arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

Курс на столкновение отменить невозможно

Удастся ли Пекину и Вашингтону достичь соглашения за 90 дней?

Итогом встречи председателя КНР Си Цзиньпина и президента США Дональда Трампа в Аргентине стала договорённость о временном перемирии в тарифном противостоянии. Вашингтон и Пекин договорились прекратить на 90 дней повышение тарифов и продолжить торговые переговоры. Если за это время стороны не смогут достичь соглашения, 10%-ные американские тарифы на китайский импорт будут повышены до 25%.

Есть общая договорённость о том, что Китай и США продолжат обсуждение по всем вопросам, которые беспокоят Вашингтон: по расширению доступа на рынки, по защите интеллектуальной собственности, по непередаче американских технологий в условиях совместных предприятий с КНР, по совместной борьбе с киберпреступностью.

Однако на каких принципах и с каких позиций будут вестись переговоры во время «торгового перемирия»?

Переговоры о выравнивании торгового дисбаланса по конкретным группам товаров и в конкретных суммах шли между КНР и США с переменным успехом с весны 2017 года. Если бы администрацию Трампа действительно заботила лишь эта проблема, то диалог министра финансов Стивена Мнучина и экономического советника Трампа Ларри Кудлоу с китайской стороной уже привёл бы к её решению. КНР была готова к разумным уступкам, хотя и растянутым во времени. На встрече между Трампом и Си Цзиньпином в Пекине осенью 2017 года были достигнуты договорённости о существенном расширении закупок Китаем американского СПГ, гражданских самолётов «Боинг», ряда других товаров.

Однако оказалось, что Вашингтон лишь выяснял планы Пекина при разных вариантах торговой войны. И когда стало понятно, что Пекин не собирается уступать в одностороннем порядке, последовало жёсткое давление – повышение администрацией Трампа тарифов на китайский импорт в США.

Речь вице-президента США Майкла Пенса 4 октября в Гудзоновском институте и выход США из ДРСМД однозначно подтвердили, что отношения США – КНР затруднены проблемами более общего свойства. Вашингтон в принципе против дальнейшего экономического развития Китая и повышения его мировой роли. Поэтому и понадобилось «сдерживание» Китая, в том числе угрозой размещения в АТР ракет средней и малой дальности.

Представляется, что результат 90-дневных переговоров американских и китайских рабочих групп в большей степени зависит от администрации Трампа. И здесь, видимо, всё решится в борьбе разных точек зрения на проблему оптимального экономического взаимодействия США с Китаем.

Экономический советник американского президента Ларри Кудлоу и министр финансов Стивен Мнучин рассматривают повышение тарифов на китайский импорт как рядовое средство снижения барьеров в торгово-инвестиционном взаимообмене. Жёстче позиция у советника Дональда Трампа по торговле Питера Наварро и торгового представителя Роберта Лайтхайзера, которые считают, что тарифы – один из инструментов ослабления взаимозависимости экономик США и КНР и, в конечном счёте, экономического сдерживания Китая. Ещё более жёсткий подход у советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона и вице-президента Майкла Пенса: с их точки зрения, экономическое развитие Китая подрывает американское лидерство в мире, поэтому США должны быть готовы к всеобъемлющей – экономической, политической, военной, идеологической – конкуренции с КНР.

Названные американские представители присутствовали на встрече Трампа с Си Цзиньпином в Буэнос-Айресе. При этом Трамп, по мнению некоторых экспертов, склонен оценивать Китай как экономическую угрозу, но колеблется между разными точками зрения своих помощников.

По итогам встречи в Аргентине ситуация в американо-китайских отношениях вернулась к маю 2018 года, то есть на момент до повышения американцами тарифов. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс сообщила, что китайская сторона согласилась немедленно начать покупать «очень существенный объём сельскохозяйственных, энергетических, промышленных и других товаров из США, чтобы сократить дисбаланс в торговле». Однако пока, видимо, речь идёт о возвращении Китая к тем обязательствам, которые он взял на себя в «мирной» фазе переговоров до летнего «тарифного обострения», когда китайская сторона отменила уступки, сделанные ею ранее. Однако такой подход вряд ли устроит Вашингтон, учитывая борьбу мнений в Белом доме об отношениях с КНР. Западные эксперты предполагают, что «Китаю придётся предложить немного больше», чем те незначительные уступки, которые были сделаны, скажем, Южной Кореей, Мексикой или Канадой.

В качестве жеста доброй воли китайская сторона подтвердила готовность сотрудничества с Вашингтоном по северокорейской ядерной проблеме. Си Цзиньпин согласился также способствовать одобрению сделки на $44 млрд. по поглощению компании NXP Semiconductors американской корпорацией Qualcomm. Отказ Китая в июле одобрить эту сделку сорвал глобальные планы расширения Qualcomm.

В целом в Пекине оценивают ситуацию со сдержанным оптимизмом, без иллюзий – как некий шанс для поиска взаимоприемлемых решений, но без гарантии успеха. В заявлении китайской стороны говорится, что «КНР откроет свой рынок и расширит импорт». Одновременно в Пекине отмечают, что политика открытости требует признания различий между Китаем и остальным миром. Пекин ещё раз подтверждает, что, претендуя на лидерство, он не намерен кому-либо что-либо навязывать. Тональность комментариев китайской «Глобал таймс» звучит примирительно: «Несмотря на то, что могут быть трения или конфликты, причиняющие неудобства и даже боль, они помогают обеим сторонам лучше понять интересы друг друга».

Выделение текста моё. Обратите внимание, выделенные фразы свидетельствуют, что у САСШ и КНР нет шансов заключить долговременное, взаимоудовлетворяющее соглашение. В принципе нет. Североамериканцы не собираются вести равный диалог с китайцами. Вашингтон ставит ультиматумы, требуя односторонних уступок, как делали это англосаксы в середине 19 века в период Опиумных войн. Но Китай сейчас совсем не тот, а англосаксы, даже все вместе, много слабее Британской империи тех лет. «Глобал таймс» напрасно мечет бисер перед американской свиньёй. Вашингтон в ужасе от сворачивания доступных ресурсов, и не отступит от попыток смять опасного конкурента, а Пекин не может позволить ограничение своего взлёта, ибо слишком близко к пропасти. Следовательно, торговая война безвариантно вспыхнет вновь. Мне кажется, ЦК КПК тянет время, в ожидании дальнейшего ослабления соперника.

==================================================================

Доказано: мир несется к кризису и им никто не управляет

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

То, что президент США Дональд Трамп не стал встречаться со своим коллегой Владимиром Путиным на саммите "группы двадцати" в Буэнос-Айресе — это один вопрос. Совсем другой вопрос, что хорошего произошло там же, когда такая же давно намечавшаяся встреча все-таки состоялась.

Дело в том, что переговоры лидеров двадцати самых больших экономик мира обычно посвящены выживанию мировой экономики. И в этот раз в Аргентине "в центре всеобщего внимания <…> были отношения США и Китая", замечает корреспондент Washington Post. Что понятно — речь о первых двух экономиках планеты, вступивших в стадию тотальной торговой войны, которая тормозит и приводит в ужас весь мир.


И что же состоявшаяся встреча Трампа и Си Цзиньпина дала? Соглашение о том, что пока не будет новой эскалации торговой войны (например, повышенных американских тарифов на товары китайского экспорта в США еще на 200 миллиардов долларов в год). Старые ограничения остаются. В ответ на это Китай пообещал не приводить в действие свои угрозы сворачивания американского импорта.

Но это все — лишь перемирие на 90 дней, в ходе которого стороны должны о чем-то договориться.

А могут ли они договориться — вопрос. Один из авторов журнала Foreign Affairs подробно объясняет нам, что время соглашений прошло. Еще один эксперт, автор книги "Китай, торговля и власть" говорит, что неизбежен экономический развод двух сверхдержав со сворачиванием всех возможных производственных цепочек и финансовых схем. А это, среди прочего, американские инвестиции в Китай на сумму в 256 миллиардов долларов начиная с 2001 года и многое другое. Вместо того Америке, полагает он, придется создавать экономический альянс, построенный на идеологии, — то есть только с идейными союзниками из англоязычных стран.

Почему же все так плохо? А вот почему (это уже из упомянутого журнала): "миропорядок, где доминирует Китай, будет означать Америку с ослабленными союзами, меньшим числом партнеров по безопасности и с вооруженными силами, которым придется оперировать на более далеких расстояниях. Американские фирмы останутся без доступа к ведущим технологиям и рынкам, им будут невыгодны новые стандарты, правила инвестиций и торговые блоки".

То есть конец монопольного американского мира — это не просто обидно. Это экономически невыгодно, даже невозможно. Надо давить Китай.

Но и торговая война против Китая тоже ведет США к потрясениям, что мы и наблюдаем. И это при внутреннем развале американского общества и поляризации его идеологий и политических сил, что попросту парализует Трампа. Так что не может он о чем-то надежно с кем бы то ни было договориться. Как с Путиным, так и с Си, и со многими другими.

А кто вообще из собиравшихся в Буэнос-Айресе был договороспособен? Точно в такой же, как Трамп, ситуации находятся лидеры ведущих стран западного блока: Германии, Франции, Великобритании. У всех дома творятся большие неприятности, у всех кресло качается так же, как у Трампа. Все не могут принять какие-либо решения — посмотрите хотя бы, что происходит с разводом Великобритании и Евросоюза: ни туда, ни оттуда. Катастрофа, и не только лично для премьер-министра, обеспечена в обоих случаях.

В результате куда лучше себя ощущал на "двадцатке" даже наследник саудовского престола Мухаммед бен Салман, которого подозревают в причастности к убийству журналиста Джамаля Хашукджи: таких проблем, как у Трампа или Ангелы Меркель, у него все-таки нет. Сидел, улыбался на зависть многим другим.

Теперь вспомним, для чего вообще создавалась эта "группа двадцати". Десять лет назад мир пришел к экономической катастрофе (зародившейся, конечно же, в США). И возникла хорошая мысль: лидеры двадцати крупнейших экономик мира должны отложить все склоки между собой и начать согласованно отходить от пропасти. Как минимум информировать друг друга об основах своей экономической политики. Как максимум вести эту политику совместно, потому что обрушится кто-то один — и рухнут все. А в общем — управлять миром.

И вот теперь, в Аргентине в частности, стало как-то очень ясно, что не могут они — та самая часть лидеров "двадцатки" — это сделать. И не обязательно из вредности характера, а по объективным обстоятельствам. Например, кризис механизмов демократии (сделаешь шаг — лишишься каких-то голосов) мешает решению кризисов чисто экономических. И наоборот.

В результате "двадцатка" превращается в подобие "группы семи". Кто-нибудь в последние несколько лет обращал внимание на саммиты "семерки", оставшейся без России? Они там принимают какие-то заявления и к каждому саммиту придумывают себе темы (касающиеся глобальной благотворительности или чего-то подобного), чтобы никто не подумал, что семь лидеров собираются просто так и впустую.

А ведь это ровно те же люди, которые парализовали и работу последнего саммита. Так что возникает вопрос: а что же остальные, могут ли они прорваться в светлое будущее без заблудившихся лидеров Запада? Вот же на полях "двадцатки" заседали лидеры РИК (Россия, Индия и Китай)… И по мышлению и настроениям к ним близки и прочие незападные участники встречи в Буэнос-Айресе.

Но получается, что-то они могут, а что-то нет. Создать отдельную мировую экономику они способны не больше, чем США — смотри выше — создать свой "англоязычный" альянс, основанный на общей идеологии. Посмотрите на речь Си Цзиньпина на "двадцатке", он там о том и говорит, что мировая экономика — единый организм и уйти от этого факта невозможно.

В результате, как следует из материала New York Times, еще несколько месяцев назад общая экономика росла пусть не блестяще, зато в унисон — и это впервые после того самого кризиса десятилетней давности. А сейчас торговые войны лишь усугубят внутренние проблемы буквально всех стран. Прошедшее после кризиса десятилетие так и не вернуло прежнюю динамику миру, а теперь всем видно, что будет еще хуже.

И "двадцатка", добавим, в ее нынешнем составе ничего пока сделать не может.


Выделение текста моё. Как видите, американцы и не пытаются скрыть, что мир равных возможностей для них  неприемлем, они и дальше хотят править и извлекать незаработанные доходы из монопольных властных полномочий. Хотя, отмечу, физически они на это уже неспособны, сильнейшая деградация накрыла и их военную машину. А Песец, так и не изгнанный окончательно после прихода в 2008 году, начинает подъедать основы западного общества. Скоро он выберется из огромной кучи наваленного на него бабла, отпечатанного центробанками Запада мало никому не покажется.

Единственное, с чем в статье не согласен совсем – лучшее положение саудовского наследника по сравнению с Трампом или Меркель. Оно, скорее, ещё худшее, просто он глуп и не способен понять, в какое дерьмо вляпался.

Ещё пара статей на эту тему:

Торговая война США и Китая (2018)

Россия замещает Америку на китайских рынках

Tags: Китай, Пиндостан, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments