arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ВЗЛЕТАЮЩИЙ ДРАКОН-3

Китайский локомотив истории. Как стремительно меняется мир и почему мы этого не замечаем
Уже целый год вся российская популярная аналитика не может выбраться из украинской повестки, начисто игнорируя все другие важные события в мире, сузив мировосприятие читателя до пределов политического противостояния России и США. Всё прочее если и рассматривается, то только через призму этого противостояния, что чрезвычайно искажает картину мира. А между тем будущее без лишнего шума строится буквально у нас под боком и мы к нему, увы, имеем весьма посредственное отношение. Речь о грандиозном мега-проекте наших китайских товарищей, который в российской прессе называют «Новый шёлковый путь». Отвлекитесь от Украины хотя бы на пару минут и загляните в это самое будущее, я прошу вас.
Скорее всего, про «Новый шёлковый путь» (НШП) уважаемый читатель где-то что-то слышал, но, думаю, общее представление о проекте у большинства весьма смутное. Так, после недавнего визита председателя КНР Си Цзиньпина в Москву (на празднование 70-летия Победы), в ходе которого обсуждались некоторые аспекты проекта, в патриотическом сегменте интернета распространилось его весьма прямолинейное толкование, искажённое, опять же, всё тем же продвигаемым нашими блоговыми аналитиками представлением о первостепенности конфликта «Россия–США» по отношению ко всей остальной повестке. Согласно ему — НШП реализуется Пекином с целью «насолить США и странам Запада», а Россия получит от своего участия в нём некие исключительные выгоды. Перед тем как разобрать эти положения, давайте ещё раз вспомним, что такое этот самый НШП.

В первую очередь отметим, что НШП — это не какая-то скоростная железнодорожная магистраль (многие путают её с запланированной магистралью Москва–Пекин) и не отдельное шоссе, а ключевая стратегия развития Китая в современном мире. Сами китайцы называют эту концепцию просто «один пояс — один путь». Однако она включает в себя множество инфраструктурных проектов, которые вместе действительно опоясывают планету тугим ремнём, пряхой которого становится Пекин. Такой ремень соединяет Австралию, прихватывает Индонезию, всю Среднюю и Восточную Азию, Ближний Восток, Европу, Африку и через Латинскую Америку подбирается к США. Это и железные дороги и шоссе, и морские/воздушные пути, и трубопроводы/линии электропередач, и вся соответствующая инфраструктура. По скромным оценкам, НШП втянет в свою работу 4,4 миллиарда человек. И такой проект нужен миру, потому что даёт шанс через интенсификацию мирового торгового и инвестиционного сотрудничества вывести глобальную экономику из тупика, в который она, казалось бы, так безнадёжно уткнулась. Он создаст и совершенно новую политическую конъюнктуру, центр которой совершенно очевидно будет находиться в Пекине, ведь пряжка у ремня всегда одна. И это неизбежно просто потому, что никто, кроме КНР, сегодня такой проект осуществить не в состоянии.

Можно, конечно, отмахнуться, мол, на проект подобного масштаба уйдут десятилетия, а за это время может произойти что угодно (с нынешней-то скоростью событий). Да и китайцы в представлении большинства очень неторопливые ребята, вон только с Россией по цене на газ торговались 10 лет. Однако китайцы как раз горазды работать быстро и слаженно, а теперь, когда такая работа подкреплена требующимся капиталом, видно, что она ведётся с ураганной скоростью. В самом Китае уже построено 16 тыс. км высокоскоростных железных дорог (что составляет 60% от всех подобных дорог в мире), а к 2020 году будет построено ещё почти столько же. Наиболее активно Китай инвестирует в участки НШП в тех странах, которые сейчас испытывают финансовые трудности и потому договариваются быстро. Так, десятки миллиардов продолжают вливаться Китаем в строительство железных дорог в Африке, и не только дорог, но и морских портов, целых посёлков и шоссе. Миллиарды вливаются в инфраструктуру Греции, которая вынуждена проводить приватизацию под давлением кредиторов. Важнейшими пунктами проекта становятся Бангладеш и Пакистан, через них центральная артерия НШП пробьётся к Ирану и далее через Европу и Африку к Латинской Америке. Там Пекин роет альтернативу Панамскому каналу, прорубается через джунгли Амазонии, вгрызается туннелями в Анды, чтобы сделать немыслимое — соединить Атлантическое побережье Бразилии с тихоокеанским берегом Перу. Только этот латиноамериканский проект потребует 250 млрд долларов инвестиций. И это только лишь часть из запланированного. Безусловно, на всю эту грандиозную работу уйдут десятилетия, но ведь это так мало для того, чтобы преобразить мир.

Тут самое время задаться вопросом, какое место в НШП занимает Россия. Вопрос крайне важный, и победистскими лозунгами от него отболтаться невозможно. Вот на этой карте видно, какое:

Однако есть и другой вариант, согласно которому железнодорожная ветка НШП пройдёт через Казахстан–Оренбург–Казань–Москву–Санкт-Петербург, и та скоростная магистраль Москва–Казань, которая теперь на кредиты Китая будет у нас всё же строиться, в перспективе станет её частью. Весной этого года министр иностранных дел Китая Ван И заявил о необходимости создания китайско-российского экономического коридора.

Однако будет ли выбран этот путь или Россия останется в стороне - пока никто не знает, и это зависит от того, насколько грамотно мы научимся выстраивать свои отношения с Пекином. А наши отношения – это тема для отдельного материала, скажем здесь лишь о том, что мы пока продуктивно взаимодействовать с азиатским соседом не умеем. Это, видимо, следствие огромного пренебрежения к восточному направлению дипломатии, которое царило у нас многие десятилетия. В итоге сегодня у нас нет ни должного количества подготовленных специалистов, ни, как кажется, вообще хоть какого-то понимания о моделях взаимодействия с КНР в стремительно надвигающемся будущем. Впрочем, это не означает, что эти пробелы невозможно сейчас же начать исправлять.

НШП окажет большое влияние и на будущее России. Есть большой риск, что он в итоге отломит от нас ту часть Средней Азии, которую мы с таким трудом собирали после распада СССР в то, что сейчас называется ЕАЭС. После визита Си Цзипьпина в Москву Евразийская экономическая комиссия объявила о начале переговоров с КНР по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве. Союз просто вынужден синхронизировать свои интеграционные процессы с НШП. И это ставит перед нами колоссальное количество задач бюрократического толка (мы их всегда решаем непозволительно долго), которые в итоге могут в корне поменять всю нашу внешнеполитическую стратегию на евразийском пространстве.

Это то, что лежит на поверхности. Если чуть глубже, то встаёт вопрос о перспективах развития наших собственных инфраструктурных проектов – Севморпути и модернизации Транссиба. Пока никто не берётся оценить влияние на них НШП, но, возможно, наши проекты либо так и останутся нереализованными (опять же во многом из-за того, что мы потеряли много времени, пока не решались направить средства на их развитие, предпочитая хранить их в западных банках), либо каким-то образом вольются в НШП. Но это не главное.

Главное, на мой взгляд, то, что мы видим, как Китай предлагает миру не только супер-проект, но и альтернативную концепцию мироустройства. Концепцию, в которой одна сверхдержава улучшает своё благосостояние не за счёт унижения и физического уничтожения других, а за счёт оптимизации отношений со всем остальным миром, давая этому миру возможность развиваться вместе. И мне очень досадно от того, что это делает Китай, а не мы, хоть я и понимаю, что так распорядилась история, с которой сложно спорить. Поэтому я надеюсь, что мы сможем собраться с мыслями и вписаться в этот зарождающийся миропорядок с максимальной пользой для себя.

P.S. Теперь, уважаемый читатель, ответь – где здесь во всём этом Украина?

БУ имела шанс остаться на карте планеты и стать важной частью Шёлкового пути, но жадность и подлость её Ылитки обрекла несостоявшуюся страну на исчезновение. А КНР и РФ уверенно идут к экономической победе над Пиндостаном.

Поднебесная атакует юанем
Нехватку долларов Китай пытается заменить своей валютой.
Китай всегда имел одно важное преимущество перед ведущими мировыми державами – миллиард трудолюбивых граждан, которые были готовы работать за небольшие деньги. Он производил огромное количество товаров, которые экспортировал во все развитые страны мира, в том числе и в США, накапливая доллары в своих резервах. И сейчас, имея триллионы долларов, китайцы начинают финансировать всю мировую экономику.
На протяжении последних лет мировая экономика периодически сталкивается с нехваткой долларового финансирования, и этим достаточно умело пользовался Китай. Последняя нехватка долларовой ликвидности начала наблюдаться в этом году, причем, по мнению экспертов, ее причиной стала ФРС США. Которая долгое время снабжала мировой финансовый рынок огромным количеством дешевых денег, а сейчас остановила свой печатный станок.

Китайская валютная паутина

В разгар кризиса ФРС запускала три программы, так называемого «количественного ослабления» национальной валюты, заливая мировые рынки долларами. Но теперь опутывать мировую финансовую систему своп-линиями стал Народный банк Китая, продвигая свою валюту.

Для тех, кто не знает: своп-сделка – это встречная покупка и продажа валют, когда продавец, в данном случае китайский банк, предлагает купить у него доллары, в обмен на то, что через определенное время покупатель продаст их ему за юани. И хотя юани покупателю может быть совсем не нужны, но ему нужны доллары, и выхода у него не остается.

В последние несколько лет финансовые власти Поднебесной целенаправленно заключают двусторонние своп-соглашения, пытаясь таким образом встроить юань в международную торговлю. И партнеры Китая, которые страдают от нехватки долларовой ликвидности, вынуждены соглашаться на это. Хотя, на самом деле юань – неконвертируемая валюта, а потому резервной, как доллар, быть не может.

Экспансия юаня на мировом финансовом рынке началась в 2008 году, когда ФРС еще расширяла свою долларовую своп-линию с Европой, а действия ЦБ Китая пока еще носили локальный характер. Однако уже в следующем, 2009 году, Китай вводит своп-соглашения с шестью мировыми центробанками. И пошло-поехало…

Сейчас Китай заключил своп-соглашения с 31 страной, в том числе и с Россией. Эти соглашения призваны поддержать торговые отношения, инвестиции и способствовать международному использованию юаня. Таким образом, 31 страна мира, включая развитые государства Европы, сегодня фактически держит юань в своих резервах, несмотря на его неконвертируемость и отсутствие официального статуса резервной валюты.

Как пишет газета «Жэньминь жибао», Банк Китая выпустил индекс трансграничности юаня за март 2015 года, в соответствии с которым, юань вновь стал пятой расчетной валютой в мире. При этом мировые офшорные расчеты в юанях выросли на 33%, а на Ближнем Востоке рост расчетов составил 136%.

Россия тоже основательно «подсела» на китайскую валюту. Как сообщил зампред правления банка ВТБ Михаил Осеевский, российские и китайские компании начинают массово переходить на расчеты в юанях, что подтверждает резкий рост числа счетов в китайской валюте. «Объем операций «рубль-юань» за первый квартал 2014 года, к первому кварталу прошлого, увеличился более чем в шесть раз. Растет количество компаний, которые открывают счета в юанях. Уже сейчас идет разворот в сторону рублей и юаней во внешнеэкономической деятельности, как у российских, так и у китайских компаний», - рассказал Осеевский РИА «Новости».

Российские банки пытаются найти в этом свою выгоду. «Наша задача - воспитывать не только российские компании, но и китайских партнеров, и в этом смысле наш филиал в Шанхае является мощным консалтинговым центром. Мы активно начинаем кредитовать российские компании в юанях, и, наверное, через некоторое время мы увидим и кредиты китайским компания в рублях. Я думаю, что это практика ближайшего времени», - надеется Осеевский. Но верится в это с трудом. Скорее наоборот – юань окончательно завоюет весь кредитный рынок России.

Дальний Восток – дело тонкое

Российский Дальний Восток уже давно переходит на расчеты в юанях. В первом квартале 2015 года объем внешнеторговых операций в китайских юанях клиентов дальневосточного Сбербанка вырос в восемь раз - по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как сообщили в пресс-службе дальневосточного подразделения банка, объем финансовых расчетов составил 108 млн юаней, и 93% этих операций совершили клиенты Амурской области. Сегодня почти половина внешнеэкономических сделок осуществляется приамурскими бизнесменами именно в этой валюте, констатирует пресс-служба Сбербанка.

Так насколько реально, что китайский юань заменит в расчетах доллар и евро? Об этом рассказал профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

- Слухи о превращении юаня в глобальную валюту – это, конечно, явное преувеличение. Это даже не опережение событий – я вообще не уверен, что юань когда-нибудь сможет выйти на уровень мировой резервной валюты. Сейчас юань используется в основном, в расчетах за товары в международной торговле с соседними странами, в первую очередь в Восточной Азии. Но если мы посмотрим на долю юаня во всех валютно-обменных операциях на финансовых рынках, то она очень скромная. Более того, в начале нынешнего года произошло ее некоторое снижение. На биржевых рынках юань сейчас котируется где-то на уровне австралийского доллара.

— Так какие валюты сегодня можно назвать мировыми резервными?

- Это валюты, которые входят в состав «корзины» СДР (специальных депозитарных расписок), которые выпускает МВФ. Собственно, есть всего четыре мировые валюты, которые де-факто считаются резервными: американский доллар, евро, английский фунт стерлингов и японская иена. А остальные валюты, которые входят в «корзину» МВФ, можно назвать резервными валютами де-юре – они не пользуются большим спросом. В конце нынешнего года МВФ будет обсуждать вопрос о включении в свою «корзину» китайского юаня. Но США – главные «акционеры» МВФ, всячески торпедируют включение юаня в состав резервных валют, потому что он не является полностью конвертируемой валютой. Так что, станет ли юань резервной валютой, пока неизвестно.

— А что даст Китаю включение юаня в «корзину» МВФ, ведь фактически он все равно резервной валютой не будет?

- Это даст Китаю определенный престиж, но что кроме этого – даже не знаю. Кроме того, если страна берет на себя обязанность выпуска реальной мировой резервной валюты, то она должна будет обеспечивать весь мир достаточным количеством этих денежных единиц. А это возможно только в том случае, если у страны будет дефицитный платежный баланс. Что в свою очередь означает добровольный демонтаж собственной экономики. Можно увидеть это на примере двух стран. Первая – Великобритания, которая после того, как ее валюта стала резервной, из «мировой мастерской» превратилась в финансовый центр. Но это далось дорогой ценой - ее экономика значительно опустилась в мировом рейтинге. И то же самое мы видим в США, которые после Бреттон-Вудса, когда доллар принял на себя функцию мировой резервной валюты, уже не занимают первых позиций в экономике. Поэтому внутри Китая есть как сторонники, так и противники того, чтобы юань реально стал мировой резервной валютой.

С товарными расчетами все понятно, а насколько реально, что биржевые сделки перейдут на юани, что говорят об этом сами участники финансового рынка? Об этом мы спросили управляющего активами инвесткомпании Chebotarev Lab Юрия Чеботарева.

- Я считаю, что это какие-то непонятные выдумки, которые существуют только в России. Китайская валюта не конвертируется свободно, ее курс определяет не рынок, а Коммунистическая партия Китая. И потому юань никогда не сможет стать полноценной валютой для расчетов на финансовом рынке.

— Но ведь, судя по всему, Китай заинтересован в продвижении юаня на мировом рынке…

- Любая страна заинтересована в том, чтобы ее национальная валюта стала резервной, но одного интереса тут мало. Кстати, похожая история происходила в конце 90-х годов прошлого века с японской иеной. Тогда как раз вышла книга финансиста Джорджа Сороса, в которой он писал, что эпоха доллара заканчивается, и скоро наступит эпоха иены. Экономика Японии тогда мощно росла, как сейчас Китай, и шли такие же разговоры, что скоро все расчеты перейдут из долларов в иены. Но потом экономика Японии выдохлась, кроме того, на финансовом рынке появился евро, и о господстве иены очень скоро забыли. То же самое будет и с юанем.

— А у нас на бирже ведь сегодня все-таки торгуется пара рубль-юань?

- Да, у нас торгуются фьючерсы на юани, но объемы там очень маленькие. Юань даже не претендует на то, чтобы хоть как то конкурировать с ведущими резервными валютами в финансовых расчетах. А что касается Дальнего Востока, так то, что юань там стал основной расчетной валютой - вовсе не достижение, а вина российского правительства. Потому что правительство не хочет развивать дальневосточный регион, забирает у него налоги и не перечисляет достаточного количества денег. Вот местным предпринимателям и приходится переходить на юани в своих расчетах – не от хорошей жизни.

Tags: Китай, крушение мира
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments