arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Category:

Статьи Хазина о кризисе с моим комментом о грядущей Эпохе Песца

Нервы сдают
МИХАИЛ ХАЗИН
Почему сегодняшняя ситуация в политической жизни вызывает такое раздражение практически у всех: у политиков, у экспертов, даже у рядовых обывателей? Почему они нервничают по поводу происходящих событий, почему регулярно называют тех или иных политиков «сумасшедшими» или «психами», почему политики совершают совершенно дикие с точки зрения нормальной жизни поступки (вроде провокации со Скрипалями, которые устроили англичане)
С чего вдруг? Ну да, кризис, но это не первый кризис на нашем веку. Ну, точнее, он, конечно, круче многих предыдущих, но большая часть населения (в том числе — политики) этого совершенно не понимают. Пока, во всяком случае. Что же такое случилось с людьми, что они чувствуют, чувствуют настолько, что крайне болезненно реагируют на подчас самые невинные раздражители (ну, грубо говоря, что заставило правительство Мэй заниматься столь глупой провокацией?). Ответ, в общем, нам понятен, хотя масштаб соответствующего явления, конечно, недооценивается даже сейчас. И состоит этот ответ в понимании того, что тот мир, в котором люди живут уже несколько поколений — разрушается.
Я очень хорошо помню ситуацию конца 80-х. В институте, в котором я работал, до дня зарплаты в какой-то момент не было денег, люди опасались, что нам не заплатят зарплаты. Я тогда сказал, что пока в стране Советская власть, не может такого быть, что людям не заплатят зарплаты. Так и произошло, на следующий день утром деньги в кассе были. И поэтому то, что произошло уже через пару лет, стало, с психологической точки зрения, страшнейшим ударом. Хотя у нас еще были живы (и даже вполне еще бодры) люди, которые помнили войну и соответствующую разруху. Но молодежь им уже не верила. Хотя, умнейшая Медея Михайловна Месхи, посмотрев как-то в конце 80-х какой-то репортаж с Ближнего Востока, с грустью сказала:
«И в Тбилиси скоро будет тоже самое»
Так вот, западный мир сегодня находится в том же состоянии, что и СССР в конце 80-х. Более того, экономический механизм при этом работает тот же самый, хотя им это пока не объяснишь. Но умные люди (а они есть всегда) чувствуют, что что-то надвигается, причем очень тяжелое. Даже время прошло примерно такое же, как у нас, с конца войны до прихода Горбачева — 40 лет, у них — с кризиса 70-х до начала явных проблем — лет 35-38. То есть есть еще люди, которые помнят, как было до того, но сделать они ничего не могут: молодые поколения просто им не верят, они «старой» жизни не видели.
Я могу привести только один пример. Те многочисленные отели по берегам теплых морей, в которых так любят жить наши туристы, были построены после 1981 года, когда в результате стимулирования частного спроса в процессе проведения политики «рейганомики» резко увеличусь численность «среднего» класса. Ну действительно, кто из тех, кому сегодня до 50 лет, сегодня поверит, что подавляющая часть населения западного мира до начала 80-х в принципе не могла себе позволить ездить на курорты! Но можно напомнить, что в нашей стране загранпаспорт имеет не такая уж большая часть населения, а на курорты ездят и того меньше.
Так вот, главной проблемой кризиса станет резкое падение уровня жизни населения. При этом, поскольку накоплен колоссальный долг, это падение  может быть и более сильным, чем тот уровень, который сегодня формально возможен по реально располагаемым доходам. Но даже если долги просто будут списаны, то нужно понимать, что, скажем, в США, сегодняшние доходы населения соответствуют по покупательной способности ситуации 1957 года … да, тогда, конечно, у них жизнь была лучше, чем у нас (вице-президент США Никсон привозил в конце 50-х в Москву на выставку образцы бытовой техники, которую тогда рекламировали в США, желающие могут в интернете соответствующие фотографии найти), но, все-таки, и близко не дотягивает до того уровня, к которому все привыкли за последние десятилетия.
И вот это и есть главная причине той истерики, которую сегодня можно увидеть у политиков, особенно, молодых. Казалось бы, им еще жить и жить, но резкое сокращение «среднего» класса приводит к тому, что теряется привычный электорат: бедные люди за нынешних либеральных популистов голосовать не будут. А новых политикой пока к власти не допускают, что тоже создает высокую напряженность, поскольку они вынуждены для того, чтобы пробиться через контролируемые либералами СМИ, вести себя достаточно резко.
А ведь нужно понимать, что исчезнет не только «средний» класс, в том виде, как мы его сегодня понимаем, возникнут и совершенно новые группы (одну из них я когда-то назвал «новые» бедные, то есть люди с психологией и образованием «среднего» класса, но понимающие, что они уже никогда в позиции «среднего» класса не вернутся; именно таких людей в нашей стране Гайдар и Чубайс считали возможным физически истребить, в том числе и от голода, но в политической жизни Запада такие мысли сегодня представляются не совсем корректными), у которых вообще нет представительства в политической среде. Но ощущение, что до того единая и полностью закрывающая электорат политическая среда начала «рваться», образуя все более серьезные лакуны, тоже не способствует устойчивости политической среды.
В общем, я повторю еще раз, то, что сегодня происходит в политической среде Запада до безумия напоминает то, что произошло в СССР в конце 80-х годов. И, с учетом масштаба и отсутствию альтернативы, которая у СССР была (тогда у нас казалось, что возврат к капитализму даст какой-то позитив), ситуация там будет даже похуже, чем у нас. И приведет она к таким же 90-м … Неудивительно, что они нервничают!
Смешные ответы на серьезные вопросы
Написать этот текст меня сподобил забавный комментарий на мою статью «Нервы сдают»
Michel Vas
С чего это вдруг автор решил, что нынешний кризис круче многих предыдущих? Бывали кризисы куда как покруче нынешнего кризиса.
Напомню автору, например, Великая депрессия < ... >
Как, полагаю, понятно, читатель не очень знаком со всем пластом моих предыдущих исследований (которым скоро уже 20 лет будет) и, соответственно, искренне считает, что я человек безграмотный и истории (в том числе экономической) просто не знаю. Есть, разумеется, еще один вариант, что мы имеем дело с проплаченным троллем (ну, или, искренним либеральным глупцом), но его мы не рассматриваем, поскольку он нам совершенно неинтересен.
Эта ситуация, на самом деле, вовсе не такая уж простая. Дело в том, что когда мы начинали наши исследования, они шли настолько вразрез с общественным (не научно-экономическим, это само собой) мейнстримом, что чувство протеста было практически у всех читателей! Нас обвиняли и в том, что мы махровые коммунисты, задержавшиеся в своем развитии где-то в 50-х годах (притом что, и Олег Григорьев, и я, в отличие от многих наших критиков, в КПСС никогда не состояли), и в том, что мы клинические идиоты, и в том, что мы вражеские агенты, которые заманивают неокрепшие души разными совершенно невозможными, хотя и внешне привлекательными глупостями.
Выглядело это все достаточно жестко (по нынешним временам такое встретишь разве что на Западе, если кто из публичных фигур там вдруг объявит, что гомосексуализм — это не совсем хорошо), подчас напоминало публичную травлю. Кстати, когда сегодня меня критикуют за то, что я летом 2008 года опубликовал довольно резкое интервью «Комсомолке» (я-то считаю, что Женя Черных, со своей старой советской журналистской школой, сделал блестящую работу!), то те, кто это делает, явно не помнит, в какой атмосфере все это  происходило! А она была сильно неблагоприятной (кризис разразился только через несколько месяцев).
Кстати, те цифры, которые я тогда упомянул, были правильными. Если кризис не приостановили бы колоссальной эмиссией, именно до такого уровня он и дошел бы — то есть до масштабов «Великой депрессии». Но эмиссию начали и последствия отодвинули. Ценой их существенного углубления: сегодня максимальная глубина кризиса будет примерно в полтора раза выше, чем тогда. Отмечу, что тот уровень был бы, конечно, крайне тяжелым, но он давал возможность сохранить социально-политическую модель «западного» мира. А вот масштаб спада в полтора раза более сильный такую возможность не даёт. То есть, отложив кризис на 20 лет, лидеры тогдашнего мира лишили своих детей возможности жить в привычном для них социальном пространстве. А некоторые еще удивляются, откуда взялся Трамп.
Возвращаясь к главной теме должен отметить, что за эти двадцать лет очень многие из тех соображений, идей и предложений, которые мы высказали, вошли в современный дискурс, то есть перечень обсуждаемых тем. Можно упомянуть и «парад девальваций», который стал одним из самых актуальных вопросов после 2008 года под названием «валютные войны», можно вспомнить и валютные зоны, которые мы подробно обсудили в книжке 2003 года «Закат империи доллара и конец "Pax Americana"». Но вот контекст этих идей был, разумеется, взят в мейнстримовской экономической модели, что создает удивительную картину: люди, которые сегодня читают наши тексты, в которых мы апеллируем к работам десяти-пятнадцатилетней давности, искренне считают, что мы эти идеи взяли в публичном дискурсе и придаем им какой-то совершенно неправильный смысл.
Мы, как понятно, эти смыслы у себя не меняли, только углубляя и расширяя исследования по отдельным направлениям. Но читатель, который исходных текстов не читал и тот набор смыслов, который мы вкладываем в наши исследования, не знает, естественно, пытается примирить их с тем набором смыслов, с которым он знаком из СМИ. В результате чего у него начинается глубокий когнитивный диссонанс, он начинает испытывать чувство противоречия и пытается это противоречие как-то объяснить. Ну, например, тем, что мы являемся людьми безграмотными и не очень понимаем, о чем пишем.
Двадцать, пятнадцать и даже десять лет назад такой проблемы вообще не было: темы, которые мы обсуждали, в широком дискурсе отсутствовали, а мейнстримовская экономика их просто табуировала. Но за последние 10 лет ситуация изменилась и, как следствие, появилась мощнейшая по объему среда, в которой практически невозможно обсуждать проблемы экономического кризиса по существу. В частности, например, потому, что в ней есть свои авторитеты, к которым постоянно обращаются, но которые, по нашей глубокой уверенности в реальности ничего в теме не понимают.
Зато их очень много и у них очень большой финансовый ресурс. Соответственно, они создают колоссальный шлейф поддержки из тех людей, которые, им, может даже и не очень верят, но которые просто не видят альтернативной позиции. Хорошо было 15 лет назад: наше слово, каким бы оно тогда ни было хилым, было сразу видно, поскольку никто больше темы кризиса не затрагивал. Но с 2008 года ситуация изменилась, и колоссальное количество людей говорят правильные слова и описывают реальные кризисные процессы, только вот смыслы, которые они в свои рассуждения вкладывают, никакого содержания не несут. Но публичное поле они забивают очень качественно.
В общем, я активизировал написание своей книги об экономическом кризисе. Поскольку нужен источник, в котором бы в одном месте было написано всё. Я очень надеюсь, что к осени я ее закончу.
У нас есть определенные проблемы с издательствами (они, собственно, есть всегда) и по этой причине, если есть желающие спонсировать этот процесс (в том числе выкупом части тиража), то напишите нам, пожалуйста. Ибо этот вопрос становится всё более актуальным...
Обратите внимание, что Хазин предсказывает – на основании экономических выкладок – кризис в полтора раз глубже Великой депрессии. Но как-то выпускает из виду, что на него наложится нарастающий (не обвальный) кризис дефицита ресурсов. То есть, некоторые вещи, которые сейчас считаются естественными, станут труднодоступными или невозможными. Как по мне, наиболее жуткие (кошмарные, ужасные) изменения произойдут из-за нехватки нефти. Далеко не сразу после официального прихода Песца, лет через 15-20. Собственно, именно просчитав эти процессы ещё в 60-х, глобалисты и затеяли переформатирование мира в Концлагерь.
Во-первых, начнут дорожать удобрения, без которых невозможно достичь высокой урожайности, обеспечившей зелёную революцию. Это вызовет сначала голодание, впоследствии голод у сотен миллионов людей (потом миллиардов) и станет толчком к небывалому Великому переселению народов. Юг, пытаясь выжить, стронется и двинется на много более благополучный Север. Но на этом самом Севере нефть тоже подорожает, и продукты станут слишком дороги даже для местных аборигенов, кормить, как сейчас, толпы понаехавших они просто не смогут, не до жиру, самим бы быть живу. Вспыхнет война по границам Севера, часть, наиболее гнилая, стран Запада обрушится из-за внушённой людям глобалистской идеологии, Север погрузится в кровавейшую Гражданскую войну (бешенцев в ЕС ведь уже завезли, как и в САСШ мексиканцев). Предполагаю, что часть Севера устоит и война продолжится по его границам. Это часть плана глобалистов по сокращению численности населения Земли.
Во-вторых, взлёт цен на бензин и солярку резко осложнит транспортные проблемы (за морем телушка – полушка, да рубль перевоз). То есть, где-то еда ещё есть, но везти её издалека не на что, потребители не смогут оплатить. Даже продавая детей в рабство – авось, они хоть живы останутся. Поднятие транспортных расходов вызовет массовые увольнения, и не только в транспортной отрасли, а и в сфере обслуживания, туризм съёжится на порядок. В Египте сейчас около сотни миллионов населения, а в старые времена меньше десяти было. Нравится это египтянам или нет, природа заставит их корректировать свою численность. Понимаете, какие толпы двинутся в Европу, в которой к тому времени проблемы с прокормом будут ненамного меньше? И это касается не только Египта, но и всей Африки (особенно, засушливой Северной), Ближнего востока, Средней Азии…
В-третьих, резкое ухудшение условий жизни, вплоть до её невозможности на привычной территории, взорвёт стабильность в большинстве государств. Оранжевые революции покажутся утренником в детском саду, по сравнению с тем, что начнётся на территориях, на которых наступил конец закона. Нечто похожее разворачивается на БУ, но, именно, только разворачивается и, думается, до уровня будущих ужасов пока не дойдёт – это невыгодно Москве, Брюсселю и даже Пекину. То есть, даже имеющиеся ресурсы будут тратиться неэффективно, перевозки их станут затруднены из террора банд на дорогах. Крысы, добравшись до продовольственных запасов, портят и уничтожают в 10 раз больше, чем съедают. Боюсь, в условиях хаоса люди будут действовать не намного эффективнее.
А ведь ресурсный Песец коснётся не только нефти. Моих мозгов и знаний не хватает для просчёта проблем с нехваткой других природных ресурсов. Разве что водный будет особенно страшен. Именно он инициирует тысячи, десятки тысяч вооружённых конфликтов, войн, войнушек и схваток. Деревня пойдёт на деревню за стабильный родничок, племя на племя за колодец… И, жизнь такая, соперников будут уничтожать или изгонять, что в тех условиях, пожалуй, даже хуже.
Подчёркиваю, я написал о проблемах не ближайших лет, а о процессах, которых растянутся на десятилетия, но вполне уложатся, мне так кажется, в век (может и полвека). Такова Эпоха Песца в моём виденье.
Tags: кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments