arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

Давос сдулся?

Миру нужны новые решения, но есть ли они хоть у кого-то?

Наблюдая за саммитом Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, стартовавшим 22 января, я вспомнил фразу, произнесённую в мае 2000 года Джорджем Соросом: «Музыка уже кончилась, а эти ещё танцуют». Так он прокомментировал первое обвальное падение на фондовой площадке NASDAQ и оптимизм, сохранявшийся тогда у многих биржевых игроков.

После учреждения в 1971 году ВЭФ, начавшего проводить ежегодные встречи в швейцарском городке Давосе, значимость этого форума год от года возрастала. В Давосе стали собираться сильные мира сего, обсуждая важнейшие проблемы современности. Давос очень контрастировал с форумами Бильдербергского клуба или Трёхсторонней комиссией, которые проводились в узком кругу и при повышенной секретности. С 1987 года в Давос стали приезжать советские, затем российские делегации. Форумы ВЭФ вышли за европейские рамки (до 1987 года это был Европейский форум менеджмента), на них появились гости из Китая, Индии, Бразилии, Африки.

В последние годы в рамках саммитов ВЭФ проводится около 300 мероприятий – пленарных и секционных заседаний, семинаров, круглых столов. Это не считая встреч «на полях» и «мини-встреч в верхах». В Давосе не принимаются резолюции, здесь происходит общение «с глазу на глаз», «без галстуков». Банкиры, коммерсанты, промышленники устанавливают деловые контакты, подписывают протоколы о намерениях, контракты. А с конца 1980-х – начала 1990-х гг. Давос является местом, где политики и бизнесмены публично присягают на верность целям глобализации, ставшей ключевой темой Давоса.

Два года назад в Вашингтоне состоялась инаугурация нового президента США Дональда Трампа, и как раз в этот момент стартовал форум Давос-2017 под лозунгом «Возглавляя Четвёртую промышленную революцию». Название взяли из книги основателя и бессменного руководителя Давосского форума швейцарского профессора Клауса Шваба. Проблем, вынесенных на обсуждение, было несколько десятков, и все они отталкивались от аксиомы, что глобализация – объективный процесс, который не остановить. В частности, участники позапрошлогоднего форума оживленно обсуждали грядущую эру роботов, цифровых технологий, «биткойнов» и т. п.

А вот тональность форума в 2018 году была уже совершенно иной. И повлиял на это Дональд Трамп. Многие двух- и многосторонние торговые и экономические соглашения с участием США он объявил «несправедливыми» и обещал пересмотреть либо денонсировать их. При Трампе США вышли из переговоров по заключению Трансатлантического и Транстихоокеанского партнёрств. Трамп поставил под вопрос целесообразность участия США во Всемирной торговой организации (ВТО); Китаю и некоторым другим странам пригрозил повышением импортных пошлин. Трамп заявил, что США не подпишут Парижское соглашение по климату 2015 года. Сутью инициатив нового президента было то, что США отказываются от прежней идеологии глобализации и сосредоточиваются на решении внутренних экономических проблем. Это вошло в противоречие с курсом Давосского форума.

Трамп побывал на форуме Давос-2018, повергнув многих в шок своим выступлением. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая в прошлом году в Давосе, пытался успокоить участников: мол, глобализация продолжится. И даже обещал, что Китай готов возглавить этот процесс. Однако такое заявление Си Цзиньпина участников форума, скорее, напугало. 47-я сессия ВЭФ была, наверное, самой нестандартной за всю историю существования этого форума. Давос-2018 как в капле воды отразил тот хаос, который захватывает мир. Прошлогодний форум в Давосе является продолжением кризиса. Все понимают, что в условиях обострения международной обстановки, торговой войны между США и Китаем, ужесточения санкций против России, блокады Ирана нужны принципиально новые решения. Есть ли они хоть у кого-то?

Форум 2019 года выглядит бледно, даже жалко. В Давос не прилетел Дональд Трамп, сославшись на продолжающийся shutdown. Нет в Давосе Терезы Мэй, у неё с парламентом разногласия по поводу Brexit. Эммануэля Макрона заставили отказаться от поездки в Давос «жёлтые жилеты». Си Цзиньпин тоже не приехал. Думаю, и у Трампа, и у Мэй, и у Макрона главной причиной отказа от поездки было понимание того, что в Давосе они потратят время попусту.

В 2019 году форум проходит под девизом «Глобализация 4.0», но сложно, даже глупо говорить о глобализации в обстановке нарастающей в мире дезинтеграции.

Возьмём как пример вопрос, который стал главным в первый день заседания, – глобальные климатические изменения. Спрашивается, как бороться со снижением выбросов углекислого газа и других парниковых газов, если США, главный эмитент этих газов, не собираются участвовать в договоре? А главное, я думаю, Трамп прекрасно понимает, что вся эта климатическая тематика – большая пустышка. Пустышка, нужная глобалистам для того, чтобы обосновать размывание государственных суверенитетов, установить контроль хозяев денег над всей экономикой, продвинуться к созданию мирового правительства. В планы Трампа и тех, кто его выдвинул, это не входит.

Кстати, серьёзная работа по подрыву государственных суверенитетов проходит не в Давосе, а в других местах. Вот один пример, связанный с тем, что в январе Европарламент поставил точку на истории, имеющей отношение к организации G-30 (Группа тридцати). Группа была создана в 1978 году при участии Фонда Рокфеллера, штаб-квартира находится в Вашингтоне. G-30 формулирует рекомендации для центробанков и ведущих мировых банков. По своему влиянию эта организация, с моей точки зрения, не менее влиятельна, чем Бильдербергский клуб.

Год назад мировые СМИ передали информацию: омбудсмен Европейского союза Эмили О'Рейли призвала высших должностных лиц Европейского центрального банка (ЕЦБ) прекратить участие в заседаниях G30. Речь шла персонально о президенте ЕЦБ Марио Драги. Поскольку в основе деятельности Группы тридцати лежит идея дерегулирования экономики и финансов, это смертельно опасно для банковской системы ЕС, которая находится на грани кризиса. Заявление омбудсмена ЕС по поводу участия руководителя ЕЦБ в G30 было попыткой хоть как-то ослабить давление Вашингтона на Брюссель в вопросах финансовой и денежно-кредитной политики.

Однако Марио Драги категорически отверг требование омбудсмена ЕС и продолжил свои контакты с G30. Вопрос был вынесен на обсуждение Европарламента. И вот в январе 2019 года вердикт вынесен: президент ЕЦБ и другие высокопоставленные чиновники могут участвовать в работе G30. Европарламент даже не предусмотрел мер контроля за такими контактами. Расклад голосов в Европарламенте выглядел так: за 500 голосов, против 115; воздержались 19.

Ещё раз подчеркну: G30 – одна из наиболее влиятельных наднациональных (точнее, глобальных) структур, контролирующих мировую финансовую систему. Видимо, депутаты Европарламента рассудили так: а почему бы Марио Драги не участвовать в работе G30, если Европарламент всё равно не контролирует работу Европейского центрального банка? ЕЦБ, как и любой центробанк, имеет статус «независимого» института и в Брюсселе никому не подчиняется. Не исключаю, что одной из инстанций, которой подчинён ЕЦБ, и является Группа тридцати.

Какое отношение всё это имеет к Давосу? А вот какое: Давос нужен хозяевам денег как погремушка, отвлекающая общество от событий, которые действительно будут иметь серьёзные последствия для человечества. Включая идущую полным ходом подготовку к созданию мирового правительства.

Давос 2019: защита от бедности

МИХАИЛ ХАЗИН

Одной из главных тем очередного мероприятия в Давосе была борьба с бедностью. Тема эта актуальная, её много лет все обсуждают. Но, как понятно, самые богатые люди относились к ней с лёгкой иронией и скепсисом – все такие умные, отбирать у нас наши деньги, а нам это не нравится. Но поскольку последнюю пару лет ситуация в мире становится критической – что хорошо видно по Соединённым Штатам Америки, где президентом стал Трамп; по Великобритании, где вообще не понятно, что делать; даже по Германии, где все понимают, что наступил двух-трёхлетний период межвременья, после которого тоже всё будет не очень хорошо; в этой ситуации всполошились даже самые богатые, те которые собираются в Давосах.

В общем, они таки стали размышлять на тему о том, что делать. Нужно отметить, что бОльшая часть рецептов, которые они сочинили, особого смысла не имеют по простой и, главное, объективной причине. Дело в том, что, как полагается в соответствии с законами пропаганды и пиара, все богатые создали свои собственные организации, которые официально, реже – практически, поддерживают бедных; задача которых состояла в том, чтобы поддерживать бедных так, чтобы это не нанесло урон богатым. Этих организаций стало так много и они насочиняли так много разных рецептов, смысл которых, в общем, имитация кипучей деятельности, чтобы, не дай Бог, результата не было. И, собственно, их рецепты и обсуждаются.

Обсуждать их, конечно, можно долго, только смысла в этом никакого нет. В общем, «скушно, няня», — как говорила пушкинская Татьяна не то в самом «Евгении Онегине», не то в многочисленных переложениях.

По этой причине сама по себе тема борьбы с бедностью приобретает чрезвычайно специфический оттенок. Уже все поняли, что этой темой надо заниматься всерьёз вместе с тем, никто этим заниматься не готов. Потому что большая часть институциональной инфраструктуры, существующей для решения этой проблемы, в реальности создана для того чтобы её забалтывать. По этой причине имеет смысл несколько слов сказать об этой проблеме. В чём она состоит? Дело в том, что проблема борьбы с бедностью носит не индивидуальный характер. То есть дело не в том (точнее, не только в том), что есть отдельные жадные капиталисты, или что все капиталисты жадные. Они, безусловно, жадные. Но базовая проблема сегодня в другом, в том, что эта проблема носит системный институциональный характер.

Мы не будем сейчас говорить о том, что целью капитализма является зарабатывание денег. Поскольку, теоретически можно создать такую систему, которая позволяет зарабатывать деньги так, чтобы не могло происходить накопление лишних ресурсов в крайне ограниченном числе рук. Но давайте посмотрим на ту модель экономического роста, которая действует в последние сорок лет -– с 1981-го года, а придумана она была еще раньше, в 1913-м году, когда появилась Федеральная Резервная Система США, и усилилась в 44-м году, с принятием Бреттон-Вудской системы. Это модель стимулирования экономики через эмиссию доллара, которая вводится в экономику через финансовую, банковскую систему.

Что это означает? Это означает, что будущие доходы, будущие активы, которые надо перераспределять между всеми людьми, вбрасываются в экономику через финансовую систему, финансовые институты. Отметим, что финансовые институты свою задачу решали, в том смысле, что действительно имело место улучшение жизненного уровня населения, и появился средний класс с 81-го года. Но эти институты всё-таки прежде всего решали свои задачи. И они не могли их не решать, потому что любой институт прежде всего размышляет о своей инфраструктуре, о своих сотрудниках, о тех задачах, которые перед ними стоят. В результате, большую часть образующейся таким образом эмиссионной прибыли получал как раз финансовый сектор.

Перераспределение денег от богатых к бедным, которое отмечалось всеми экспертами, шло следующим образом. В странах «золотого миллиарда» — то есть в тех странах, где сделали средний класс, абсолютные доходы этого среднего класса не росли. А вот их уровень жизни улучшался, с формальной точки зрения, поскольку они получали больше благ. Но это делалось это за счёт роста своего личного долга. С точки зрения чисто бухгалтерской, на самом деле, они ничего не получали. А бенефициары финансовых институтов увеличивали свои богатства не только абсолютно в цифрах, но и относительно - то есть получали всё большую и большую долю богатств, которые создавала мировая экономика.

Что касается стран, в которых не было среднего класса, то их абсолютные доходы не росли, а относительные сокращались.

В результате кризиса система стимулирования экономики (то есть создание разного рода благ; или, как принято говорить в российским интернете, ништяков), за счёт эмиссии работать перестала. То есть новая эмиссия к увеличению ништяков для народа больше не приводит. А поскольку долги среднего класса никуда не делись, стал падать уровень его жизни.

Средний класс стал возмущаться. Собственно, это и отметили в Давосе. Все прекрасно понимают, что возмущение бедных людей в какой-нибудь Индии, Венесуэле или ещё где-нибудь роли не играет. Но исчезает средний класс и в США, и в Западной Европе, и в других странах «золотого миллиарда». В этой ситуации сильные мира сего (то есть, как мы знаем, сегодня – финансисты) оказались в крайне тяжёлом положении. Почему? Им надо, если они хотят сохранить власть (а их власть уже покачнулась, что видно по Трампу и по Брекзиту, и даже по российской ситуации, где имеет место схватка между патриотическими элитами и либеральными, то есть финансовыми), что-то делать с проблемой.

Они должны предъявить новую модель роста. Если они этого не сделают, они будут в крайне тяжёлом положении, потому что средний класс поднимется против них и, в рамках либеральной политической модели западных стран, может нанести им очень серьёзный урон. Что им делать в этой ситуации?

Теоретически у них есть два варианта: либо придумать новую модель, либо же они должны отказаться от либеральной демократии в западных странах — то есть перейти, условно говоря, к фашистской диктатуре. Теоретически это возможно, но крайне опасно, потому что люди к этому не готовы психологически. Конечно, их немножко готовят. Собственно, вся эта пропаганда толерантности и всего остального -– это как раз способ раскачать традиционные ценности, под который очень легко можно ввести фашистский режим как институт защиты меньшинств. Но проблема состоит в том, что для этого нужна очень мощная организация, а финансисты напрямую не контролируют силовые структуры.  Мы это видим в Соединённых Штатах Америки. Это их главная проблема; они не знают, как с этим быть.

Второй вариант - это придумать эту самую альтернативную модель экономического роста. Я склонен считать, что обсуждения этого в Давосе были (если говорить о закрытых обсуждениях)… Открытые обсуждения –- они под этим искали паллиативы, как можно оттянуть переходный период хотя бы лет на пять-шесть, чтобы можно было победить Трампа, снести Путина и обеспечить политическую преемственность в Западной Европ, хотя бы найти человека, который мог бы заменить Меркель и так далее.

При этом они должны в кулуарах искать экономическую модель. Если ее не найти, то в этом случае они должны взять под контроль (что тоже не так-то просто) хотя бы часть силовых структур. Я напомню, что тот же Гитлер смог взять власть в свои руки только благодаря тому, что у него были силовые структуры в виде штурмовиков. Если бы их не было, не получилось бы у Гитлера взять власть, потому что он не контролировал ни полицию, ни армию в Германии.

Это реальная проблема, которая должна была обсуждаться в Давосе. Но мы сегодня должны понимать, что решить проблему бедности на уровне существующей модели невозможно, потому что невозможно заставить институты поделиться своей прибылью. Это примерно то же самое, что предложить человека: пожертвуй, пожалуйста, бедным свою левую руку или правую ногу. Он будет готов работать двумя руками и двумя ногами на поддержку бедных, но пожертвовать рукой вряд ли согласится.

Точно так же финансовые, банковские институты готовы делать всё для поддержки бедных, но при этом они будут забирать всё большую и большую долю создаваемых в экономике активов, просто для того чтобы поддержать сам факт своего существования, поскольку избыточного продукта больше нет.

Ну а в заключение можно отметить, что отказаться от модели доминирования банков  можно только в том случае, если сменить у общества базовую ценностную модель. Это предлагает и «Красный» глобальной проект, и Иудейский, и Исламский, и Православный. Разумеется, можно и нужно адаптировать их экономические модели и именно их и имеет смысл обсуждать. А не то, как можно попытаться перераспределить богатства в рамках проекта «Западного» который доминирует сейчас. Поскольку он всё равно все перераспределит в пользу банкиров.

Грубо говоря, для серьёзных людей поездки в Давос потеряли смысл.

Tags: кризис, крушение мира
Subscribe

  • Без России - никак

    "Вернуть Россию для решения проблем мира". Зачем Трамп вступился за Москву © REUTERS / Philippe Wojazer/Pool Саммит G7 в…

  • Очень странная смерть

    Зачем американская система "убила" педофила-сутенера © AFP 2019 / Getty Images/Stephanie Keith Ирина Алкснис Список…

  • Вашингтон давит, Пекин, внешне, прогибается

    СОБЛЮДАЙ - НЕ СОБЛЮДАЙ, АМЕРИКА ВСЁ РАВНО ТЕБЯ НАКАЖЕТ По мнению Вашингтона, все страны мира обязаны соблюдать американский закон Александр…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments