arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Category:

Феминистки

О сексуальной эксплуатации коров и немного об опере


© AFP 2019 / Getty Images/Sarah Morris

Дмитрий Косырев

Для начала тезисы: общество должно наконец понять, что молочные коровы подвергаются сексуальной эксплуатации и настоящие защитники феминизма и борцы с гендерным угнетением обязаны бороться и за права коров. Ну а искусственное осеменение последних — это в чистом виде изнасилование.

Здесь надо признать, что статья, о которой речь, — это чересчур даже для Америки, либеральная половина которой готова проглотить любые феминистские тезисы. Но тут тяжелый случай: феминистка-веган. Автор статьи, Маккензи Эйприл, напечатала ее в журнале с характерным названием "Несогласные голоса" (или даже "Диссидентские голоса"). Но тем не менее это — научное издание, публикуется Центром женских и гендерных исследований при Брокпортском государственном университете штата Нью-Йорк. И это никакой не юмор.

Читать сочинение Эйприл лучше, конечно, целиком. Вы увидите тут полный набор обязательных для настоящей феминистки и веганши убеждений: рожать детей плохо, а аборты — это хорошо; молоко никоим образом не полезно; вся молочная промышленность — площадка, на которой происходит хроническое сексуальное нападение и объективация коров; мы все решили не замечать это безобразие в отношении созданий, с которыми делим планету.

Писать бредовые статьи — не преступление, и терпеть такие публикации можно долго. Но возникает вопрос: почему внутри американского и прочих западных обществ нет сопротивления уже не словам, а акциям по моральному уничтожению людей, которые планируются и осуществляются, например, радикалами из #MeToo?

Ответ: в действительности это уже не так. Сопротивление, пусть с большим запозданием, появилось и нарастает. Для начала пытаются разобраться, откуда пошла зараза. Вот, например, недавно вышедшая книга "Первобытные вопли: как сексуальная революция породила политику идентичности". В своем интервью автор книги, Мэри Эберхарт, объясняет, что сначала была та самая сексуальная революция 60-х годов, когда можно стало все. В результате в странах, где эта революция свирепствовала с особенной яростью, возникли миллионы людей, утративших связь с большой и маленькой семьей, друзьями, то есть какими-то группами людей.

Но люди-то биологически стадные животные. И вот эти "атомизировавшиеся" персонажи начали пытаться объяснить самим себе (и окружающим), кто они такие, к каким большим группам принадлежат, то есть заново искать идентичность. Создавать, пусть искусственно, себе новую стаю взамен утраченной.

Но часть их делает это не просто искусственно, а с невиданной агрессивностью. И упомянутое движение #MeToo, с точки зрения Мэри Эберхарт, — это как злобный вопль ребенка, намеренно творящего немыслимые вещи, чтобы его кто-то заметил, остановил и полюбил.

Заметим, никто не сказал, что автор "Первобытных воплей" поставил точный диагноз происходящему. Мэри явно сочувствует агрессивным феминисткам и пытается их пожалеть и оправдать. Тут важен просто факт того, что феномен все-таки начали пытаться понять, и не более того.

Но не слишком ли много доброты к людям, которые намеренно нарушают законы своих стран? В конце концов, акции ультрафеминисток по выявлению все новых сильных и знаменитых мужчин, которых надо коллективно обвинить в изнасилованиях и приставаниях, — это вам не статью написать для ничем не примечательного университетского журнала. Такие акции подходят под статьи о ложных или недоказанных доносах, а кстати, и статьи о терроризме.

Это же классика терроризма (вспомним наших эсеров) — уничтожать людей не потому, что они что-то сделали, а в качестве типичных и наиболее ярких представителей какой-то социальной группы. Учинить над ними показательную казнь, чтобы устрашить других и заставить себя бояться. Такой вот злобный вопль ребенка.

Но и по части зарождения сопротивления таким акциям есть новости. Касаются они самого, наверное, громкого на сегодняшний день теракта — против великого оперного тенора Пласидо Доминго, главы лос-анджелесского театра. Напомним, в прошлом месяце очередная группа женщин коллективно заявила о том, что 30 лет назад 78-летний гений оперы то ли хватал их за грудь, то ли просто смотрел на таковую (а смотреть надо в глаза).

Заметим, что в очередной раз удар хотели нанести не просто по знаменитости (в бизнесе, политике и так далее), а по олицетворенной вершине мировой культуры. Что очень логично, потому что хочешь уничтожить на корню целое общество, целую цивилизацию — бей по его культуре. Ведь культура — это смысл человеческой жизни, то есть представления больших групп людей о том, что выходит за рамки выживания: о красоте. И вот первой из ритуальных жертв оказался великий продюсер Харви Вайнштейн, создавший триста фильмов, среди которых — мировая классика. А теперь великий человек из мира оперы. И на что тогда надеяться персонажам поменьше, которыми никто до того не восхищался…

Пласидо Доминго, по замыслу террористок, должны были выкинуть из музыки так же, как Вайнштейна выкинули из кино. И поначалу в США все пошло по накатанной, то есть там начали отменять концерты.

Но еще есть Европа. Или некоторые хорошие люди в хороших странах Европы. И вот обвиняемый Доминго приезжает в Австрию, на Зальцбургский фестиваль. И ему устраивают овацию. Десять минут, стоя.

В США очень даже заметили это событие. Проанализировали: нет, ему хлопали не только за то, что он хорошо пел (хотя и это было — то есть вторая овация). Ему хлопали, когда он только появился на сцене, то есть за то, что он Пласидо Доминго, на которого напали феминистки. Его хотели поддержать в борьбе с таковыми. Сенсация. Перелом тенденции.

В общем, они все правильно поняли. И есть шанс, что человечество, после первой оторопи, научится загонять агрессивных феминисток туда, где им место: писать статьи о сексуальной эксплуатации коров и о вреде молока.

Выделение в тексте – моё. Теперь понимаете, почему я называю феминисток вонючими сучками, помогающими банкстерам уничтожать институты семьи и общества?
==================================================================

Элизабет Гилберт: патриархат сопротивляется, но ему остались считаные дни


© AP Photo / Paul Jeffers

Американка Элизабет Гилберт приобрела мировую известность после выхода дебютной книги "Есть, молиться, любить" в 2006 году, которая стала не только бестселлером, но и легла в основу фильма с Джулией Робертс в главной роли. Действие ее новой книги "Город женщин" разворачивается в начале 1940-х годов в Нью-Йорке и позволяет читателю не только заглянуть в искрящийся мир театральной элиты с неуемными вечеринками и яркими постановками, но и понаблюдать за становлением в этом безумном потоке 19-летней героини Вивиан Моррис, главный жизненный принцип которой – следуй за желаниями и не жалей о последствиях. В интервью РИА Новости Гилберт рассказала, почему устала от историй наподобие Анны Карениной, что предпочитает открыто обсуждать без стеснения и каким она видит мир в ХХI веке. Беседовала Екатерина Сошникова.

— Поздравляю вас с выходом нового романа "Город женщин". На мой взгляд, он значительно отличается от предыдущих работ. Какие три слова, на ваш взгляд, описывают его лучшего всего?

— Какой прекрасный вопрос! Давайте начнем именно с них: безумие, веселье, глубина. Соглашусь, этот роман определенно отличается от моих ранее написанных работ, и совершенно точно могу сказать, что я его написала как раз потому, что захотела в полной мере ощутить эмоции веселья, легкости и счастья.

— После прочтения хочется последовать примеру вашей героини и начать наслаждаться жизнью с той же присущей ей жадностью. Но, несмотря на кажущуюся несерьезность, в романе все-таки поднимаются важные вопросы. Почему вы вообще решили затронуть тему женского сексуального влечения?

— Да, несмотря на забавы, в книге красной линией прослеживается рассуждение на тему: что женщины должны делать с постоянным осуждением их сексуального желания? Я очень давно собиралась написать роман о "девушках с плохим поведением". Клише о "разрушенных женщинах" пришло из западной литературы, и эти истории нам хорошо знакомы: прекрасная девушка принимает решение последовать за своим страстным чувством, несмотря на предостережения, и прекрасное начало в итоге становится ее концом. Сюжетные линии некоторых лучших мировых романов по факту построены вокруг таких женщин, включая, безусловно, ту же Анну Каренину. Я, как представительница женского пола, признаться, немного устала от этих историй. И мой собственный опыт, и опыт многих женщин вокруг показывает, что женщины действительно могут совершать просто ужасающие ошибки, связанные с сексом и любовными историями, но именно благодаря им мы можем получать опыт.

Давайте начистоту – если бы уж женщины всегда приходили в уныние и внутренне разрушались после всех этих косяков в отношении секса и любви, то не было бы уже ни одной женщины, оставшейся на этой Земле. Так что да, я захотела рассказать историю об опрометчивой, буйной, беспечной, юной девушке, совершившей ошибку, за которую она дорого поплатится. Этим я хотела сказать: "Ты можешь пережить это". Девушки и женщины могут пережить последствия своих собственных действий, даже если после некоторых из них кто-то больше никогда в жизни не сможет их простить. И если наряду с безумием, весельем и глубиной и есть главный посыл в романе, то он звучит так: женщины способны выстоять даже больше, чем вы думаете.

— Не могу не согласиться, главное – верить в собственные силы. "Город женщин" действительно пестрит неоднозначными героями с деструктивным поведением. Вы готовы к негативной публичной оценке вашей истории раскрепощенной женщины? И вообще, ваш вердикт: готово ли современное общество принять тот факт, что женщина может испытывать и, самое главное, реализовывать свое сексуальное желание наравне с мужчиной?

— В этом году мне стукнуло пятьдесят. Другими словами – меня уже давно не заботят суждения людей и уж тем более их осуждения насчет женского сексуального поведения, в том числе и моего собственного. Так что нет, меня это нисколько не волнует. Мир никогда не знал, что делать с женским сексуальным желанием. Эти вопросы ставят людей в неловкое положение. Правительства, семьи и религиозные институты уже давно доказали, что пытались подавить и контролировать эти процессы, да и сами женщины ставят своей целью управлять этим. Но сексуальные желания женщин — это реальные вещи, отдающие силой, мощностью и настойчивостью. И да, оно может быть первобытным, опасным и неуправляемым, как и мужское желание. Я вообще считаю, что нам следует помнить о том, что женщина может вести себя в сексуальном плане безответственно, саморазрушающе и неэтично. Ведь по факту все сводится к простому выводу: человечество на протяжении тысячелетий пыталось контролировать и управлять сексом. Но это не всегда срабатывало. Иногда секс управляет нами. И я предпочитаю открыто говорить об этом, чем делать из этого постыдную тайну.

— После выхода вашей первой книги "Есть, молиться, любить" многие читатели направили в ваш адрес тысячи хвалебных комментариев, решив последовать примеру главной героини. Вы когда-либо задумывались о том, что поклонники ждут от вас? И насколько вам важны их ожидания?

— Они хотят не только связи со мной, но и отдачи. К счастью, мне это нравится, и мои интересы сходятся с ожиданиями публики, поэтому складывается легкий контакт. Я очень люблю женское сообщество своих почитателей, меня радует, что они общаются не только со мной, но и друг с другом. Не хотелось бы обобщать, но позвольте мне все-таки смело заявить: женщинам нужно общение. Это дает нам ощущение чувства безопасности. Именно поэтому я спокойно показываю свои эмоции и жизнь на публике. Каждый раз, когда я рассказываю о своих уроках, борьбе, сопротивлении, я слышу хор из женских голосов по всему миру, который говорит мне: "Спасибо! И я тоже!" И я люблю этот звук женщин, разделяющих близость. Это прекрасно.

— А вы не задумываетесь о последствиях своих советов, которые даете другим? Не чувствуете ли вы ответственность за философию вашего образа жизни перед ними?

— Хм, все же я не даю советы, я всего лишь рассказываю историю своей жизни, раз за разом. И люди просто могут взять что-то полезное для себя. Хотя, секундочку… Все-таки это не так. Иногда я даю подсказки кому-либо насчет творчества. И мне абсолютно комфортно живется с мыслью, что я раздаю советы насчет писательства, потому что я занимаюсь этим на протяжении десятилетий и смогла уже выучиться за это время некоторым хитростям. Почему бы и не поделиться с кем-то своими знаниями, если это упростит чью-то жизнь? Но я не рассказываю людям, как им стоит лучше проживать их эмоции. Я только открыто говорю о своем путешествии, с надеждой заставить женщин чувствовать себя менее застенчивыми и одинокими, когда дело доходит до их желаний, неудач и устремлений.

— В книге вы совсем немного застрагиваете тему насилия и жестокого обращения мужчин по отношению к женщинам. Могли бы вы поделиться своим мнением о столь популярном в последнее время движении #MeToо? Не кажется ли вам, что это все может иметь не только преимущества, но и недостатки, например, некоторые же спокойно могут использовать это в своих целях.

— Я написала свою книгу в разгар движения #MeToo, и я горжусь, что поддерживаю их идеи, но я проявила осторожность, не включив их философию в свой роман. Эта книга охватывает период времени – середина ХХ века в Америке, — когда лишь немногие женщины имели доступ к идеям равенства, феминизма, социальной справедливости или знали, что есть такое понятие, как сексуальное насилие. Конечно, мои персонажи (легкомысленные юные танцовщицы и шоугелз) не были образованными, и они никогда бы не задумались, что живут в шовинистическом социальном климате, поэтому мне важно было не дать девочкам почувствовать себя преждевременно проснувшимися. Тем не менее это феминистский роман, потому что он был написан феминистской. Книга о пробуждении и о медленном, но устойчивом преимуществе, которое женщина может прочувствовать, особенно с возрастом, дающее ощущение совершенной свободы.

— Чем вы вдохновлялись во время работы над книгой? Я слышала, что перед написанием романа у вас ушло много времени на подготовку, что конкретно вы делали?

— Я потратила многие годы за исследованиями, что позволило мне полностью погрузиться в историю и культуру Нью-Йорка 40-50-х годов. Кроме того, мне посчастливилось встретить многих женщин в 90-х (некоторым из них было около ста лет), которые были готовы открыто говорить со мной о своей жизни в шоу-бизнесе в качестве шоугелз, танцовщиц, актрис и певиц. Они откровенно рассказывали мне про свою очаровательную сексуальную жизнь. Каждое поколение любит думать, что это они первые, кто сделали открытия в сексе, но поверьте мне, эти девяностолетние женщины прошли через довольно безумные приключения. Например, прототипом героини Пэг стала моя двоюродная бабушка Лолли, которой в этом году исполнилось 98 лет. Только Лолли владела гостиницей, а не театральной труппой, но у нее был такой же оптимистичный и прагматичный дух, как у тетушки Пэг.

— Если говорить о ХХI веке, каким вы себе представляете "Город женщин"?

— Я думаю, что мы вступаем в такой период истории, который будет более крепко, чем когда-либо прежде, управляем женщинами. В политическом, социальном и личном плане женщины выходят на сцену и захватывают власть. Конечно, этому сопротивляются, но, думаю, патриархат умирает. И это будет не очень приятная смерть. Монстры всегда наиболее уродливы и жестоки именно перед своим исходом. Такой вид мужчин — властолюбивый, деспотичный, ненавистный – знает, что ему остались считанные дни. Цифры против него. Женщины и меньшинства наступают. И мир от этого станет только лучше.

Распутная сука пропагандирует распутство, фактически атакуя при этом  - если верить интервью, опусов её не читал – институт семьи. Именно за это банкстеры-глобалисты и пропагандируют взбесившихся сук, зверей, ибо от человеческого облика в области морали феминистки сами отреклись.

Tags: #MeToо, #metoo, извращенчество, конец закона, крушение мира
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment