arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ЗАКАТ ЕВРОПЫ-44

Выход Греции из еврозоны станет "риском для роста и мировой экономики", заявил премьер-министр Франции Манюэль Вальс.
В интервью радиостанции RTL во вторник премьер отметил, что Франция "убеждена в том, что нельзя допускать выхода Греции из зоны евро". По словам Вальса, его страна сделает все, чтобы это предотвратить.
Премьер-министр заявил, что в среду в Национальной ассамблее Франции состоится обсуждение греческого вопроса.
Согласно данным опроса, проведенного институтом исследования общественного мнения Odoxa, не менее 50% французов считают, что Греция должна покинуть еврозону. Почти столько же - 49% французов - убеждены, что Греция должна остаться в зоне евро.
Кроме того, не менее 55% французов поддерживают продление срока программы кредитования Греции, но чтобы сами кредиты не были аннулированы. 22% считают, что часть долга Греции необходимо списать, и лишь 7% респондентов считают, что списать Греции нужно весь долг.
До референдума в Греции лишь 39% французов считали, что Греция должна покинуть еврозону, в то время как 57% респондентов высказывались за сохранение страны в зоне евро.

Такая реакция называется: Ловля конского топота. Возможность что-то сделать реально давно утеряна или потребует переформатирования Запада, на что банкстеры не пойдут. Поздно пить Боржоми, если печень отвалилась.

Дело о черной пропаганде частных телеканалов Греции
вт, 07/07/2015 - 19:43 | tatiava

Вчера, в понедельник 6 июля появилось известие, которое на самом деле является событием, отнюдь не меньшим по значимости, чем Саммит или заседание Еврогруппы.

Впервые в истории Европы будет рассмотрена «внутренняя война» против собственного народа журналистов, которые призваны быть независимыми, посредством частных телеканалов, принадлежащих олигархам. И это неудивительно – ведь именно эти самые олигархи должны были «пострадать», у бедных «нищих» толстосумов пообещали взять налоги, которые они задолжали государству – нам с вами – за много-много лет. Сумма, честно говоря, со всех каналов наберется сравнимая с ВВП всей страны...

Итак, глава афинской прокуратуры Илиас Загорэос приказал провести расследование деятельности системных СМИ, в том числе и частных телеканалов, и соответствие их действий конституции и греческим законам.

Такое указание было дано на основании большого числа заявлений от граждан.
Уточняется, что расследование не начато раньше, в период кампании агитации, с тем, чтобы это расследование нельзя было назвать намеренным желанием закрыть рот свободной прессе.

Одновременно с этим, Парламент рассмотрит жалобы на незаконные действия СМИ в период перед референдумом. Это будет рассматриваться и на общем собрании парламента. И на комиссии по транспарентности.
Если учесть, какая пропаганда была развернута этими телеканалами на прошлой неделе, можно сказать только одно – это было настоящей войной против своих же граждан.

Вопрос касается не только свободы прессы и права граждан на беспристрастную информацию, но и право выбора граждан на референдуме. Уверена, что ответственный министр сделает все возможное, чтобы восторжествовала Демократия над пропагандой, заведомо неверной информацией и запугиванием греческого народа», - отметила президент греческого Парламента Зои Константопулу.

«Обязанностью греческого парламента является защита демократии посредством существующих инструментов, принятие мер для наказания нарушителей законов о праве на выбор», - добавил депутат от СИРИЗА Танасис Петракос.
Read more: http://www.newsbomb.gr/ru/story/604442/delo-o-chernoj-propagande-chastnyh-telekanalov-grecii#ixzz3fEEiUSo8

Украинские журнашлюхи обоих полов провинились куда больше и и многих ждёт трибунал.

Греция - момент истины
grey_croco

Все решится до конца этой недели. Но похоже, что считавшееся ранее невозможным. постепенно становится реальностью..
Еврокомиссия начинает разработку сценария возможного выхода Греции из зоны евро
Еврокомиссия начинает разработку сценария возможного выхода Греции из зоны евро. Об этом заявил по итогам саммита зоны евро председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

"Еврокомиссия начинает рассматривать сценарий возможного выхода Греции из зоны евро. Я не хочу этого, но не могу это предотвратить, если Греция не сделает то, что должна" - сказал он.
Саммит ЕС обязал Грецию в течение 24 часов предоставить свои предложения по выходу из кризиса, реформам и официальный запрос на новую программу помощи.
"Провал переговоров по Греции будет означать ее банкротство" - заявил председатель Европейского совета Дональд Туск. "Крайний срок достижения соглашения по Греции наступит в воскресенье (12 июля), когда в Брюсселе соберется новый саммит" - сказал он.

То есть, такой вариант уже не исключен. Еще один сдвиг окна Овертона.
И максимум в воскресенье, 12 июля станет ясно, что ждет ЕС - плохой или очень плохой варианты развития событий.
Лидеры 28 стран ЕС проведут внеплановый саммит по Греции в воскресенье, 12 июля. Об этом сообщила во вторник на пресс-конференции канцлер ФРГ Ангела Меркель по итогам саммита глав государств и правительств стран еврозоны в Брюсселе.
"Сегодня мы встретились на уровне глав государств и правительств стран еврозоны. В воскресенье мы снова хотим встретиться в этом же составе представителей, а также затем в составе представителей 28 стран" - сказала она.
"Я думаю, что объявление об этом говорит, насколько серьезна ситуация" - добавила Меркель.

Да уж, ситуация действительно очень серьезна. Кто бы спорил.
Первое банкротство члена пока еще ЕС. И полагаю, что отнюдь не последнее.

Падающий с небоскрёба отмечает: 45 этаж, полёт проходит нормально. Лететь-то он будет нормально до самого конца, но даже Меркелиху уже беспокоит приземление.

«Троянский конь» атакует ЕС. Кому это выгодно?

Ситуация в Европе и на Ближнем Востоке будет меняться
Греки «восстали» не от хорошей жизни. К референдуму по государственному долгу было приковано внимание мировых СМИ, поскольку все понимали, что его итоги могут определить предстоящее политическое и экономическое развитие Европы и сказаться на глобальной экономике. Мы сейчас не о финансовой и юридической казуистике. Однозначно пока одно: еврозона стоит на пороге серьезного кризиса независимо от исхода греческой интриги. По большому счету, вопрос не сводился к чисто финансовой проблематике. Если греки все же выйдут из еврозоны, то это будет означать поражение Европейского союза: может возникнуть дезинтеграционный тренд, за которым последует «эффект домино», а идея «общего дома» потерпит крах. Парадокс состоит в том, что сохранившееся после референдума правительство во главе с премьер-министром Алексисом Ципрасом, если судить по многим признакам, будет продолжать свою «игру» в общении с «тройкой» (ЕС — МВФ — ЕЦБ), чтобы изменить её правила. Если та окажется последовательной в стремлении оставить Грецию в еврозоне, то ей придется изобрести новую систему управления. В противном случае в будущем неизбежен новый греческий кризис, который будет затягивать в свою воронку весь Старый Свет. Теперь ход событий во многом зависит не только от искусства Брюсселя оценивать ситуацию в иной перспективе, чтобы не повторять допущенные геостратегические ошибки, но и в том, чтобы другие члены еврозоны, так называемые страны-«свиней» PIGS (Португалия, Италия, Греция и Испания), не проглотили «горькую пилюлю».

Однако это только одна сторона медали. Суть оборотной стороны заключается в том, что, как отмечает Foreign Policy, в повестку дня большой политики выносится вопрос о развале европейского проекта, но даже если Греция и сохранит свое членство в ЕС и НАТО, это «будет злобная, разочарованная и потрепанная страна», которая, по словам бывшего Верховного главнокомандующего объединенных вооруженных сил НАТО Джеймса Ставридиса, «сможет сковывать действия ЕС и НАТО, стать проблемной и обструкционистской участницей сложных переговоров, в которые вовлечен ЕС, например, в отношении Турции или по иранской ядерной проблеме». Более того, Ставридис уверен, что в будущем следует ждать «серьезный рост напряженности в Восточном Средиземноморье, проблемы с использованием находящихся в Греции военных баз НАТО», и что образующийся геополитический вакуум заполнит Россия, которой греки симпатизируют как православной стране. Плюс к этому Афины активизируют политику на Балканах с выходом на стратегическое партнёрство с Сербией. «Греческие переговорщики отмечают эти моменты, но многие с европейской стороны игнорируют их аргументы, фокусируя внимание только на экономической стороне, — подчеркивает Ставридис — Это естественный позыв, но далеко не всесторонний подход, необходимый для того, чтобы во всей полноте оценить возможные решения и выходы, которые сейчас испытывают сильную нагрузку и давление». То есть Ципрас, квалифицируя состоявшийся референдум как «маленькую революцию», намерен атаковать Брюссель прежде всего с геостратегических позиций, а не только экономических.

На этом направлении есть своя интрига. Греко-турецкие отношения на протяжении многих сотен лет характеризовались непримиримой враждебностью. Будучи даже союзниками по НАТО, Афины и Анкара не раз оказывались на грани военного столкновения. Помимо того, Анкара ревниво относилась к приему Греции и Республики Кипр в ЕС, что долго являлось главным движущим мотивом стремления Турции в «объединённую Европу». Афины какое-то время выступали против членства Анкары в ЕС, но затем решили поддержать её кандидатуру. В свою очередь, Турция решала проблему нормализации отношений с Грецией на прагматической основе. Когда 1 января 2014 года начался период греческого председательства в ЕС, бывший тогда главой турецкого внешнеполитического ведомства Ахмет Давутоглу объяснял договоренности с Афинами интересами реализации Трансадриатического газопровода из Азербайджана в Европу, который пройдет по территориям Турции и Греции и «будет содействовать установлению прочных связей между двумя государствами в энергетической области», что связывалось с турецкими инвестициями в греческую экономику. В 2005 года начались переговоры о вступлении Турции в ЕС, но до сих пор на этом направлении отсутствует продвижение. А балансирование Греции на грани выхода из еврозоны и ЕС вовсе не означает, что Брюссель готов взамен принять в свои ряды Турцию, которая, кстати, предлагала ЕС финансовую поддержку в период кризиса 2008−2009-х годов. Сейчас, как заявил ИА REGNUM известный немецкий политолог Александр Рар, «Анкара действует самостоятельно, прекрасно осознавая то, что если, скажем, завтра её примут в Евросоюз, то придется платить за Грецию, делиться, подписываться под разнородными обязательствами финансового, политического, экономического характера, которые ранее были навязаны Греции».

Более того, именно в этот момент Россия решила предложить «Турецкий поток», который может создать единый турецко-греческий коридор для транзита газа в Европу. «Европа хочет видеть Турцию, как и, например, Украину, транзитной территорией, коридором энергоносителей, — подчеркнул Рар. — Турки же добиваются статуса главного дистрибьютора азербайджанских, российских и иных энергоносителей по югу Европы. Отличие в том, что за банальный транзит ей полагались бы определенные „комиссионные“, и дело на этом закончилось бы. Однако турецкие амбиции нацелены на более серьезный статус. Они хотят приобретать газ на стороне, становиться его хозяином, затем перепродавать его в Европу, получая при этом значительные экономические дивиденды и обретая роль очень и очень весомого геополитического фактора». Вот и теперь министр финансов Турции Мехмет Шимшек заявил, что «Анкара готова оказать Афинам любую поддержку для возрождения экономики» даже в ситуации, если кредиторы откажутся предоставить Греции отсрочку по платежам по кредитам МВФ и не будут продлевать в третий раз международную программу финансовой помощи этой стране. На наш взгляд, причина тут в следующем: при ином ходе событий может затянуться сделка азербайджанской SOCAR по покупке DESFA (местного газового оператора) за 400 млн евро, поскольку это зависит от развязки греческой интриги.

Наконец, у правительства Ципраса существует еще один озвучиваемый на Западе, но пока не в Афинах, аргумент, о котором пишет Financial Post: «В ситуации, когда Россия получит Грецию в качестве союзника и разместит там российские войска и военные корабли, ЕС и НАТО поумерят свой аппетит в том, что касается дальнейшего продвижения, а у Москвы будет больше возможностей предъявлять те или иные требования в будущем». Греция, оставив еврозону, вскоре может оставить и ЕС, двинувшись в сторону России, что приведёт к «перезагрузке» Европы, смене баланса сил там и на Ближнем Востоке. Так что Брюсселю есть над чем подумать, если он не желает допустить выхода Греции из зоны евро. Ситуация для ЕС беспрецедентна. Получится ли у Ципраса с помощью референдума сменить экономико-финансовую повестку дня в сторону серьезных геополитических вызовов? В искусственных политических конструкциях всё часто бывает гладко. А что будет на практике? Скоро узнаем. А пока греческий «троянский конь» катится в направлении Брюсселя.

Станислав Тарасов

Источник

В способность еврогейских политиканов и бюрократов разрешить этот кризис не верю совершенно. Нет, даже, АБСОЛЮТНО. Крах еврогейского проекта неизбежен, скор и кровав. Вопрос только в размерах потерь: миллионы или десятки миллионов?

Два полюса ЕС - Греция и Прибалтика

mikle1

Греция является левым полюсом Евросоюза, тогда как на противоположном фланге находятся страны Балтии во главе с Латвией, где высшей ценностью является одобрение Брюсселя, международных организаций и западных экономистов, и ради этого одобрения не жалко вовсе уничтожить социальную сферу.

Греция вошла в состав ЕС в 1981 году — с этой даты принято отсчитывать вторую волну расширения Европейского союза. Это было первое в истории ЕС принятие в его ряды государства, существенно уступавшего по основным социально-экономическим параметрам западно-европейским странам-основателям Союза: греческий ВВП на душу населения в 1981 году был в полтора раза ниже подушевого ВВП в среднем по странам Европейского содружества.

Именно на Греции впервые была апробирована примененная затем на странах Восточной Европы практика финансовой помощи бедным странам ЕС, призванная подтянуть их до среднеевропейского уровня. Еврооблигации, кредиты МВФ, структурные фонды ЕС, международные кредиты, в первую очередь от Германии. Наряду с этим происходило разрушение неконкурентоспособного национального производства, замена экспорта импортом во всех сферах, включая даже сельское хозяйство — вся система, разделяющая сейчас европейские страны на доноров и реципиентов ЕС, начала формироваться с Греции.

В момент создания единой европейской валюты (1999 год) Греция была одной из четырех стран ЕС, не соответствовавших Маастрихтским критериям, необходимых для принятия в еврозону.

Инфляция, безработица и государственный долг страны были слишком велики, чтобы она могла участвовать в элитном финансовом клубе — скептически настроенные эксперты еще 15 лет назад предупреждали, что принятие в еврозону такой слабой экономики, как греческая, станет для монетарного союза миной замедленного действия, которая сработает при первом же крупном кризисе. Так в итоге и произошло.

Однако в 2001 году две трети населения Греции хотело перехода на евро, справедливо полагая, что отказ от слабой и не пользующейся доверием драхмы привлечет в страну новых инвесторов, а её граждане получат доступ к новым дармовым кредитам. Благодаря брюссельской бюрократии, закрывшей глаза на слабость греческой экономики и проявившей снисхождение к грекам, именно так и случилось: в том же 2001 году Грецию приняли в зону евро и на страну полился поток ничем не обеспеченных кредитов, которые при первом же серьезном кризисе оказалось невозможным обслуживать.

Греческий кризис, как ни парадоксально звучит, вызван не экономическими причинами. С одной стороны, за него несет ответственность брюссельская бюрократия, проявившая некомпетентность и поставившая общеевропейскую финансовую систему в зависимость от страны, которая явно намеревалась жить не по средствам. С другой стороны, кризис спровоцирован ментальными особенностями населения и политической элиты Греции, для которых социальное благополучие и по-европейски высокий уровень жизни являются высшими ценностями, ради которых они оказались готовы лезть в любую кредитную кабалу, не думая о завтрашнем дне, а сейчас не готовы ими поступаться, почему и отказались от  политики жесткой экономии.

Тем интереснее сравнение Греции с тремя балтийскими странами, которые находились в похожих исходных условиях и столкнулись со схожими вызовами, однако их поведение показало абсолютно иной менталитет и руководства, и населения: настолько иной, что Грецию и Прибалтику в социально-экономических вопросах можно считать двумя полюсами ЕС.

Литва, Латвия и Эстония тоже вступили в Европейский союз, имея экономику несравненно более слабую, чем у западно-европейских стран-основателей ЕС и прочей «старой Европы». Как и для Греции в 80-х, европейская интеграция для стран Балтии обернулась денежным дождем из ничем не обеспеченных кредитов, а попутно с этим — добиванием национального производства и вытеснением собственного товаропроизводителя европейским импортом. Как и в Греции, в кризис 2008 года последствия такой европейской интеграции в полной мере дали себя знать.

Дальше начинаются различия. В Греции национальный консенсус изначально состоял в том, что ради антикризисной политики нельзя приносить в жертву социальную сферу, и там очень резко реагировали на требования Брюсселя, Берлина, МВФ и прочих урезать пенсии, зарплаты и иными способами затягивать пояса.

В Латвии и других странах Балтии сделали диаметрально противоположное: там уничтожили социальную сферу и потенциал для развития ради того, чтобы заслужить одобрение западных коллег.

Греческие политики вызывают смесь отвращения и усталости у своих европейских коллег, но их это, похоже, совершенно не беспокоит — поддержка в народе дороже. Антикризисная политика Валдиса Домбровскиса в Латвии и Андрюса Кубилюса в Литве вызывала возмущение подавляющего большинства населения, однако латвийское «Единство» и литовских консерваторов как раз это не беспокоило: им было важнее поощрение своих действий в МВФ и Еврокомиссии, где на их дисциплинированное затягивание поясов и нарадоваться не могли. У греческих политиков нет ни малейших шансов трудоустроиться в будущем в структурах исполнительной власти ЕС, тогда как прилежные, послушные и дисциплинированные Валдис Домбровскис, Андрус Ансип и прочие   уже пристроены в Еврокомиссию.

В Греции предыдущим правительствам было чрезвычайно трудно проводить политику жесткой экономии: на сокращение штатов, ликвидацию предприятий, урезание пособий, стипендий, пенсий и зарплат народ тут же реагировал забастовками, голодовками, демонстрациями, бойкотами. Попытайся экс-премьер Латвии Валдис Домбровскис воплотить свою «историю успеха» в Греции, греки бы его просто свергли без долгих разговоров. Но в Латвии народ живет иначе: как написал профессор Университета Висконсин Милуоки Джеффри Соммерс, живший одно время в прибалтийской республике и видевший кризис 2008 года своими глазами, в Латвии «рабочий класс не сопротивлялся, а просто эмигрировал вежливо и спокойно».

Когда Греция вступила в зону евро, это решение поддерживали две трети жителей страны. Когда на евро переходили Эстония, Латвия и Литва, абсолютное большинство жителей каждой из стран были против. Причем, в отличие от политического руководства, именно население в этом случае руководствовалось прагматическими соображениями. Греция отказывалась от слабой, вечно проблемной и не внушающей доверия драхмы в 2001 году, когда будущее единой европейской валюты казалось исключительно счастливым и безмятежным. Прибалтика отказалась от исключительно твердых и надежных благодаря той самой консервативной экономической политике (затягиванию поясов) эстонской кроны, лата и лита, когда еврозону уже вовсю лихорадило из-за той же Греции.

Однако все доводы евроскептиков в период перехода балтийских стран на евро оказались сведены на нет конечным внерациональным аргументом местных политиков: с евро мы станем «еще на шаг ближе к Европе».

В этом «еще на шаг ближе к Европе» — весь ментальный код прибалтийских политиков: ради того, чтобы казаться полноценной частью Европы, соответствовать задаваемыми западными коллегами требованиям и вызывать их снисходительное поощрение, они готовы поступиться всем, чем угодно, включая разум и здравый смысл.

Какая из этих двух моделей поведения — греческой и прибалтийской — лучше, а какая — хуже? Обе — хуже. Эффективная модель развития экономики состоит не в том, чтобы жить за счет одних кредитов. Но и не в том, чтобы подменять рост экономики и социальной сферы одобрительными кивками брюссельских чиновников в качестве главного доказательства экономического благополучия.

Поэтому сейчас не будет большей глупости, чем ставить в пример Греции балтийские страны. По статистике МВФ за 2013 год, Греция по подушевому ВВП находилась на 37 месте в мире, тогда как Литва — на 40-м, а Латвия — на 49-м. Однако для брюссельских чиновников главное не уровень жизни, а макроэкономическая статистика.

Нужна ли грекам, да и любому другому в мире, такая «история успеха»?

Греки уже обваливаются в тяжелейший катарсис. Лимитрофным шавкам и такое не по плечу, они сами вычеркнули себя из исторических процессов.

Tags: ЕС разваливается, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments