arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

Ослабление лагеря глобалистов продолжается

Глеб Кузнецов о выборах в Бразилии: Политика правых антиглобалистов обречена быть антироссийской
Елена Ничук

Жаир Болсонару станет президентом Бразилии с 1 января 2019 года, когда состоится его инаугурация. За Болсонару проголосовали 55,2% избирателей, за его оппонента — 44,8%. В первом туре также лидировал ультраправый политик.

После обнародования результатов Жаир Болсонару обратился к согражданам и пообещал, что будет управлять страной демократично и в соответствии с конституцией и Библией. Однако он подчеркнул, что хочет изменить курс движения государства.

«Нельзя продолжать заигрывать с социализмом, коммунизмом, популизмом и левым экстремизмом. Мы изменим судьбу Бразилии», — заявил Болсонару.


Политик подчеркнул, что планирует сближаться со странами с развитой экономикой, а не с союзниками в регионе. Агентство отметило, что новый президент Бразилии поддерживает политику американского лидера Дональда Трампа.

Консервативного политика на родине называют «бразильским Трампом». В частности, сам Жаир Болсонару, по мнению экспертов, во время своих заявлений в адрес Китая подражал главе Белого Дома.

Для России вариант с Балсонару - далеко не самый лучший, уверен политолог Глеб Кузнецов. Об этом он пишет в Фейсбуке.

1. Бразилия была и остается расколотой нацией. Разница между Болсонару и Аддадом существенно сократилась между первым и вторым туром. Прирост Аддада перед вторым туром – в два раза больше прироста Болсонару. Претензии Болсонару после звездного первого тура на единоличное «национальное лидерство» оказались разбитыми, более того он едва не проиграл на самом деле за счет успешной мобилизации своих противников.

2. Болсонару – кто угодно, но не «антиистеблишментный популист». Он и есть плоть от плоти бразильского истеблишмента. Болсонару закончил престижную военную академию, служил офицером в элитных войсках. На заре бразильского постхунтовского транзита заработал авторитет, став голосом правого офицерства в публичной критике правительственной политики в отношении армии. После увольнения со службы без паузы превратился в одного из самых популярных бразильских депутатов - начал с муниципального собрания Рио-де-Жанейро, а затем семь созывов подряд заседал в национальном парламенте. Это опыт, связи, уважение и популярность – заработанные громкими инициативами (в том числе и войной с Лулой да Силва и прочими «левыми», но не только ею). Представлять Болсонару этаким радикальным антисистемным «чёртом из табакерки» – глупо.

3. Не менее интересен и вице-президент, шедший в одной команде с Болсонару на выборы – самый успешный генерал постдиктаторского времени Гамильтон Муран, выполнивший колоссальную роль в ходе трансфера власти Дильма – Темер и проблем уже Темера. Фактически, он руководил применением армии для поддержания порядка в последние бурные годы, не давая стране скатиться в хаос с одной стороны и в военную диктатуру – со стороны другой. Болсонару стал альтернативой военному перевороту, который не хочет прежде всего сам истеблишмент. Он именно так и оценивается бразильской олигархией, как экономической, так и административной – либо поддерживаем Болсонару и идём понятным правым курсом, либо сваливаемся в левую пропасть популистских лозунгов Ададда и решаем последующие проблемы с военной прямотой.

4. Аддад оказался действительно серьёзным противником, который сумел по ходу дела кардинально поменять акценты своей предвыборной кампании и вырасти ко второму туру ровно в полтора раза. Если в первом туре он ассоциировал себя с популярным Лула да Силвой (буквально «Кто за Лулу, тот за Аддада»), то ко второму туру переключился на собственную яркую антиолигархическую и антивоенную повестку, представая уже не тенью Лулы, а скорее неким аналогом Альенде. Изначально феминистский проект против «мужской шовинистической свиньи» Болсонару «Он - нет!» в умелых руках Аддада за три недели превратился в массовое движение, выдвигающее простую альтернативу: «или Аддад, или натуральный фашизм».

5. Успех Болсонару – это демонстрация того, что модель «популисты осаждают «крепость» системы и угрожают потрясением основ, меняя власть» не работает. Олигархия – экономическая, военная и административная – не дрожит, ожидая, когда ее сметут «люди из народной толщи», а смело и успешно добавляет к привычному своему мобилизационно-административному инструментарию популистские примочки и серфит на «популистской волне» так, как и не снилось всем этим клоунам из университетов с открытыми честными лицами. Успех Болсонару – это, прежде всего, успех технологического популизма: громкие заявления, неполиткорректные, но очень чётко попадающие в повестку; широкая сеть сторонников (ему удалось собрать больше всех пожертвований от рядовых граждан); поддержка политической и экономической элиты; ну и, конечно же, очень «удачное» неудавшееся покушение, которое удалось раскрутить по полной. «Солдат, раненый на войне за родную страну, но не сломленный» - вот образ, который продали избирателям в ходе кампании.

Так что важный урок Бразилии (для тех кто недопонял урок Франции полутора годами ранее) – технологический популизм, это не угроза системе, а возможность, не пространство рисков, а пространство побед. Система всегда более успешна как «популист», чем любая оппозиция, если она даст себе труд поиграть на этом поле.

Ну и последнее, для нас самое важное. Приход Болсонару – это плохая новость для России и как крупного поставщика ресурсов на мировые рынки и как игрока в БРИКС. Он не хочет быть «альтернативным США центром силы», скорее наоборот, это раз. Два, он не верит в экологию и собирается распечать очередную порцию бразильских природных богатств для мировых рынков. Так что Petrobras и Vale будут очевидно на подъеме. Учитывая что в смысле горнорудного сырья Бразилия поставляет тоже самое, что Россия, на мировые рынки приход Болсонару открывает возможности США для неограниченной санкционной политики в адрес российских горно-рудных и металлургических компаний. Ну и три, он собирается все что плохо и хорошо лежит в Бразилии приватизировать, что, учитывая опять же бразильские объемы, станет очевидным пылесосом для инвесторов, желающих вложиться в бумаги третьего мира.

Так что, как это ни грустно российским почвенникам, приход Болсонару – хорошая иллюстрация того, что главными и единственными реальными (пусть и невольными) нашими союзниками являются жуткие и неприятные «глобальные либеральные элиты» с их глобальными ценностями, а вовсе не правые антиглобалисты и правые популисты, которые нам так милы и дороги. Политика правых популистов-антиглобалистов в больших странах обречена быть антироссийской.

Нельзя сказать, что всё в этом интервью – ложь. Есть и правда, и полуправда, но сама концовка выдаёт либерастического врага России. Уж что-что, а союзником нашей страны, либералы (читай – глобалисты-финансисты) быть не могут в принципе. Ибо они продолжают политику направленную на уничтожение России, как государства, что автоматически станет началом уничтожения русских как народа. Особенно грубая ложь в статье, что поставщик ресурсов Бразилия – конкурент поставщика ресурсов России, хотя поставляют они, кроме разве что металлов, разные ресурсы.

==================================================================

Бразилия уходит вправо. С победой популиста Болсонаро традиционным партиям вынесен вотум недоверия

Иннокентий Вишневский

Ультраправый, как называют его ведущие СМИ Запада, кандидат в президенты Бразилии 63 летний бывший военный капитан Жаир Болсонаро победил на президентских выборах с разгромным счетом: 55 процентов против 44 процентов, отданных кандидату от левой Партии трудящихся Фернандо Хаддаду.

Победитель сразу дал понять, что в Бразилии начинается новая эра. Он обратился к своим соотечественникам на Facebook помолится всем вместе с его семьей, а появившись на телеэкране не упомянул своего противника. Болсонаро называют «бразильским» Трампом. К слову, президент США сам позвонил и поздравил с победой своего коллегу. Болсонаро симпатизирует президенту США. В ходе своей кампании он называл вещи своими именами, но в жестком стиле. За неделю до выборов он из своего дома, что недалеко от пляжа Копакабана в Рио-де-Жанейро в телеинтервью жестко заявлял: «Мы собираемся изгнать маргинальных красных из страны. Мы их сотрем с карты Бразилии. Они покинут страну или отправятся в тюрьму!» - угрожал он. И обещает устроить «генеральную уборку» в стране. Зажигательная речь транслировалась в прямом эфире на гигантский экран, установленный на одном из проспектов Сан-Пауло, где собрались десятки тысяч его сторонников.

Именно в этом городе капитан Болсонаро три года назад заявил о себе на митингах, требуя уволить в то время президента страны Дилму Руссеф за коррупцию, а лидера левой Партии трудящихся посадить в тюрьму. И начавшаяся  мобилизация народа принесла свои плоды: Дилму Руссеф уволили, а харизматичного лидера Партии трудящихся Луиса Игнасио Лулу да Сильву за взятки посадили в тюрьму. Во время президентской кампании отличился и сын Болсонаро Эдуард. Он заявил, как в большевистской России матрос Железняк, что «одного солдата и одного капрала достаточно, чтобы закрыть Верховный суд».

Западные СМИ дружно писали, что из-за жесткой риторики Болсонаро, уличное насилие, захлестнувшее города Бразилии, начинает переходить в политику. И опасаются, что крупнейшая страна Латинской Америки может резко качнуться вправо — в сторону милитаризации и роста влияния военных в политической жизни страны. Испанская газета El Pais в редакционной статье бьет тревогу, что идеалы демократии и демократические ценности с приходом Болсонаро к власти вывили тревожную тенденцию в мире к росту влияния на электорат лидеров-популистов и причисляет к ним Трампа, Путина, премьера Венгрии Орбана, Эрдогана, президента Филиппин Дутерте. Что же, не самая плохая кампания. Но Болсонаро уже заявил в пику истерившим западным СМИ, что он станет президентом всех бразильцев и им всем вместе придется наводить в стране порядок ради роста благополучия и социальной справедливости. «Мы не можем продолжать флиртовать с социализмом, с коммунизмом, популизмом или левым экстремизмом», - заявил будущий президент и еще раз заверил «мое правительство будет конституционным и демократическим».

Вчера всю ночь бразильцы праздновали победу Болсонаро. Многие называли его «подарком, упавший с небес». И дружно молились вместе с его семьей за победу.

Бразильцы проголосовали за изменения в стране и с надеждой ждут перемен. Однако победителю придется сосуществовать с враждебным ему парламентом. Там пока большинство в руках Партии трудящихся — у них вместе с союзниками 57 депутатов, а у партии Болсонаро —  Социал-либеральной — 52 депутата. Но многие из них уже заявили, что поддержат курс нового президента на жесткую борьбу с коррупцией и приватизацию предприятий госсектора в экономике страны.

Обращаю ваше внимание, что «левыми» сейчас называют либералов, госпожу Клинтон, в том числе. Впрочем, часто и настоящие левые – наподобие мадуристов Венесуэлы – тоже представляют не трудящихся, а бездельников-халявщиков. Да-да, мадуристы завели свою страну в тупик, пусть их правление выгодно России. Приход таких сил к власти – настоящая беда. В стране расположенной на нефтяном море нечего жрать, хотя при правильном подходе она могла прокормить сотни миллионов человек. Как и Трампу, Болсонаро придётся сосуществовать с враждебным парламентом, что минус не только для него, для всей страны.

==================================================================

В восьмой экономике мира победил кандидат по имени "А пошли бы вы все"

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Закономерность подтверждается: теперь у власти в Бразилии "местный Трамп" — избранный президентом Жаир Болсонару. Это, напомним, после "филиппинского Трампа" — Родриго Дутерте, "индийского Трампа" — Нарендры Моди, да и самого Дональда Трампа не будем забывать. И не будем забывать медленное шествие к власти подобных если не личностей, то партий в Европе, о которых раньше и слышно не было. Перед нами не просто разные, а совсем разные страны, но общее у них, как видим, есть. Побеждают "не те люди".

Приговор Болсонару со стороны изданий типа газеты The Washington Post или ее европейских собратьев давно, то есть еще накануне выборов, вынесен (и активно обсуждается в российских СМИ). А именно, Болсонару — популист, расист, ультраправый, поклонник диктатур и убийств, женоненавистник, гомофоб и так далее. В общем, олицетворенный ужас.

В России, понятно, размышляют, как мы с таким человеком будем разговаривать в рамках БРИКС, где Бразилия обозначена первой буквой. Отозвались на это политическое землетрясение и в Китае. Конкретно так: Болсонару во время предвыборной кампании посетил Тайвань и заявил, что Китай "покупает Бразилию" (на корню). Но во второй части той же кампании поменял тон и сказал, что все хотят торговать с Китаем, это "исключительный партнер". И не забудем, что у этого человека вообще нет опыта по части международных отношений, которые вдобавок никак не интересовали избирателя.




В общем, китайский комментатор полагает, что невероятно, чтобы Бразилия по каким-то политическим соображениям поменяла всю свою внешнеэкономическую модель — в которой, напомним, Китай давно стал первым торговым партнером. Не говоря о том, что у Бразилии в этой торговле профицит в 20 миллиардов долларов в год. Скорее следует ожидать, что страна будет вести политику баланса между разными партнерами (а так поступают все члены БРИКС) и ее хорошие отношения с Китаем будут лишь подталкивать США к тому, чтобы активизироваться на бразильском направлении — к общей выгоде.

Чего в этом комментарии почти нет: идеологических определений (не считая вскользь упомянутого "поливания Бразилии грязью со стороны западных политиков и СМИ"). Пекин, кстати, вообще редко интересуется идеологией своих партнеров.

Но мы все-таки попробуем этой самой идеологией поинтересоваться. Хотя бы потому, что Бразилия — очень важная страна. Это восьмая экономика мира по паритету покупательной способности, то есть она больше Великобритании или Франции. И это крупнейшее государство Латинской Америки (более 200 миллионов населения), региональная держава. Можно сколько угодно морщить нос по поводу нищих фавел в Рио-де-Жанейро (нищета есть и в США, что не делает эту страну менее важной) или смеяться над карнавальностью местной политики. Но эта необычная страна, похоже, прочно вошла в первую десятку мировой сцены, и с таким фактом ничего не сделать, даже если бы кому-то этого хотелось.

Оставим тонкости местной политики экспертам-латиноамериканистам и посмотрим на главное. В 2016 году в стране произошел, по сути, государственный переворот — глобалисты отстранили от власти народных любимцев из левой, социалистической (и в этом очень латиноамериканской) Рабочей партии (или Партии трудящихся). Это неплохо знакомые нам Лула да Силва и его преемница Дилма Русеф. Их упрятали в тюрьму за коррупцию. Дальше следовало ожидать укрепления власти глобалистских сил (по идеологии тех самых, что сейчас исходят яростью по поводу избрания Болсонару). Но все пошло ровно наоборот. Или — в точности как, например, на Филиппинах с их замечательным президентом Дутерте, который тоже за словом, в том числе непечатным, в карман не лезет.

Технология воздействия на не очень грамотного и весьма левого избирателя пока работает хорошо в глобальном масштабе. Такой избиратель готов поверить в "коррупцию", хотя и неспособен разобраться в сложных банковских документах. По сути, речь о натравливании бедных на богатых. А дальше — дальше можно запускать "вечный двигатель" в виде двух партий, чуть левее и чуть правее, которые тем не менее следуют одному глобальному набору правил, в частности, насчет того, что можно говорить или делать любому политику, а что нельзя.

Однако вечных двигателей, похоже, не бывает. В самых разных странах в этих вроде бы стандартных ситуациях избиратель начал голосовать за людей, которые как раз говорят то, что нельзя. Но то, что думают многие — и боятся сказать. Это не то чтобы кандидат "против всех", это скорее кандидат "а пошли бы вы все". Ну не любят избиратели (да и просто люди), когда их загоняют в безвыходное положение, в котором и сказать ничего нельзя и в котором народы превращают в объект бесчисленных глобальных кампаний по промыванию мозгов. И происходит такое в США, на Филиппинах, вот в Бразилии — и далее по списку.

Самое интересное сейчас даже не в том, как эти странные лидеры управляют или будут управлять. Скорее плохо, потому что это сплошь люди без нужных знаний и опыта (посмотрите хотя бы на Трампа). И они уйдут рано или поздно. А вот что будет дальше — хороший вопрос.

Может быть, дальше будет бизнес, как обычно, и снова заработает слегка подправленный "вечный двигатель" из двух фальшиво конкурирующих партий? А вдруг "как раньше" не будет?

Есть политологические формулы насчет заката глобализма и возвращения мира к национальным государствам с их веками вырабатывавшимися ценностями и традициями. А в реальной жизни эти формулы воплощаются вот так — на выборах побеждает партия или кандидат, которых и представить раньше было невозможно. И обзывайте их, как хотите: расистами, националистами, популистами…

Но обзываться они и сами умеют.

Продолжение поражений глобалистов в разных странах – для нас огромный плюс. Нас пытаются – продолжают пытаться – уничтожить, развал лагеря врагов, выпадение из него всё большего числа стран резко снижает шансы глобалистов на победу.

Tags: крушение мира
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments