arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-20

М.Хазин, "О современной политике"
На прошлой неделе состоялось заседание G7, которые я обычно комментировал, что называется, «по горячим следам». В этот раз я этого не сделал и это не просто так. Дело в том, что после того, как, на политическом уровне, G8 вернули в формат G7 (а на экономическом уровне России и не было никогда), это мероприятие окончательно превратилось в междусобойчик лидеров «Западного» глобального проекта. Причем лидеров политических, то есть, по определению, сильно ограниченных в выражении своих мыслей и идей. При этом я далек от того, чтобы идеализировать роль России в этом мероприятии, однако междусобойчик сам по себе сильно отличается от мероприятия, на котором присутствуют и посторонние лица.
В этом смысле Бильдельбергский клуб куда более интересен, там люди формально-бюрократическими и популистско-политическими ограничениями не связаны. А на G7 даже в случае, если что-то реальное обсуждалось, говорить об этом сегодня вслух нельзя. И потому, я попробую объяснить, в чем же была интрига этого саммита и почему он прошел так тихо и незаметно.

Если предположить, что в США начали понимать, что удержать финансовые рынки (в первую очередь, фондовый) от обвала невозможно, а за ними окончательно рухнет система поддержки частного спроса, то они должны решить для себя главную задачу: кто обеспечит спасение их экономики в этих условиях. Или, иначе, кто заплатит за поддержание спроса в США, в противовес остальному миру?

Единственный потенциальный источник - это Евросоюз, в котором достаточно высокий жизненный уровень населения, который можно использовать для поддержания уровня жизни в США. Разумеется, люди в Западной Европе сильно обеднеют, но «западные» ценности того стоят, не правда ли? Нет же ничего приятнее, чем, скуля от голода и глядя на 100 сортов колбасы в витринах, которые ты не можешь купить по причине отсутствия денег, ощущать гордость за то, что ты способствовал сохранению «свободы» и «демократии».

Отмечу, что аналогичный проект вынашивает и Китай - для чего строит новый «Великий шелковый путь». А США ему мешают, взрывая Украину и, возможно, Среднюю Азию. Впрочем, возвращаемся к современной «западной» политике. Инструмент, которым США хотят переключить спрос граждан Евросоюза на свою продукцию - это создание североатлантической зоны свободной торговли.

Это сейчас Германия увеличивает свой экспорт в США по мере роста доллара относительно евро. Как только будут сняты нетарифные барьеры, защищающие рынки ЕС, Западной Европе и Германии в частности предстоит ощутить то же самое, что Восточной Европе и Прибалтике после вступления в ЕС: они должны будут превратиться в рынок для товаров из США. Вряд ли болгары хотели ликвидации своей промышленности - но их никто не спрашивал. Так будет и здесь.

Дело даже не в Меркель, которая, судя по всему, готова продать всю Германию оптом и в розницу (тем более, что лично ей голодать не придется, а детей и внуков у нее все равно нет). Просто в ЕС уровень социальной защиты (там не было Тэтчер и Рейгана, поэтому остались профсоюзы) выше, чем в США, а налоги тоже выше. Поэтому в условиях равной конкуренции промышленность Западной Европу проиграет американской - со всеми вытекающими последствиями. А если кто-то выживет - американцам поможет фрау Меркель, с ее идеями поддержки «Западного» проекта. США это, быть может, и не поможет, но промышленность Западной Европы это уничтожит полностью, как это случилось с Болгарией.

В общем, план США понятен - заключать соглашение нужно любой ценой, причем, чем быстрее, тем лучше. Есть косвенные данные, что до обвала осталось не так много времени и, значит, ситуацию нужно форсировать. Но сделать это невозможно, если ее открыто обсуждать. Именно по этой причине я думаю, что на G7 обсуждалось как раз это - как быстро и безболезненно заключить договор о североатлантической зоне свободной торговли, причем так, чтобы эта тема активно не обсуждалась.

Ну, как заткнуть рот СМИ, это не мне США объяснять, тут они собаку съели, но есть и внешние силы: Китай и Россия. Именно Китай вытащил Сноудена, который своими разоблачениями много крови попортил элитам «Западного» проекта (поскольку, судя по всему, он реальный американский патриот), именно в России он сегодня и сидит. К слову, раздражает Запад и предшественник Сноудена Ассанж, который недавно сообщил, что у США есть планы не только в отношении ЕС, но и ряда стран бассейна Тихого океана. Причем соответствующие соглашения не только включают их участников в зону свободной торговли, но и ликвидируют в них национальную независимость, путем передачи ее в руки «международных экономических трибуналов». Про которые все понимают, в чьих интересах они работают.

По этой причине все международные организации и клубы (включая G7) в ближайшее время станут ужасно тихими и мирными. Они для себя уже все решили, цели определены, задачи поставлены, главное - чтобы народ не взбунтовался раньше времени. А потому, все будет тихо и богобоязненно. Я даже не удивлюсь, если перестанут наезжать на Россию и, частично, удовлетворят ее требования по Украине. В обмен на резкое сокращение активности в СМИ в части разоблачения реального смысла современной политики.

Потому что если договора о ЗСТ (со всеми сопутствующими обстоятельствами, обеспечивающими транснациональным корпорациям преимущества перед национальными государствами) не будут подписаны до обвала - они не будут подписаны никогда. Более того, могут и к ответственности призвать, за все ранее сделанное. А этого очень не хочется. И по этой причине в ближайшее время политика в Евросоюзе и США станет страшно скучной - поскольку будет прикрывать тайно реализующиеся планы. Ну а народу, чтобы ему было не скучно, дадут ИГИЛ, вулканы, цунами и другие отвлекающие картинки.

Ну, с прекращением нападок на Россию Хазин загнул. В реале наблюдается заметный рост русофобской истерии. И с приближением выборов в Пиндостане, воплей «Русские идут!» будет всё больше. ЕС, скорее всего, съесть полностью дяде Сэму тоже не удастся.

Почему США так спешат?

Вот казалось бы — более чем противоречивые сигналы подают в последнее время Соединенные Штаты Америки по «украинскому кейсу». Может даже возникнуть впечатление, что в Администрации, управляющей исключительной страной, сформировались две группировки, и каждая действует сепаратно: одна из кожи вон лезет, повышая градус противостояния с Россией, а вторая делает умиротворяющие жесты. Но так ли уж противоречива политика США по данному вопросу?

Если брать шаги, направленные на дальнейшую эскалацию конфликта, то они хорошо известны. Это и заявления Барака Обамы на саммите G7, и угрозы министра финансов США, что Запад разработал новый пакет санкций против России, и, конечно же, назначение Михаила Саакашвили, и блокада Приднестровья, где из-за спин представителей нынешней украинской власти торчат километровые и всем хорошо знакомые звездно - полосатые «ушки».

Очевидно, что цель всех этих действий — провокация, попытка надавить на болевые точки, вызвав либо чувство неопределенности (новый пакет санкций), либо гнев (назначение экс-президента Грузии, которого почему-то Запад считает личным врагом Путина, губернатором одной из самых русскоязычных областей Украины), либо страх перед репутационными потерями (в случае успешной для Молдавии ликвидации Приднестровской республики). Судя по всему, мнение Администрации США таково — какой-то из этих инструментов должен сработать, и Россия должна совершить некие действия, которые рассматриваются американцами как желательные или даже необходимые.

Что касается умиротворяющих жестов, то они тоже налицо. К их числу относится отказ Барака Обамы благословить предоставление Украине военной помощи, неожиданное заявление американского парламента о том, что карательный батальон «Азов» является «омерзительной неонацистской организацией» (открытие века, не иначе!), и резкие заявления, которые представитель США в Совете безопасности ООН Саманта Пауэрс внезапно сделала в адрес украинской власти во время своего визита в Киев (набор для американцев стандартный — коррупция, отсутствие реформ, посягательство на свободу слова, препятствование расследованию прецедентов массовых убийств и т. д.) Можно сколько угодно говорить о том, что это все «показуха» — причем скорее всего, так оно и есть. Но это — очень массированная «показуха», поскольку на этот раз речь идет о конкретных действиях и заявлениях, которые озвучивают не какие-то, пусть даже самые уважаемые политологи на страницах New York Times и Washington Post, а представители правящей элиты США.

Почему же, как написала бы в подобном случае «дочь крымского офицера» или «Леночка из Донецка», все так неоднозначно? Рискну высказать свое мнение — потому, что времени для решения украинской проблемы остается катастрофически мало. Уже все, кто интересуется судьбой некогда братской для России страны, уяснили, что через неделю Украина может стать страной - дефолтером. Повторю то, что я часто говорю — совершенно неважно, признают ли это США и страны ЕС на официальном уровне, констатирует ли этот факт МВФ и выставят ли международные рейтинговые агентства разваливающейся стране рейтинг SD (selective default, выборочный дефолт). В глазах мирового инвестиционного сообщества есть два состояния — платежеспособный должник и дефолтер. Нельзя быть «немножко дефолтером», как нельзя быть немножко трупом.

Есть только один вариант избежать такого развития событий — вынудить Россию согласиться на реструктуризацию украинской задолженности по еврооблигациям. Ну, или хотя бы побудить ее предоставить Украине отсрочку по выплате купона, передвинув, скажем, дату выплаты месяца на три или до конца текущего года. Шансы на это, учитывая неоднократные заявления руководителей российского правительства, невелики. Поэтому в ход идет весь арсенал воздействия — и угроза введения новых санкций, и угроза полной блокады Приднестровья, и намеки на то, что США не будут возражать против переформатирования «проекта Украина» путем приведения к власти в этой стране более умеренных сил (привет Левочкину, Медведчуку, Бойко и прочим «ручным оппозиционерам»). Как я уже отметила, время поджимает, и тут не до того, чтобы использовать один инструмент — необходим весь арсенал. В некотором смысле, это похоже на допрос еретика в подвалах испанской инквизиции, когда пытки плавно перетекали в увещевания, а потом обратно в средства физического воздействия.

Мне могут возразить: ну, станет Украина дефолтером — что за дело до этого США и ЕС? На мой взгляд, им есть дело, и дело это очень большое — не с финансовой, а с репутационной точки зрения. Всего за полтора года (а это, с точки зрения истории, совсем небольшой срок) страна, фактически находящаяся под полным внешним управлением США, дошла до дефолта. Можно сколько угодно объяснять, что это стало следствием воровства Януковича, российской агрессии, гражданской войны, бездарности нынешних властей Украины (как мы видим, указания на это становятся все более популярными и в американской, и в европейской прессе). Можно привести сто пятьдесят тысяч объяснений, почему так вышло — но главный вопрос останется одним - а вы, американцы, куда смотрели? Выходит, вы сами оказались слишком слабыми и неэффективными, если не смогли предотвратить такое развитие событий в стране, которая, извините за не совсем корректную формулировку, отдалась вам с потрохами.

Есть такое понятие — негативный пример. Украина сейчас играет эту роль, и для того, чтобы все вокруг окончательно убедились в отрицательного этого примера, не хватает одного — чтобы эта страна стала дефолтером. После этого и у политических элит, и у народов различных стран мира, задумывающихся о присоединении к великому интеграционному проекту под названием «США + Евросоюз», неизбежно возникнут «порочные» мысли — а так ли прекрасны те кружевные трусики (западные ценности), которые им предлагаются? И настолько ли они очаровательны, что за них приходится платить гражданской войной, дефолтом и нищетой?

PS. Кстати, к числу провокационных жестов, которые делают США руками своих украинских «друзей», безусловно, следует отнести и две попытки погрома российских консульств во Львове и в Харькове. Обращает на себя внимание то, что почти год — с середины лета прошлого года — подобных прецедентов не было, хотя поводов у украинских «ультрас» для соответствующих действий было более чем достаточно (Илловайск, Дебальцево, Минск-1, Минск-2, да мало ли что). Но активизировались они именно сейчас. И не мне, конечно, давать советы нашим властям предержащим, но я бы на месте МИДа эвакуировала бы своих сотрудников. Если моя версия верна, то, боюсь, что тухлыми яйцами и зеленкой дело может не ограничиться…

Анастасия Скогорева

Не остановятся пиндостанцы и на БУ, ибо тогда это зомби-образование посыплется и развалится на куски.

Богатые страны не готовы к новому кризису
Во время финансового кризиса, когда мировая экономика столкнулась c самой серьезной угрозой с 1930-х гг., люди, определяющие экономическую политику, действовали быстро. Для стимулирования роста центральные банки резко снизили процентные ставки, а правительства увеличили расходы. В итоге экономический спад, хотя и тяжелый, был не таким катастрофическим, как в период Великой депрессии.
К сожалению, инструменты быстрого реагирования в экономическом арсенале правительств уже практически исчерпаны.
Исходная процентная ставка центральных банков колеблется в районе нуля; государственный долг и дефицит достигли астрономических размеров. В случае кризиса, а он, безусловно, рано или поздно наступит, богатые страны хуже всего к нему будут готовы.

Однако имеется ли у них какое-то пространство для маневра? Для сравнения британский журнал The Economist составил сводный показатель долга, дефицита и процентной ставки - оружие, к которому политики обычно прибегают при появлении угрозы.

Несмотря на определенную условность, сводный показатель вызывает тревогу. Лишь несколько стран готовы к новым финансовым потрясениям, большинство практически беззащитны.

Для процентной ставки эксперты журнала используют сумму 100 баллов (означающую максимальное пространство для маневра) для ключевой ставки 10% и выше. Основная ключевая ставка ФРС была чуть выше 9% (или 90 по сводному показателю) до экономического спада в начале 1990-х гг. и чуть выше 6% (60 баллов) до снижения 2001 г.

В настоящее время ставка составляет 0,125% (примерно 1 балл). В начале 2007 г. средняя ключевая ставка центральных банков участвующих в рейтинге стран была ниже 4% (не очень большая по историческим стандартам). Сегодня в богатых странах она около 0,3%.

Хотя несколько центральных банков Европы экспериментируют с негативными ставками, никто еще пока не рискует двигаться глубоко в негативную территорию. Другими словами, ставка 0% (0 баллов в рейтинге) означает, что у центрального банка минимальное или полное отсутствие пространства для маневра в монетарной политике.

Однако, по мнению экспертов, ставка, скорее всего, сохранится примерно на этом уровне еще какое-то время. Фьючерсные цены предсказывают, что основная ключевая ставка ФРС будет около 2% в начале 2018 г., у Банка Англии - на уровне 1,5%, а в Европе и Японии - около нуля.

Но бороться с новым кризисом будут не только центральные банки. Правительства начнут увеличивать расходы на такие вещи, как пособие по безработице и строительство инфраструктуры (то же самое делалось во время последнего финансового кризиса).

Однако страны просто не могут безгранично занимать. Частные кредиторы отвернулись от Ирландии, когда ее дефицит превысил 32% ВВП в 2010 г., в результате чего Дублину пришлось срочно обратиться за помощью к Европейскому союзу.

В рейтинге пространства для маневра страны имеют 100 баллов, если их бюджетный профицит 5% или выше, и 0 баллов, если дефицит 15% или выше. Большинство стран улучшили показатели по сравнению с тем, что было в пик кризиса, благодаря восстановлению роста и жесткой экономии.

Средний бюджетный дефицит в этом году согласно прогнозам опустится до 2% ВВП (в 2010 г. он был почти 6%). До кризиса страны имели небольшой бюджетный профицит.

Увеличивающийся с 2007 г. государственный долг усугубляет ситуацию. Долг как доля ВВП сегодня в среднем на 50% выше, чем до кризиса. В новом исследовании МВФ предлагается новая оценка наличия у правительств "фискального простора", которая учитывает их прошлое поведение.

В рейтинге The Economist страны получают 100 баллов, если, с точки зрения МВФ, могут занять еще 250% ВВП или более, и 0 баллов для тех (включая Грецию, Италию и Японию), кто не может много получить от рынка. Почти все страны в этой категории имеют сегодня намного меньше пространства для маневра, чем в 2007 г.

Объединив все три показателя, мы получаем достаточно тревожную картину. Норвегия, Южная Корея и Австралия занимают верхние строчки: у всех у них процентная ставка намного выше нуля, а долговая нагрузка незначительная.

В среднем пространство для маневра у богатых стран уменьшилось на треть по сравнению с 2007 г. А в наиболее пострадавших во время кризиса странах (таких как Италия и Испания) оно сократилось почти наполовину.

Эта оценка, несмотря на свою важность, все же не полностью отражает потенциал страны. Взять, к примеру, Японию, занимающую последнюю строчку в рейтинге. МВФ считал, что у Японии отсутствовало пространство для фискального маневра в 2007 г. (соотношение долга к ВВП тогда составляло 183%), однако это не помешало Токио активно занимать с тех пор.

Италия также исчерпала пространство для фискального маневра во время кризиса. Тем не менее ее затраты по заимствованиям, взлетевшие в 2011 г. до рекордного уровня, начали снижаться в 2012 г., после того как инвесторы поверили, что ЕЦБ при необходимости выкупит итальянский долг.

Лимит кредитования, таким образом, не становится ограничением, когда экономика имеет мощные внешние финансовые позиции или когда центральный банк готов помочь с выкупом долга. Нежелание ЕЦБ позволить правительствам еврозоны включить печатный станок, возможно, стало причиной того, что долговая нагрузка оказалась слишком тяжелым бременем для еврозоны.

Но даже ЕЦБ начинает прибегать к маневру бюджетными средствами. После того как ключевая ставка опустилась до почти нулевого уровня в начале кризиса, центральные банки печатают деньги для покупки облигаций для дополнительного стимулирования экономики - политика более известная как количественное смягчение (QE).

С их точки зрения, чем ниже долгосрочная процентная ставка и, как результат, выше цены на активы, тем больше инвестиций. Имея ситуацию, когда непонятно, как долго сохранится низкая процентная ставка, QE становится максимально важным инструментом.

Теоретически центральные банки могут проводить QE неограниченно долго: они могут приобретать столько облигаций, сколько правительство их выпустит. Однако столь радикальное обналичивание долга в итоге приведет к быстрому росту инфляции.

Но опыт Японии, где центральный банк сегодня владеет почти 30% государственного долга, демонстрирует, что рынок может терпеть QE намного дольше, чем экономисты ранее считали. Таким образом, пространство для маневра расширяется с готовностью центральных банков печатать деньги.

Готовы они, или не готовы, ужиматься в аппетитах Западу придётся. Минимум – раза в три, но возможны и худшие варианты.


Tags: Аналитика, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments