arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Выборы закончились-106

Рассуждения по поводу судеб США
МИХАИЛ ХАЗИН
Настоящий текст представляет собой рефлексию по поводу статьи Андрея Школьникова о стратегической перспективе мира. К этой статье, разумеется, есть масса вопросов (собственно, она для этого и написана), например, а почему, собственно, в США каждые 80 лет должны быть какие-то катаклизмы. Но меня-то, собственно, интересует, а может ли произойти там какой-нибудь серьезный катаклизм, основанный на внутреннем ресурсе, скажем, завтра.
Кстати, претензии о том, что в США не может идти внутренняя война притом что они одновременно ведут активную внешнюю политику, я принять не могу. Достаточно напомнить про революцию 1905 года в России, которая шла параллельно с войной в Японии. И войну эту мы чуть было не выиграли (хотя было, конечно, сложно). А в нынешних США единственным объективным фактором, который разогревает ситуацию (и как показывают события последних дней, разогревают качественно), является падение уровня жизни населения.
Как показывает исторический опыт последних пары столетий, ключевым показателем, определяющим масштаб катаклизма демократического (пусть и в широком смысле этого слова) государства, является падение ВВП. Если уровень такого падения составляет менее 40%, то социально-политическая структура государства сохраняется с большой вероятностью. Это кризис, но не катастрофический. Пример — кризис в США 1930—1932 гг. и кризис России 90-х. И в первом, и во втором случае падение ВВП составило около 35% и хотя оба государства подошли к критической точке, тем не менее им удалось вывернуться. При этом падение уровня жизни населения было и больше (скорее всего, в пике было около 40%), но это уже вторичное явление. Опять же, поскольку основу ВВП составляет частный внутренний спрос, эти цифры сильно различаться для одной страны не могут.
Но сегодня ситуация иная. Тогда (по оценкам) разрыв между реально располагаемыми доходами и расходами населения в США составлял примерно 15%, а сегодня — существенно больше, около 25%. И это значит, что падение ВВП, при прочих равных условиях, должно быть примерно 35 / 15 * 25 , то есть получается почти 60. Разумеется, в реальности такая примитивная оценка нуждается в разного рода дополнения и уточнениях. Прежде всего, нужно отметить, что это оценка реального ВВП, сделанного по моделям как минимум 70-х годов. Все современные «штучки» типа «приписной ренты», «гедонистических индексов» или оценки «интеллектуальной собственности» при этом нужно игнорировать. По этой причине номинальное падение ВВП в США будет сильно больше (я ранее оценивал эту величину в 55-60%, исходя из тех самых оценок, что приведены выше), но с точки зрения катастрофичности, номинальные значения роли не играют. А в методиках 70-х, скорее всего, будет где-то около 40% или чуть больше.
То есть реальное значение объективного спада будет чрезвычайно близко к критическому. Настолько близко, что для ряда регионов США оно точно станет выше критического (поскольку речь идет о среднем значении по всем США, а по отдельным штатам отклонения от этого значения будут как в одну, так и в другую сторону). И в этих штатах сохранить социально-политическую структуру без внешней поддержек не получится.
Кстати, а что значит «социально-политическая» структура? Имеется в виду устоявшаяся структура социальных страт, источников их дохода, соотношение политических институтов и партий и так далее. Слом их ведет либо к революции (то есть принципиальному изменению политического строя), либо — к жесткой диктатуре (синоним — военному положению). Но они нужны не столько из-за жестокости и активности конкретных претендентов на диктаторский пост, сколько из-за категорической необходимости обеспечить для значительной части населения еды и воды (последняя потребность в крупных городах может стать и более актуальной). В случае США, роль диктатора может взять на себя и федеральное правительство.
При этом степень раздражения местного населения (которое выросло с идеями величия США и полной уверенностью, что их статуса «среднего» класса лишить практически невозможно; некоторой компенсацией станет фактическое списание всех долгов), которое будет видеть (СМИ и интернет на первом этапе никуда не денутся), что во многих регионах жизнь, так или иначе, продолжается, трудно даже оценить. Особенно с учетом того, что массовые вступления могут подавляться федеральными структурами. Тем более что делать людям будет особо нечего: либо драться, либо возвращать домой и смотреть, как твои дети умирают от жажды и голода… Тут для большинства легче умереть…
Как мне кажется, именно эта проблема станет главной. Если она не выйдет за пределы отдельных, не связанных друг с другом территорий (в частности, не затронет целые штаты, ограничившись пусть большим количеством, но малых территорий), то есть серьезный шанс из ситуации выкрутиться. Да, внутренняя стабильность в США в такой ситуации надолго (на несколько десятилетий как минимум) серьезно опустится, но вспомним, что экономический подъем после Гражданской войны позволил довольно быстро, на протяжении одного поколения, снять внутреннюю напряженность. Уже в кризис 1907-08 годов никто не вспоминал Гражданскую войну. Ну а к началу 30-х, даже с учетом голодомора среди американских фермеров, эта тема окончательно ушла с повестки дня (хотя еще были живы люди, которые те времена помнили).
Так что вывод такой: если исходить из оценки чисто экономических причин, то по итогам кризиса США окажутся на грани кризиса масштаба разрушения социально-политической инфраструктуры. Если мои оценки оптимистичны (то есть в реальности все будет пусть немного, но хуже), то такой кризис разразиться вовсе США, если же нет, то такая ситуация будет только в отдельных регионах. И тогда действительно появляются предпосылки для начала новой Гражданской войны.
Нужно еще учесть, что в условиях такого масштабного кризиса возникнет конфликт различных «центров силы» (на, например, в Калифорнии у власти будут представители либеральных демократов, а в Вашингтоне и/или в Техасе — сторонники консерватора Трампа), но этот фактор уже чисто политический и я не берусь его оценивать. Но он, конечно, смещает «точку раздела» между неизбежностью общестранового кризиса и возможностью его избежать в части падения ВВП в сторону уменьшения: не исключено, что в нынешних условиях кризис начнется даже при падении ВВП всего на 32-35%. В общем, исходя только их оценки экономических последствий кризиса, сделать окончательный вывод невозможно, но то, что угроза будет весьма и весьма серьезна, уже нет каких сомнений.
Война началась
МИХАИЛ ХАЗИН
Первой целью которой является контроль над политикой ФРС
Тема ставки Федеральной резервной системы США только совершенно недалекому человеку кажется неактуальной. Мы живем в Бреттон-Вудской финансово-экономической системе, доллар США есть Единая мера стоимости в современной экономике, вся наша жизнедеятельность привязана к этой системе. Достаточно сказать, что получить кредит в банке (речь идет, как понятно, не о займе «до получки») можно только если ты предъявишь модель своего бизнеса (ну, как минимум, тщательно разработанный бизнес-план), который должен быть основан на экономическом прогнозе МВФ. Том самом МВФ, который до сих пор является главным стратегически-координационным органом Б-В. системы.
Поэтому тема важная. Так что недаром президент США Трамп, сразу после встречи в Хельсинки, поднял эту тему. Причем не один, а два раза (в официальном интервью и в своем твиттере).  Кстати, отметим, что все рассуждения о «влиянии России» тут, прямо скажем, не совсем уместны: вопрос носит чисто экономический, объективный характер, тут вопрос стоит о выборе сценария развития и Россия повлиять на ситуацию не может в принципе, ну, разве что, открыто выложить свою оценку разных факторов. Другое дело, кто в США к этой оценке будет прислушиваться.
Для начала зададимся вопросом: а в чем, собственно, проблема? Проблема в том, что с 1981 года, начала политики «рейганомики», экономика вначале США, а потом и всего мира стимулировалась через рост частного спроса. Который, в свою очередь, обеспечивался не за счет роста реально располагаемых доходов (они в США с начала 70-х не росли и сегодня находятся на уровне 1957 года по покупательной способности), а за счет роста долговой нагрузки. При этом сама эта нагрузка компенсировалась за счет рефинансирования долга под все время уменьшающуюся стоимость кредита.
В частности, учетная ставка ФРС США упала с 19% в 1980 году (США боролись с инфляцией) до, фактически, 0 в декабре 2008 года. Разумеется, стоимость обслуживания коммерческих кредитов всегда была выше нуля, но она тоже падала, до некоторого времени. Но в результате, только частный долг в США вырос с, примерно, 60% от годовых доходов для среднего домохозяйства, каким он был в 1980 году, до уровня более 130% в 2008. Сейчас этот уровень немножко упал (до, примерно, 120%), но все равно остается запредельно высоким для нормальных ставок процента.
Вопрос: а зачем в такой ситуации повышать ставку? Ну работает всё, и слава богу! Ответ очень простой: когда вы стимулируете экономику через печатание доллара, то эффективность этой печати (если рынки не растут) все время падает. То есть рост экономики от каждого напечатанного доллара сокращается. И в тот момент, когда эта эффективность снизилась до нуля, стали проявляться другие проблемы. Например то, что значительная часть государственных институтов (бюджетов) уже перестроились под высокий поток ликвидности и сокращение эмиссии вело к уже государственным проблемам.
Например, уже несколько лет номинальная доходность ценных бумаг Германии и Швейцарии является отрицательной. Собственно, у других она тоже реально отрицательно (поскольку инфляция превышает номинальных доход), но формально, все-таки, какой-то плюс место имеет… Аналогичные проблемы с экономическим ростом: без использования все более и более хитрых способов расчета, положительный рост не наблюдается… А этого допускать нельзя…
С точки зрения «мэйнстримовской» экономической логики, нужно повышать ставку, то есть — истребить всех финансовых «паразитов», выросших на потоках эмиссионной ликвидности и вернуть капиталу эффективность (то есть — положительную доходность), возможность самовоспроизводиться. Да, при этом будут проблемы у многих субъектов мировой экономики (доллар-то мировая валюта!), но по итогам экономика должна оздоровиться. Отметим, что у нас, как у теоретиков, немножко другой подход к этой проблеме, в том числе к оценке возможного спада, но это совершенно неважно, поскольку практически весь экономический истеблишмент, поголовно, придерживается этой логики. Вспомним конец 70-х (цифра в 19%, приведенная несколькими абзацами выше, никого не царапнула?).
Так вот, беда состоит в том, что сильнее всего проигрывают в такой ситуации те, у которых максимальные издержки. А у производителей в США она, по определению, выше, чем у Китая, стран ЮВА, Индии или даже стран Латинской Америки. ПОскольку и зарплаты выше, и стоимость инфраструктуры, и финансовые издержки (страховки). И когда я 5 ноября 2014 года говорил на Дартмутской конференции в Дейтоне, что есть два сценария экономического развития и один из них — спасение мировой долларовой системы за счет промышленности и вообще реального сектора США, то именно этот вариант с поднятием ставки и имел в виду в качестве первой части альтернативы.
А вторую часть как раз предлагает Трамп. Ну, точнее, те силы, которые за ним стоят, и которые я и имел в виду в своем выступлении, поскольку в ноябре 2014 года он еще не объявил о своем выдвижении. Суть этот сценария в том, чтобы вернуть производства в США и, воспользовавшись внутренним рынком, как базой и максимально нарастив экспорт (в том числе, используя политические инструменты, чего уж там) спасти свой, американский реальный сектор.  А поскольку, если ставку не поднимать, то экономический кризис в мире будет продолжаться, то, значит, повышать экономику за счет общего роста будет невозможно, но зато можно будет это сделать за счет других участников (прежде всего, Китая и Западной Европы), которые стали главными бенефициарами предыдущей эмиссии.
Фокус в том, что высокие процентные ставки создают проблемы при экспорте, облегчают импорт и угнетают инвестиции в реальный сектор. Нет, если бы США, как это было в 20-е — 30-е годы прошлого века могли бы закрыть свои границы и не пускать импортные товары, то ставка бы роли не играла (у всех одни правила игры), но для реализации такого сценария нужно разрушить не только ВТО, но и всю Бреттон-Вудскую систему, с ее обязательной свободой движения капитала. Да и чисто внутренних рынков может для восстановления не хватить. И, разумеется, сделать это сразу не может даже президент США. Но в каком направлении он сдвигается уже понятно. И это — как раз второй сценарий из обозначенной мной в ноябре 14 года альтернативы: спасения экономики США за счет разрушения мировой долларовой системы.
Какое-то время Трамп не мог себе позволить озвучить это все в более или менее явном виде, он говорил только общие выводы: «Сделаем Америку снова великой», «Не дадим жить за наш счет» и так далее, тезисы, с которыми американскому гражданину сложно спорить. Но его противники (как мы понимаем, сторонники альтернативной экономической модели) понимали все изначально, почему и занимались активным саботажем. Но после встречи в Хельсинки Трамп открыто объявил о том, какую высоту он хочет взять в этой (до той поры тайной) войне и, тем самым, создал casus belli. То есть повод для открытой войны. Повторю еще раз: хотя схватку в Вашингтоне видят все, но реальная его причина оставалась втайне, что создавало довольно странные ощущения у всех наблюдателей. Но теперь все изменилось.
Ответный ультиматум, как мы видели, поручили озвучить главе МВФ Кристин Лагард. И с этой минуты (то есть — с середины прошлой недели) схватка бульдогов под ковром закончилась. Началась прямая война, первой целью которой является контроль над политикой ФРС. Конкретно: повышать ставку или снижать. Ну, а уж как будут развиваться боевые действия, мы будем внимательно следить.
*- выделения в тексте статьи Хазина позаимствованы из поста коллеги по жж Андрея В. Ставицкого, skeptimist.
Как я накаркал ещё в августе-сентябре 16 года, противостояние элит САСШ, вопреки традициям, не утихает. По-прежнему считаю, что оно не может обойтись без кровавейшей Гражданской войны. В конце концов, в стране развелось слишком много паразитов, их по любому надо множить на ноль, для чего Гражданская война просто идеальна. Отрадно (для меня), что её практической неминуемости есть и чисто экономическое обоснование. И не изменил скептицизма в отношении осуществимости планов Трампа. Не взлетит.
Tags: Пиндостанские обломы, конец закона, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments