arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Шалтай-Болтай... 445

О трудностях прогнозирования

МИХАИЛ ХАЗИН
Постоянные читатели моих сайтов, последние три года khazin.ru и aurora.network, не могли не обратить внимание, что в этом году я впервые за много лет не написал экономический прогноз для мира. Прогноз для России за последние десять лет несколько раз пропускал (раза три, кажется), а вот экономический прогноз для мировой экономики делал постоянно. А этом году не написал. Почему?

Дело в том, что любой прогноз состоит из двух базовых частей.

Первая — продолжение регулярных тенденций на будущее.

Например: имеет место экономический рост, он будет продолжаться, усиливаться/ослабляться, будут такие последствия, одни на это будут реагировать так-то, другие — так-то… Ну, и так далее.

Вторая — есть такие-то несистемные (то есть не вытекающие прямо из уже обозначившийся тенденций) риски (или ништяки).

Например: такие-то враги активизируются и будут пакостить так-то, появится возможность отжать «что плохо лежит» (кто сказал Крым? А Ирак с Афганистаном?), такие-то события потребуют для нейтрализации такие-то ресурсы… Ну и примерные оценки вероятности возникновения таких рисков. Отметим, что мои прогнозы начала 2000-х примерно этой логике и отвечали, я просто немножко утрировал вероятности рисков. Но сами риски и, кстати, потенциальные масштабы последствий (которые пока в полной мере не реализовались) были описаны очень близко к реальности; я специально недавно перечитал «Закат империи доллара…».

Но ситуация существенно меняется, если имеет место «зарубка» сравнимых по масштабу сил. В нашем случае это элита «Западного» проекта, который явно теряет свои ресурсы и потерпел за последние годы ряд серьезных поражений («дело Стросс-Кана», по итогам которого не удалось «отдать» под свое управление эмиссии мировой резервной валюты, отказ США от эмиссии доллара под потребности мировой финансовой системы в середине 2014 года и, наконец, приход Трампа) и альтернативные ему региональные элитные группы (и китайские, и российские, и американские). Собственно, на сегодня элита «Западного» проекта прочно держит только континентальные страны Западной Европы, уже даже на уровне Евросоюза приходится считаться с националистами Восточной Европы.

Так вот, между этими силами начинается очень серьезная «рубка», причем используются в основном политические приемы (финансистам невыгодно рушить свою же собственную систему, претендующим на власть региональным группам тут просто особо нечего предъявить). Причем поскольку они друг друга блокируют, то эффективность этих приемов не очень высока, зато уровень напряженности резко растет. В такой ситуации оценивать экономические тенденции крайне сложно — ты никогда не узнаешь, в какой момент эти политические инструменты станут блокираторами конкретных экономических процессов. Слишком растет доля субъективного фактора.

Но и это еще не самое сложное. Дальше — больше. В какой-то момент одна из сторон просто перестаёт «держать удар». Типичный пример — события августа 1993 года. А до того — ГКЧП. Уровень напряженности, который рос многие месяцы, неожиданно взрывается практически вертикально вверх и дальше… Одна из сторон просто исчезает с поля боя…

И в этот момент все тенденции полностью разрушаются, поскольку у победителей возникает момент (правда, очень короткий), когда можно писать правила на чистом листе. До того каждый шаг был буквально полит потом и кровью юристов, управленцев, чиновников и политиков. И для небольшого изменения приходилось бороться месяцами и годами. А тут — что хочешь, то и пиши. Никаких ограничений, противников уже нет.

Нет, очень скоро они появятся, поскольку до того плотные ряды победителей, скованные невероятным напряжением схватки, начинают расслаиваться на отдельные группы, которые начинают ощущать и защищать собственные интересы (пусть и в рамках новой модели). Даже если победят «старые» силы (ну, скажем, кто-нибудь дал команду в августе 1991 года, был бы арестован Ельцин и КПСС сохранила власть), они все равно частично отклоняют некоторые свои же собственные самоограничения, принятые в процессе войны и частично, будут приняты новые, на которые раньше не было сил. Но в любом случае — эти несколько недель или месяцев это период бурного хаоса, в котором невозможен никакой регулярный прогноз.

Я дважды создавал новые административный структуры (один раз на базе имеющихся кадров, департамент кредитной политики Минэкономики, другой раз — полностью «с нуля», Экономическое управление Президента) и я хорошо помню, как ощущение полной свободы (грубо говоря, пиши в «положении» что хочешь) постепенно сменяется очень жесткими рамками, причем некоторые из которых ты сам себе несколько дней назад установил. И в последний раз я уже действовал в полном понимании этого момента. Но эта свобода длилась, условно говоря, две-три недели. А в случае более масштабных событий, как, например, в США, она продлится, скорее всего, два-три месяца. Но не больше.

И понимание, что эти два-три месяца могут начаться уже этой осенью, делают совершенно невозможным реальный прогноз. Поскольку раздел рисков становится доминирующим, причем последствия вообще, не считаются (вообще, все риски всегда считаются по отдельному, в предположении, что они не реализуются одновременно; если они начинают взаимодействовать, все прогнозу летят в тартарары). А если ограничиться регулярной частью, то получится прогноз МВФ или еще того похуже, поскольку у МВФ сильно больше источников для анализа, у них все сильно более красившие.

В общем, жизнь вносит свои коррективы, даже в такой уже устоявшийся за много лет процесс, как мои ежегодные прогнозы.

Тут и комментировать нечего.

==================================================================

Был ли кризис 2008 года циклическим?

Михаил Хазин
Вопрос этот довольно принципиальный: если это был обычный циклический кризис, то сегодня пришло время очередного циклического спада и можно особо не переживать — он пройдет через пару лет, как и любой другой. Но если все иначе… То тут могут быть самые разные варианты.

Мое глубокое убеждение состоит в том, что кризис 2008 года не был циклическим, что это классический кризис падения эффективности капитала, который мы подробно описали в нашей теории. Однако для объяснения этого факта нам неминуемо придется объяснять многие проблемы статистического анализа данных — поскольку с момента начала кризиса власти США как минимум дважды меняли статистические методики. Именно по этой причине мы исходим из тех данных, которые получали сами (в частности, в 2000-е годы я пользовался данными, проанализированными Сергеем Егишянцем) либо же полученными на этом сайте.

Так вот, если исходить из нашей концепции, то развитие кризиса после осени 2008 года очень похоже на ситуацию 70-х годов: долгосрочная депрессия без экономического роста и с постоянными рецидивами спада. Нет (пока?) эффекта стагфляции (то есть спада с высокой инфляцией), но это связано с тем, что основной эмиссионный удар пришелся на 2008-2014 годы, когда высокая эмиссия (2.5 триллиона долларов роста денежной базы в США, примерно в 4 раза) компенсировалась падением кредитного мультипликатора с 17 до 4. Напомню, что в конце 60-х не было таких финансовых пузырей, как сейчас, в связи с этим кредитный мультипликатор был в норме (4-6) и, как следствие, эмиссия практически сразу вызывала инфляционный эффект.

Такое отличие связано в первую очередь с наличием альтернативной долларовой (бреттон-вудской) системы разделения труда (советской), которая в этот момент демонстрировала явное преимущество (фактически десять лет СССР еще демонстрировал экономический рост на фоне постоянного спада в США). Собственно, именно в середине 70-х можно было констатировать победу мировой системы социализма в «соревновании двух систем». Но — СССР отказался форсировать победу. Сегодня же СССР нет и в этом смысле денежные власти США проявляют значительно большую свободу в своих действиях, чем это было в 70-е годы.

Отметим, что кризис 70-х (который тоже не был циклическим кризисом и вышли из него США через систему кредитного стимулирования частного спроса, средний долг домохозяйства в этой стране, который никогда не превышал уровня 60-65% от годового реального дохода, поднялся к осени 2008 года до 130%, то есть — в два раза; при этом на сегодня он упал весьма и весьма незначительно) совершенно не вписывался в мэйнстримовскую экономическую модель. Прежде всего потому что в ней есть только циклические кризисы, продолжительность спадов в которых ограничена по времени. И в результате регулярных изменений методики расчетов экономических параметров, «длинную» депрессию 70-х годов разбили на две «рецессии» (чисто циклический термин, обозначающий фазу падения в рамках цикла, если он достиг достаточно серьезных масштабов), разделенные небольшим периодом роста.

В то же время, если посмотреть на второстепенные показатели (например, среднюю заработную плату) то, видно, что никакого роста в середине 70-х годов не было просто немножко изменилась модель управления кризисом (в США для поддержания ВПК начали эмиссию, что привело к стагфляции — уникальному явлению, совершенно не описываемому, с точки зрения классической циклической теории).

Ситуация современного кризиса, с одной стороны, крайне похожа на кризис 1930 года (как и тогда, кризису предшествовали обвалы финансовых пузырей), с другой, принципиально от него отличается, поскольку тогда государство отказалось от массированной эмиссии, из-за чего кризис развивался по дефляционному сценарию (несколько лет назад я в своем прогнозе мировой экономики подробно изучал этот момент). Сегодня эта эмиссия (которая частично продолжается, и в США, где она идет на поддержку бюджетных расходов, и в Евросоюзе, и в Японии) позволила оттянуть начало дефляционной стадии кризиса, то есть резкого падения расходов граждан, но судя по всему, эта пауза заканчивается.

Отметим, кстати, что реальные доходы граждане сегодня не сбалансированы с расходами, как это было в начале 70-х годов, более того, структурный разрыв между доходами и расходами существенно превышает масштабы 20-х годов прошлого века (тогда расходы домохозяйств были выше доходов в среднем, процентов на 15, сейчас — на 25%). И по мере того как механизмы поддержания расходов будут разрушаться (это уже постепенно происходит)

«мэйнстримовская» экономическая теория не может, поскольку для этого нужно дать честный и реальный анализ предыдущих кризисов того же типа, а это невозможно, поскольку он противоречит базовым положениям этой теории. Более того, фальсифицированы даже, как я уже упоминал, статистические данные, которые позволяли более или менее внятно объяснить, что же происходило на самом деле. И по этой причине адептам этой теории остается только говорить о том, что 2008 год и нынешний момент — это просто два минимума разных циклов, в то время как в реальности экономическая картина куда более богатая и интересная.

То есть, не обычный кризис, а катастрофа уровня кризиса Бронзового века, когда сгинула блистательная цивилизация, и настали Тёмные века. Из Великой депрессии Вашингтон вышел, запалив пожар страшной войны в Евразии. Были планы стравить в 21 веке Россию и Китай. Но что-то пошло не так, давление Вашингтона на Москву и Пекин привело к их союзу против САСШ. А напрямую воевать против России пиндостанцам ссыкотно – уж очень страшный ответ прилетит. Следовательно, олигархи САСШ начнут жрать друг друга.

=================================================================

Лорд Ротшильд: Новый мировой порядок подвергается риску

Тайлер Дерден

В течение последних трех лет мы неоднократно слышали неожиданные предостережения из уст представителя одной из самых легендарных семей в мировых финансах лорда Джейкоба Ротшильда.

Читатели могут вспомнить, что в комментариях к ежегодному отчету RIT Capital Partners за 2014 год отпрыск семьи Ротшильдов предупредил, что “геополитическая ситуация наиболее опасна со времен Второй Мировой войны”. Спустя год Джейкоб Ротшильд снова предупредил о последствиях “того, что, безусловно, является величайшим монетарным экспериментом за всю мировую историю”, а затем в августе 2017 года он заявил, что “во многих случаях цены акций достигли беспрецедентных уровней в то время, когда экономический рост отнюдь не гарантирован”.

Знал бы он тогда, что фондовые индексы в тот момент совсем и не собирались прекращать свой поход наверх. Однако Ротшильд сделал еще одно предупреждение, которое рынок до сих пор блаженно игнорировал:

Период монетарной аккомодации, возможно, подходит к концу. Геополитические проблемы по-прежнему повсеместны, и их все труднее разрешать.

Вернемся в сегодняшний день. В своем последнем полугодовом комментарии к отчету RIT Capital Partners Лорд Ротшильд вновь выступил с предупреждением, и на этот раз он сосредоточил свое внимание на глобальной экономической системе, которая была создана после Второй Мировой войны, и которая, по его мнению, сейчас подвергается угрозе.

Банкир-миллиардер назвал торговую войну между США и Китаем и кризис в еврозоне как ключевые проблемы, из-за которых экономический порядок подвергается риску. Он упомянул также об отсутствии “общего подхода” в результате постепенного снижения уровня глобализации после прихода Трампа, что сделало “сегодняшнюю кооперацию гораздо более сложным делом”:

После 9/11 и во время финансового кризиса 2008 года правительства работали вместе и имели общий подход. Сегодня кооперация стала гораздо более сложным делом. И это подвергает угрозе послевоенный экономический порядок и систему безопасности.

Какую позицию занимает лорд Ротшильд, когда глобальные риски растут? Он пишет, что “в сложившейся ситуации наша политика заключается в том, чтобы сохранять нашу ограниченную позицию в котируемых акциях и совершать новые сделки с большой осторожностью”. И действительно, в первом полугодии RIT имел чистую позицию в акциях на сумму лишь 47% от капитала фонда, что является исторически низким значением. Причина: известнейшая семья банкиров обеспокоена тем, что 10-летний бычий цикл и рыночное ралли могут наконец подойти к концу.

Цикл находится на десятом году своего существования, и это самый продолжительный период за всю историю. Сейчас мы видим, что появляются некоторые области с ослаблением экономического роста; действительно МВФ, недавно предсказал некоторое замедление экономического роста.

Пусть Ротшильд отметил, что “во многих экономиках мира наблюдается полномасштабное ускорение, которого не наблюдалось со времен финансового кризиса 2008 года. Так, в прошлом году в 120 странах экономический рост ускорился”, он также предупредил, что “мы продолжаем верить в то, что сейчас неподходящее время для добавления риска. Текущие валюации фондового рынка остаются высокими по историческим стандартам, и они оказались завышенными в результате нескольких лет низких процентных ставок и из-за политики количественного смягчения, которая сейчас подходит к концу”.

Одним из потенциальных рисков является Европа, где уровень долгов достиг “потенциально разрушительных уровней”:

Проблемы, стоящие перед Еврозоной, вызывают озабоченность – как с политической точки зрения, так и с экономической — с учетом потенциально разрушительных долговых уровней в ряде стран.

Существует также угроза, что с настоящего момента и далее произойдет значительная эскалация глобальной торговой войны, при этом китайские акции уже испытывают серьезные проблемы:

Вероятность торговых войн усилилась, и их влияние на акции уже наблюдается, например, к началу июля индекс Shanghai Composite снизился на 22% с его пиковых значений в январе.

Ротшильд также повторил недавнее предупреждение со стороны главы индийского центрального банка, заявив, что сокращение глобальной долларовой ликвидности приносит боль развивающимся рынкам:

Развивающиеся рынки, вероятно, продолжат испытывать проблемы, чему поспособствует монетарная политика Федрезерва США, направленная на истощение глобальной долларовой ликвидности. Мы уже видели, как повели себя турецкая и аргентинская валюты.

Наконец, Ротшильд по-видимому и по понятным причинам “обеспокоен геополитическими проблемами, включая Brexit, Северную Корею и Ближний Восток, в то время, когда популизм распространяется по всему миру”.

Статья большая, с графиками и таблицами, полностью её можно прочитать пройдя по ссылке. Но и приведённого мною большого фрагмента,  видно, что один из настоящих хозяев мира, упоротый глобалист по-настоящему встревожен тенденциями в политике и экономике последних лет. Естественно, то, что главной причиной грядущей катастрофы является жадность, его самого и ему подобных, он сказать стесняется. Уже скоро эти рептилоиды будут вынуждены жрать друг дружку. Запасаемся семками.

Tags: кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments