда. Если соглашения нет — высылать в Австрию.

Вот так между двумя сильным странами ЕС, оплотами глобализации, возникнет первый "забор". На эпоху Меркель пришлось стирание границ. Справедливо, что она же эти границы восстановит.

И, кстати, Сорос опять проиграл.

Началось все это тогда, когда миллиардер и хозяин Open Society Foundation перегнул палку на своей родине - в Венгрии.

Предыстория такова: Сорос планомерно исламизирует Европу, не скрывая этого и открыто ставя задачи по наводнению мигрантами стран Евросоюза.

"В 2015 году я писал, что страны развитого мира должны иметь возможность принимать, как минимум, миллион беженцев в год; позднее я снизил эту глобальную цифру до 500 тысяч, из которых, по моему мнению, Европа может принимать 300 тысяч". Всё это, естественно, подается под соусом открытых границ и отсутствия барьеров для перемещения мигрантов.

По некоторым данным, например, фонд Open Society Foundation финансово помогает нескольким исламистским организациям "Братьев мусульман", которые под видом правозащитных групп борются с "исламофобией". "Общество против исламофобии во Франции" (CCIF) получило в 2014 году $49 тыс. от Open Society Foundation на организацию общенациональной кампании по борьбе с исламофобией и выявлению тех, кто ею занимается.

Сорос финансирует десятки "правозащитных организацией", тратя десятки миллиардов долларов. Фактически, он вынуждает европейские страны спонсировать неработающих приезжих, потому что его "правозащтники" устраивают демонстрации, поднимают шумиху в прессе. И толерантная боящаяся всего Европа вынуждена откупаться и кормить бездельников.

А сам Сорос предлагает альтернативный план - ЕС должен вложиться в Африку, причем на суммы, которых у Союза физически нет. То есть Европе предлагается взять у внешних источников (например, у самого Сороса) и построить Африку. Чтобы беженцы могли выбирать, куда им поехать.

Такие напористые действия не могли не вызвать противодействий. Первой взбунтовалась Венгрия. Уже несколько раз на протяжении года страна ужесточала миграционную политику, последним изменением стало наказание даже за помощь беженцам. Проект имеет неофициальное название "Стоп Сорос", и несет соответствующую смысловую нагрузку:парламентарии запретили работу НКО, поддерживающих въезд в страну мигрантов, в конституцию внесли запрет на "заселение иностранных народностей" и обязали государственные органы "защищать христианскую культуру", были внесены штрафы и даже уголовные сроки за содействие нелегальной миграции.

Теперь и Германия, хоть и вынуждено, встает на путь войны с незаконной и неограниченной миграцией. А там, где вырос один забор, обязятельно вырастут еще.
Пока это работа против миграции, но кто знает, чем закончится физическое отделение стран друг от друга...

ист

Опубликовано в: Андрей Манзолевский

Наталья Меден

Немецкие правозащитники и союзы беженцев протестуют

Ситуация в Афганистане всё заметнее касается Европы – и в иммиграционном вопросе, и в части участия европейцев в натовских Международных силах содействия безопасности.

Всё глубже увязая в пучину проблем, связанных с миграцией, Европа не отказывается от идеи снизить миграционное давление, вкладывая деньги в развивающиеся страны. На первый взгляд, есть логика в том, что, помогая странам третьего мира наладить экономику, европейцы создают в этих странах рабочие места, отвращая тем самым потенциальных мигрантов от стремления перебраться в Евросоюз. Однако на практике этот механизм постоянно даёт сбои. Один их показательных примеров – миграция в Германию афганцев. Афганистан – страна, из которой в Европу идёт самый мощный поток мигрантов: по официальным данным, только в 2017 г. было более 2,6 миллионов беженцев. В том же год правительство ФРГ отчиталось о предоставлении этой стране помощи в размере свыше 100 млн евро. Спрашивается: куда идут деньги?

«Германия помогает не тем, кому нужно», – считает эмигрировавший в Германию афганец, в прошлом – главный редактор межрегиональной афганской газеты, ныне работающий почтальоном в одном из немецких мегаполисов. Его имя и более точные данные о нём немецкий журналист не сообщает – видимо, по соображениям безопасности. Анонимный эмигрант утверждает, что немецкую помощь «осваивают» организации, существующие только на бумаге. Партнёрами Германии в Афганистане выступают судьи, которые выносят приговоры по приказу, а не по нормам права; полицейские, которые подчиняются полевым командирам; главы мафиозных кланов, которые охотно инвестируют немецкие деньги в Дубае, а не на родине. По тем же соображениям безопасности проверка отчётов по использованию полученных грантов практически невозможна.

Ситуация в Афганистане как была, так и остаётся напряжённой. Об этом говорит, в частности, перенос выборов в парламент и местные органы власти с июля на октябрь 2018 года. В ноябре 2016 года в Мазари-Шарифе, на севере Афганистана (зона ответственности немецкого воинского контингента), было взорвано здание консульства ФРГ: начинённый взрывчаткой автомобиль протаранил ворота консульства, в результате чего были ранены 100 человек, шестеро погибли. В апреле 2017 года в том же Мазари-Шарифе боевики Талибана напали на военную базу – тогда жертвами нападения стали уже 140 человек. Менее значительные сообщения об инцидентах поступают из Афганистана постоянно.

В этой обстановке страны НАТО, включая Германию, продолжают наращивать своё военное присутствие в Афганистане.  В декабре 2017 г. министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, приехав в Афганистан, заявила о готовности Германии увеличить свой военный контингент, в то время составлявший 980 человек. В марте федеральное правительство внесло инициативу о расширении афганской миссии, и парламент инициативу одобрил – поддержали депутаты от партий правящей коалиции. Все эти действия свидетельствуют о провале идеи Запада «помочь афганским силам безопасности» самостоятельно обеспечивать порядок в стране. Напротив, из последних отчётов американских военных (U.S. Special Inspector General for Afghanistan Reconstruction, SIGAR) следует, что даже численность афганских сил безопасности, включая армию, полицию и прочие подразделения (Afghan National Defense and Security Forces, ANDSF), в течение 2017 года сократились на 35 тыс. человек.

Улучшат ли все эти меры ситуацию? Судить об этом доведётся и тем 69 афганцам, которых самолётом из Мюнхена 4 июля перевезли в Кабул как лиц, не сумевших доказать право на предоставление им политического убежища. Всего из Германии, таким образом, были высланы в Афганистан 280 человек. 4 июля была выслана самая большая по численности группа несостоявшихся беженцев. Подобные акции всегда сопровождаются протестами правозащитников и существующих в Германии союзов беженцев (таких, как Pro Asyl). И на этот раз около 40 демонстрантов провожали самолёт, протестуя против высылки и осуждая негуманное поведение немецких властей, отправивших в Кабул больных и детей.

Итак, в сети появилась куча статей, причём, и от знатоков международной политики, которые подтверждают высказанное мною предположение, что атака Зеерхофа на Меркель касается не только политики по бешенцам, а ставит вод сомнение её право возглавлять страну. Она сумела усидеть – с большим трудом – в канцлерском кресле, но победа её пиррова. Она уступила в важнейшем вопросе собственному министру, который публично вынудил её переменить мнение. А ведь в коалиции есть ещё и эсдеки, полностью лёгшие под глобалистов, для которых политика Меркель была слишком жёсткой по отношению к бедненьким бешенцам. Это начало конца правления железной канцлерин. Вот и простой депутат от её собственной партии вдруг возмутился её позицией по другому вопросу:

"Санкции я в грош не ставлю"

Андреас Леммель, с 2005 г. депутат германского бундестага от Христианско-демократического союза, в интервью общенациональной радиостанции Deutschlandfunk выступил с критикой политики антироссийских санкций.

Аргументы политика, который в своей фракции занимается экономическими вопросами, разнообразны. Во-первых, санкции можно обойти - в случае антироссийских санкций фигурирует пример с поставкой в Крым турбин, произведенных немецким концерном "Сименс". На днях с подачи украинцев развернута кампания по расследованию предполагаемого участия немецких судоходных фирм в поставках руды для «Крымского титана».

В Германии эту новость распространила та же радиостанция Deutschlandfunk. Во-вторых, антироссийские санкции - это добровольный отказ от рынка в пользу конкурентов, а вернуться на покинутый рынок всегда сложно. В-третьих, говорит депутат, «мне не известно ни одного случая, чтобы санкции достигли цели, ради которой они были введены». Поэтому христианский демократ считает, что по вопросу о санкциях необходимо проводить дискуссию вместо того, чтобы решать его мимоходом, автоматически продлевая санкции еще на полгода или на год. Депутат напоминает о том, что немецкий бизнес считает антироссийские санкции «спорными». В подтверждение тому можно привести недавние высказывания одного из руководителей Германской торгово-промышленной палаты Фолькера Трайлера. В его представлении значимость России для внешнеторговых связей Германии определяется тремя факторами: емкостью рынка, поставками сырья и членством в Евразийском экономическом союзе.

Леммель подчеркнул, что в Германии от санкций особенно страдают восточные земли Тюрингия и Саксония - родина депутата. «Кто же страдает больше - жители Тюрингии и Саксонии от антироссийских санкций или украинцы от российской оккупации?» - провокационно вопрошает депутата интервьюирующий его журналист. И получает ответ: «Если так взвешивать, ничего не добьешься… как правило, санкции затрагивают не государство, а людей, простых людей… Я думаю, что политические конфликты должны решаться политически… Нельзя подходить с разными стандартами: в отношениях с американцами мы поступаем так, а в отношениях с русскими - иначе… Санкции - это не последнее средство воздействия, а выражение беспомощности».

Соб. корр. ФСК

Tags: Германия, ЗАКАТ ЕВРОПЫ, крушение мира
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments