arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

ГОСУДАРСТВО ПОЛИЦЕЙСКОГО ПРОИЗВОЛА-2


http://aftershock.su/?q=node/301872В Кливленде белого полицейского Майкла Брело (Michael Brelo) осудили за убийство двоих чернокожих подозреваемых после того, как жюри присяжных рассмотрело множество улик и доказательств, среди которых было почти два десятка видеозаписей с автомобильных видеорегистраторов, камер наружного наблюдения и дорожной полиции, установленных на улице и возле школы.

Это роковое преследование началось в момент, когда 43-летний Тимоти Рассел (Timothy Russell) и 30-летняя Малисса Уильямс (Malissa Williams) ехали ноябрьским вечером мимо штаб-квартиры кливлендской полиции. В этот момент в двигателе их автомобиля произошел громкий выхлоп. Полицейские приняли этот звук за выстрел и бросились в погоню. Вскоре машину Рассела и Уильямс преследовали уже 62 полицейских автомобиля, летевшие по улицам города со скоростью почти 170 километров в час.

Камеры зафиксировали эту яростную погоню, показав, как полиция на своих автомобилях несется на огромной скорости на красный свет, лавирует между машинами, как визжат колеса, а водители в страхе жмут на тормоза.

Подозреваемые, находившиеся под воздействием наркотиков, остановились на стоянке возле школы. 11 полисменов выскочили из своих машин и полукругом обступили автомобиль подозреваемых, о чем свидетельствуют судебные записи. Хотя полицейское радио дважды сообщило о том, что преследуемые люди безоружны (следствие установило это, прослушав записи передач), полиция открыла огонь, произведя 139 выстрелов.

Сам Брело выстрелил по машине 34 раза, а затем взобрался на капот и произвел еще 15 выстрелов с близкого расстояния по ветровому стеклу, о чем свидетельствуют материалы уголовного расследования.

В своих показаниях следователям из прокуратуры штата Огайо Брело не стал отрицать, что вел огонь, однако заявил, что ему показалось, будто из машины тоже стреляют. «Я в жизни так не боялся, — сказал полицейский. — Я подумал, что меня с напарником застрелят, и мы погибнем».

Расширенная коллегия присяжных признала Брело виновным в преднамеренном убийстве, заявив, что у него был «приступ ярости», и что он действовал «под влиянием внезапного гнева».

Адвокат Брело от комментариев отказался. Суд над полицейским начался в понедельник.

Криминолог из Боулинг-Грин Стинсон заявил, что полицейские часто открывают неправомерную стрельбу в приступе гнева и сильного душевного волнения. Иногда, сказал он, стычка начинается с элементарной вещи, скажем, когда полиция останавливает автомобиль для проверки, а водитель отказывается подчиниться указаниям полицейских.

«Они привыкли отдавать команды, и что люди им подчиняются, — сказал Стинсон, который прежде тоже работал полицейским. — Им не нравится, когда люди их не слушаются, а когда они не выполняют их приказы, дело может быстро дойти до насилия».

Чернокожий полицейский Леви Рэндолф (Levi Randolph) из Гэри, штат Индиана, смертельно ранил в шею 16-летнего подозреваемого в ограблении, когда убегавший от него юноша пытался перелезть через забор.

Прокуратура обвинила Рэндолфа в убийстве по неосторожности.

Но когда дело передали в суд, адвокат сказал присяжным, что Рэндолф ощутил угрозу, исходившую от юноши по имени Винс Смит (Vince Smith) ростом один метр восемьдесят сантиметров и весом более 100 килограммов. Рэндолф в показаниях под присягой заявил о том, что Смит во время погони дважды оборачивался, ища что-то в кармане своей черной толстовки с капюшоном. По словам полицейского, он подумал, что юноша пытается достать пистолет.

Хотя выяснилось, что Смит был без оружия, присяжным понадобилось всего два часа на обсуждение, чтобы оправдать Рэндолфа. Получить у него комментарии на сей счет не удалось.

«Обычно присяжные сочувственно относятся к полицейским, — сказал адвокат Рэндолфа Скотт Кинг (Scott King). — На каждый фильм типа "Тренировочный день" приходится по десять фильмов, в которых полицейских показывают трудолюбивыми, низкооплачиваемыми, борющимися с непреодолимыми препятствиями и стоящими на стороне добра».

Исход дела Рэндолфа это скорее правило, чем исключение, и оно демонстрирует, какая сложная задача стоит перед прокурорами в тех редких случаях, когда им удается предъявить полицейским обвинения в стрельбе со смертельным исходом.

Из 54 дел полицейских, которых за последнее десятилетие обвинили в убийстве при исполнении служебных обязанностей, 34 дела были урегулированы. Из них в большинстве случаев (21) был вынесен оправдательный приговор, либо все обвинения были сняты.

Присяжные обычно считают, что в этой борьбе полицейский «стоит на стороне добра», говорит профессор права из Питтсбургского университета Дэвид Харрис (David Harris), являющийся экспертом по вопросам применения силы полицейскими. По его словам, «им очень трудно поверить в то, что сотрудник полиции может быть плохим парнем, поскольку это коренным образом расходится с их убеждениями».

Как говорят эксперты, присяжные видят в полицейских людей, охраняющих закон, а не нарушающих его. В отличие от гражданских лиц, полицейским разрешено применять силу, и этого даже ждут от них.

«Вопрос в том, не чрезмерно ли применена сила, — говорит Харрис. — Это очень гибкая норма, и в каждом конкретном случае ее надо интерпретировать отдельно. Из-за этого осудить полицейского очень трудно».

Большая часть законов, относящихся к стрельбе при исполнении служебных обязанностей, требует от присяжных по сути дела выносить вердикт о душевном состоянии полицейского. Боялся ли он за свою жизнь и за жизнь остальных, когда начал стрелять? Испугался бы в такой ситуации здравомыслящий сотрудник полиции?

По словам Клея Роджерса (Clay Rogers), именно это его попросили сделать, когда он в 2009 году входил в состав жюри присяжных на суде по делу наркополицейского из Хартфорда, штат Коннектикут, которого обвинили в стрельбе со смертельным исходом по чернокожему подозреваемому, пытавшемуся скрыться.

«Трудно доказать без доли обоснованного сомнения, что действия полицейского являются неоправданными, потому что приходится буквально влезать к нему в голову, дабы понять, что он думал и чувствовал», — заявил Роджерс в интервью Washington Post/

Белый наркополицейский Роберт Лоулор (Robert Lawlor) произвел пять выстрелов по уезжавшей от него машине. Две пули попали в затылок 18-летнему пассажиру Джешону Брайанту (Jashon Bryant), от чего он скончался.

Полицейский дал большому жюри показания о том, что он вначале подошел к черному автомобилю Nissan Maxima, потому что тот подходил под описание машины, использовавшейся во время убийства. По его словам, он открыл огонь по автомашине, так как считал, что Брайант вооружен, и что водитель намеревался сбить другого полицейского.

Оружие в машине не нашли, но Роджерс сказал, что ему с коллегами пришлось очень серьезно отнестись к заявлению полицейского о том, что его жизнь и жизнь напарника, по его ощущениям, были в опасности.

Роджерс отметил, что на жюри повлияли жесткие вопросы, заданные водителю машины, который проходил по делу свидетелем. Адвокат полицейского поливал водителя вопросами о его уголовном прошлом, говорил о найденном в автомобиле кокаине и о марихуане, которая в тот день была обнаружена в кармане его куртки.

«Защита обставила дело так, будто два гангстера разъезжали по городу и продавали крэк, — вспоминал Роджерс. — Полицейский применил силу, убил человека, однако он противостоял опасным наркоторговцам. Это сработало».

Присяжные оправдали Лоулора.

Его адвокат Майкл Джорджетти (Michael Georgetti) заявил в интервью, что он постарался наладить естественный, как ему кажется, союз между присяжными и полицейским, чтобы выиграть дело. «В жюри не берут людей с уголовным прошлым, — сказал Джордждетти. — Если полицейский говорит стоп, они останавливаются. Они не жмут педаль газа в пол и не удирают от полиции».

Обвинению очень трудно добиться осуждения и признания вины, но еще труднее убедить судью или присяжных дать полицейскому серьезный тюремный срок.

Анализ Washington Post показал, что у девяти полицейских, которых судили на уровне штата, приговоры составили от шести месяцев до семи лет. Делом об убийстве 92-летней женщины в Атланте занималась федеральная прокуратура, которая к обвинению в убийстве добавила нарушение гражданских прав и добилась более сурового приговора, отправив в итоге двоих осужденных полицейских за решетку на шесть и на 10 лет.

Шесть офицеров, которым были предъявлены обвинения в судах штатов, были осуждены, когда их дела были переданы в суд. В среднем они получили по три с половиной года.

Но прокуратура порой стремится не доводить дело до суда, договариваясь о досудебном урегулировании. Добиться обвинительного приговора для полицейского очень сложно. Кроме того, такие дела сопровождаются громкими и неприятными заголовками в прессе и чреваты осложнением отношений с полицией на всех уровнях, от которой прокуратура очень сильно зависит в своей повседневной работе, рассматривая другие уголовные дела.

В последних шести делах адвокатам полицейских удалось добиться ослабления обвинений и вынесения менее строгих приговоров. По этим делам выносились обвинительные приговоры, но были и такие случаи, когда судья откладывал вынесение приговора, давая полицейским испытательный срок. В среднем такие сотрудники полиции провели за решеткой по два с половиной года.

Бывший полицейский Антонио Тахарка (Antonio Taharka) из Саванны, штат Джорджия, застрелил условно-досрочно освобожденного правонарушителя, когда тот лез через забор, пытаясь избежать ареста. В итоге он получил три месяца в окружной тюрьме.

Большое жюри, обвинившее Тахарку в предумышленном убийстве, за которое можно получить до 20 лет тюремного заключения, заявило, что полицейский убил подозреваемого, «действуя в состоянии внезапной, жестокой и непреодолимой страсти».

Но члены местной афроамериканской общины сплотились вокруг Тахарки, вспоминает бывший прокурор Дэвид Лок (David Lock), который представлял объяснения по делу. «Он был афроамериканским полицейским, и его любили, — говорит Лок. — Было больше возмущенных разговоров о том, почему его обвиняют, нежели о том, почему не обвиняют». В то же время, отмечает он, общество не проявило особого сочувствия к 41-летнему убитому афроамериканцу Энтони Смашуму (Anthony Smashum), у которого было богатое уголовное прошлое, включая приговоры за изнасилование и физическое насилие.

Лок считает, что эти факторы помогли отсрочить вынесение приговора и в конечном итоге способствовали тому, что обвинения против Тахарки были смягчены.

Прокурор округа Чатэм Мег Хип (Meg Heap), сменившая на этом выборном посту Лока, изменила формулировку, отказавшись от обвинения в предумышленном убийстве, и согласилась с тем, что Тахарка может признать себя виновным в совершении менее тяжкого преступления по статье «непреднамеренное убийство», срок по которой составляет максимум 10 лет. Хип заявила в интервью, что обвинение в совершении менее серьезного преступления в большей степени соответствовало фактам по этому делу. Вместе с тем, она сообщила, что прокуратура не давала никаких обещаний о смягчении приговора, оставив этот вопрос на рассмотрение судьи.

Вынося в 2009 году приговор, судья Высшего суда Джон Морс-младший (John E. Morse Jr) сказал, что ему пришлось искать «очень тонкое равновесие». Давая оценку этому случаю со смертельным исходом, он сказал: «Все, что я мог почерпнуть из прочитанного и услышанного по этому делу на настоящий момент, говорит об отсутствии злого умысла». Через несколько секунд судья заявил Тахарке: «То, с чем вам как сотруднику правоохранительных органов приходится сталкиваться ежедневно, не может понять никто, не находившийся в вашей шкуре».

Морс вынес Тахарке следующий приговор: три месяца тюрьмы и девять месяцев домашнего ареста, за исключением времени, проводимого на работе. Если он выдержит испытательный срок в девять лет, судимость с него будет снята.

Адвокаты Тахарки не откликнулись на просьбу дать интервью или прокомментировать этот случай. Сам Тахарка ушел из полицейского управления примерно через год после стрельбы.

Дочь Джорджии Феррел (Georgia Ferrell) работает в полиции. А сына Джорджии застрелил полицейский.

«Моя дочь любит свою работу в полиции, но знает, что форма не делает тебя хорошим человеком», — говорит она.

Сотрудник полицейского управления города Шарлотт Рэндалл Керрик (Randall Kerrick) этим летом должен предстать перед судом по обвинению в предумышленном убийстве. В сентябре 2013 года у него произошло роковое столкновение с сыном Феррел.

Было за полночь, когда 24-летний Джонатан Феррел (Jonathan Ferrell), ранее игравший за футбольную команду Florida A&M, въехал на своей машине Toyota Camry в придорожную канаву, о чем свидетельствуют данные из полицейского рапорта. Ошеломленный Феррел выбил ногами заднее стекло, выбрался из автомобиля и направился к близлежащему дому за помощью.

Но когда он начал колотить в дверь, жившая в доме женщина запаниковала и позвонила по номеру 911. Приехавшие на вызов сотрудники полиции рассказали следователям, что они посчитали Феррела опасным. Когда чернокожий Феррел отказался выполнить их приказ и не лег на землю, белый полицейский Керрик открыл огонь и выстрелили в него 10 раз.

Когда начальник полиции Родни Монро (Rodney Monroe) увидел 15-секундную видеозапись этого инцидента, он в тот же день арестовал Керрика, заявив, что у него «не было законного права применять оружие во время этого происшествия».

Адвокат Керрика Майкл Грин (Michael Green) заявил, что видеозапись свидетельствует совсем о другом. «В ту ночь полицейский Керрик выполнил свой долг. Хотя стрельба привела к трагедии, она была оправданной. На видеозаписи мы слышим, как полицейский несколько раз говорит ему лечь на землю ... а на суде, как мне кажется, вы найдете людей, которые скажут, что Феррел в ту ночь пришел к дому вовсе не за помощью»

Джорджия Феррел опасается, что присяжные поверят в эту версию. Как человек, у которого имеются личные причины с большим уважением относиться к большинству полицейских, она признает, что осудить и наказать офицера полиции очень сложно.

«Общество вбило себе в голову, что полицейский всегда прав, — говорит она. — Это надо менять».

Свой материал для статьи предоставили Элис Крайтс (Alice Crites) и Стивен Рич (Steven Rich).

Оригинал публикации: Thousands dead, few prosecuted

Tags: Пиндостан - империя зла
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments