arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

О ЛИМИТРОФИИ

О будущем экономики Прибалтики


Интересно, а что происходит сейчас в Прибалтике? Судя по последним новостям – ничего хорошего. Казахстан вот уже присоединился к запрету на поставки рыбной продукции из Латвии и Эстонии. Россия, напомню, закрыла свои границы для прибалтийской рыбы ещё в 2014 году – там были найдены какие-то вредные и опасные вещества:

http://rus.postimees.ee/3276099/kazahstan-tozhe-zapretil-vvoz-rybnoj-produkcii-iz-latvii-i-jestonii

С молочной продукцией из Прибалтики дела тоже обстоят довольно кисло. Известный вам доктор Пилюлькин пишет, что обнаружил литовское сливочное масло на полках испанского супермаркета:
http://dr-piliulkin.livejournal.com/710211.html
Надписи на масле ещё на русском языке – эту партию, вероятно, хотели отправить в Россию, но не смогли. Покупать дорогое прибалтийское масло в Испании тоже явно никто не будет: в Испании тяжелейший кризис, и многие эксперты полагают, что именно Испания станет следующей после Греции.
Что будет делать Прибалтика дальше – совершенно непонятно. Прибалты весьма трудолюбивый народ, при иных обстоятельствах они могли бы жить ничуть не хуже немцев или датчан. При обстоятельствах нынешних… давайте посмотрим на экономику наших соседей по Балтике трезвыми глазами.
1. Промышленность стран Прибалтики неконкурентоспособна. У немцев лучше оборудование и больше политических возможностей пропихивать свои товары, также у немцев гораздо больше денег и, вообще, выше уровень технологического развития. Конкурировать с немцами страны Прибалтики не могут.
В России, с другой стороны, сейчас очень выгодные условия для производства – в исследовании Boston Consulting Group указывается, что мы уже обошли по конкурентоспособности даже Китай, и отстаём только от Индии, Таиланда и Индонезии:
http://www.finanz.ru/novosti/valyuty/rossiya-oboshla-kitay-po-deshevizne-proizvodstva-1000735643
Прибалтика с её высокими издержками и дорогой рабочей силой оказывается зажата между двумя огромными регионами, конкурировать с которыми она не может.
2. Своих углеводородов в Прибалтике нет. Игналинская АЭС, которая могла бы решить энергетические проблемы Прибалтики, была закрыта по приказу Евросоюза, новую же АЭС на её месте строить никто не будет. Сейчас уже строится АЭС в Калининградской области, а двум атомным станциям в регионе будет тесно.
Таким образом, энергия в Прибалтике есть, была и будет дорогой – и сделать с этим ничего нельзя.
3. Сельское хозяйство стран Прибалтики оказывается ненужным. В Евросоюзе полно своих фермеров, а Россия, в сторону которой продолжают активно плеваться прибалтийские элиты, не испытывает особого желания распахивать свои рынки навстречу соседям по Балтийскому морю.
Опять-таки, в России сейчас сельское хозяйство развивается очень хорошими темпами, и особой потребности в импорте продуктов, которые отлично производятся и на территории России, у нас нет:
http://ruxpert.ru/Сельское_хозяйство_России
4. Главным козырем Прибалтики были до последнего времени незамерзающие порты в Балтийском море. Эти порты обслуживали российский импорт-экспорт, так как на близлежащей территории России достаточно мощных портов не было.
В нулевых годах однако Россия начала активнейшим образом развивать порт в Усть-Луге под Санкт-Петербургом, вода в котором замерзает только в самые холодные зимы (во время которых можно вскрывать лёд ледоколами). Уже сейчас этот порт забрал на себя значительную долю оборотов портов Прибалтики:
http://www.rubaltic.ru/article/segodnya-v-pribaltike/17072015-porto/
Можно ожидать, что через год-другой потребность в прибалтийских портах просто отпадёт.
Посмотрите на карту Европы. На западе от Прибалтики расположена Польша, у которой есть собственные отличные порты. На востоке – Россия, которой услуги Прибалтики скоро будут не нужны. Остаётся ориентироваться только на небольшую Белоруссию, которая, опять-таки, может сейчас выбирать между Польшей, Россией, Прибалтикой и Украиной.
Конечно, есть ещё и внутренние нужды. Однако население Прибалтики весьма невелико, да и непонятно, какие конкретно товары будут перевозить порты. Повторюсь, сельское хозяйство и промышленность Прибалтики не слишком-то конкурентоспособны.
5. Финансы «балтийских тигров» находятся в крайне плачевном состоянии. Долгов после вступления в Евросоюз было набрано изрядно, и их обслуживание сейчас съедает значительную долю бюджета. Также много денег уходит на социалку – отнюдь не самую щедрую в ЕС, но всё равно весьма обременительную для прибалтийских стран.
6. Осталось, пожалуй, упомянуть демографическую проблему. Прибалтика испытывает страшнейшую депопуляцию: люди массово уезжают из страны – в первую очередь, в Евросоюз, куда им уехать проще всего:
http://gentlemanstory.net/2015/07/latviya-i-litva-vymirayut-bystree-vsex-v-evrope/
Две показательные цифры. В Литве живёт сейчас 2 миллиона 900 тысяч человек. В 1991 году жило 3 миллиона 700 тысяч.
Если бы из России уезжали такими темпами, у нас бы сейчас было не 146, а 116 миллионов жителей. То, что произошло с Прибалтикой, иначе как демографической катастрофой назвать сложно: ведь уехали из страны самые активные и самые трудоспособные граждане.
Есть ли пути выхода из кризиса?
Как видите, Прибалтика является сейчас классическим депрессивным регионом, в который нужно вливать значительные средства, чтобы он мог хотя бы обеспечивать сам себя. Однако Евросоюз имеет не те традиции и не то финансовое положение, чтобы материально помогать далеко не самым важным с точки зрения «старой Европы» странам.
Россия же и подавно вливать ресурсы в Прибалтику не намерена – так как ведут себя по отношению к России власти Прибалтики откровенно враждебно.
В среднесрочной перспективе Прибалтика сможет, вероятно, ещё какое-то время потрепыхаться, год за годом увеличивая свой внешний долг, теряя население и постепенно опускаясь на самое дно. Многие боятся, что Евросоюз начнёт использовать Прибалтику в качестве отстойника для беженцев из разорённых Западом стран, но мне эти страхи кажутся преувеличенными: беженцы предпочитают оседать или в более богатых странах или в странах, в которых есть работа.
В долгосрочной же перспективе вариантов выхода из кризиса у Прибалтики есть ровно два. Или всё же помириться с Россией и попытаться встроиться в экономику Таможенного союза, в рамках которого Прибалтика может найти себе комфортную экономическую нишу. Или отказаться от евро, вернуть свои родные валюты и девальвировать их раз так в пять: чтобы труд прибалтов обходился фермерам и промышленникам дешевле, чем труд небогатых обитателей стран Юго-Восточной Азии.
Подведу итог
В данной статье я ни в коем случае не хочу выносить неоправданно суровый приговор нашим западным соседям. Как бы ни старались власти Прибалтики, раздуть неприязнь между нашими народами не удалось: в России хорошо относятся к эстонцам, литовцам и латышам, а в Прибалтике, в свою очередь, весьма неплохо относятся к русским. Бывают, конечно же, неприятные исключения, однако погоды они не делают.
Если вы полагаете, что я сгустил краски, и что экономика Прибалтики имеет шансы на выздоровление – что же, откройте мне глаза и изложите в комментариях ваш план вывода этого региона из системного кризиса. Я с радостью послушаю, что могут предложить мировой экономике прибалтийские фермеры и промышленники.
PS. Картинка из книжки Оскара Лутса, «Весна». Если ещё не читали, рекомендую прочесть: получите удовольствие.

"Лучшее, что мы получили от ЕС – это возможность валить"

Латвия, будучи в ЕС, обязана разделять со своими партнёрами по союзу проблемы Европы, которых за последнее время значительно прибавилось: это и увеличение военных расходов до 2% ВВП, и отказ от необходимых экономических связей с Россией, и финансовая помощь Греции, а теперь ещё и приём беженцев. Превратилось ли в итоге членство в ЕС в тяжёлую ношу, ответит председатель дискуссионного ИМХО-клуба Ю. АЛЕКСЕЕВ:

- Г-н Алексеев, в последнее время из Брюсселя периодически приходят новости о всё новых проблемах, которые предлагается решать сообща. Как вообще изменилась Латвия после вступления в ЕС?

- Что касается моих ожиданий, то они абсолютно оправдались. И я писал неоднократно, что ничего хорошего от Евросоюза мы не получим. Кроме одного – возможности отсюда свалить. Ну, собственно говоря, так оно и получилось – с 2004 года Латвия потеряла полмиллиона населения. И это, так сказать, только по официальным данным. А вообще — реально, наверное, ещё больше, потому что не все регистрируют своё гастарбайтерство в Европе. Так что всё случилось так, как я и предполагал. Если говорить о промышленности, а вернее — об её остатках, то она тоже будет очень скоро придушена. Правда, я не предполагал, что с Россией начнётся такая заваруха – санкции и т.д. Но это уже вторая часть «Марлезонского балета».

- Руководство страны заявляет, что эмиграция, разрушение промышленности и пр. – это лишь плата за то, что небольшая прибалтийская республика становится современной европейской страной. Откуда берется такая слепая уверенность в Европе?

- Ну, видите ли, всегда было так. В советское время это называлось очковтирательством и приписками. А сейчас можно говорить «халва, халва!» и думать, что во рту действительно станет слаще. Впрочем, те, кто это говорит, возможно, так на самом-то деле и думают, поскольку у них там открылись вакансии для евросоюзных чиновников. Вот наш премьер Домбровскис (Валдис Домбровскис – премьер-министр Латвии 2009 — 2013 гг.) поменял кресло первого лица страны (у нас же именно премьер — первое лицо, а президент — второе) на место штатного еврочиновника, которых там пруд пруди. Смог бы Владимир Владимирович Путин отказаться от своего места и пойти каким-нибудь комиссаром Евросоюза? Ну смешно, согласитесь!  А вот наши туда бегут.

- Из Латвии эмигрируют не только высокопоставленные чиновники, но и простые люди. Но может ли выжить страна в условиях оттока рабочей силы?

- Знаете, если Латвию так и оставить в условиях депопуляции, то она может тысяч 300 — 350 народу-то и прокормит. Натуральное хозяйство, всё-таки какие-то порты есть, кто-то приезжает сюда из Европы пива летом попить. Так и живём. То есть какое-то количество жителей ещё можно прокормить, но никак не те 2,7 миллиона, которые были в 1991 году, потому как нужна промышленность, которой, увы, нет.

Вот поляки поступили по-умному. Они торговались и боролись с Евросоюзом лет 5 — 6 за каждый пункт своих обязательств. Они выговаривали себе компенсации, отсрочки, исключения и т.д., что принесло им соответствующие плоды. В результате поляки от вступления в ЕС выиграли неплохо. В отличие от нас, они хотя бы подняли свою промышленность и сельское хозяйство.  А наши подписали всё не глядя.

- То есть возможность избежать опрометчивых шагов при вступлении в ЕС все же была?

- Вообще сама информационная кампания, которая проводилась за вступление Латвии в Европейский Союз, была нечестной. Потому что на СМИ оказывалось огромное денежное давление. И не только денежное, но и организационное. К примеру, моего коллегу Юриса Пайдерса, работавшего тогда в газете Dienas Bizness, сместили с должности главного редактора после того, как он издал неугодную книжку евроскептического содержания. Вот и представьте, десятки миллионов вкачивается в рекламу вступления, а противоположные мнения не то чтобы не финансируются, им вообще не дают возможности присутствовать. В общем, это были безальтернативные выборы, иначе говоря — игра в одни ворота. Обдурили народ, вот и всё.

Само вступление Латвии в ЕС – это проект даже не Европы, а заокеанский. Так что всё было предрешено. Евросоюз как предприятие, которое было в самом начале, так называемое Европейское объединение угля и стали, в общем-то, был бы позитивной штукой. Это когда собрались несколько развитых примерно в равной степени стран, создали единый торговый рынок и стали сотрудничать – ещё нормально. Но когда к передовым, достаточно мощным странам стали подключать вот эту всю голыдьбу, то это всё равно, что устроить сейчас чемпионат мира по боксу и набрать туда всяких тайсонов, холифилдов и кличко, и в ту же команду взять каких-нибудь прыщавых пятиклассников. Примерно этими же самыми словами я писал в 2003 году (до вступления Латвии в ЕС). Так и получилось – всех этих «школьников» европейские монстры буквально щелчками по лбу раскидали по углам. Не помогли ни эти фонды кохезии, которые давали деньги, чтобы приподнять промышленность до какого-то определённого уровня, чтобы она могла стать конкурентоспособной, ни иные источники финансирования.

К слову, то же сельское хозяйство (хуторское) — в плачевном состоянии. Если у нас участок в 100 гектаров считается «О-го-го!», это — крупный землевладелец, то, простите, в той же Польше 2 000 гектаров – это средняя агрокомпания, которая работает на рынке. Соответственно, тут не надо быть великого ума экономистом, чтобы понять, что здесь, условно говоря, один селянин палкой землю копает, а там промышленное производство с высокими технологиями. Так что мы — даже не то что в сравнении с Германией или Голландией — никакие, мы против Польши просто ляжем.

- Вы сказали о том, что ЕС – проект заокеанский. Сейчас как раз активно обсуждается тема слияния торгово-инвестиционных рынков США и ЕС. Усугубит ли оно положение в латвийской экономике, на Ваш взгляд?

- Вот это как раз нас меньше коснется, поскольку в Латвии давно практически натуральное хозяйство. Здесь уже убивать нечего. Это первое. А второе – я думаю, что для американских производителей рынок микроскопических стран вроде Латвии, Эстонии или Литвы вряд ли интересен с точки зрения того, чтобы что-либо сюда поставлять, да ещё и конкурировать. Поэтому слияние рынков – скорее общеевропейская проблема. И конкуренция здесь будет не в сельском хозяйстве, а в промышленной области.

В США сейчас идёт волна реиндустриализации, они довольно много производств перевозят к себе. Кстати, муж моей родственницы, работавший в Эстонии на американскую компанию микроэлектроники, 3 года назад получил контрактное предложение переехать в Америку, поскольку эстонское отделение закрылось. Таким образом они стягивают к себе мозги, так сказать, изюм из булочки выковыривают. И для того, чтобы куда-то это продавать, им нужен открытый европейский рынок, а Европа как раз уже производит всё меньше и меньше, у неё давление со стороны Китая, плюс само по себе промышленное производство испытывает сегодня далеко не лучшие времена. А нас это не коснется, потому что в Латвии и того нет.

- Понятно, что Латвия, будучи членом ЕС, находится в некой зависимости – политической, экономической, культурной и т.д. Тем не менее, многие латвийские чиновники довольно часто твердят о самостоятельной политике. В чём она, собственно, проявляется?

- Последняя самостоятельная политика проявилась в прошлом году, когда наш министр иностранных дел Эдгар Ринкевич принял решение не впускать в Юрмалу на «Новую волну» несколько известных российских артистов. В результате «Новая волна» от нас ушла. Вот она – самостоятельность! К слову, сейчас Юрмала горько вздыхает по российским туристам. Показывают сюжеты, в которых владельцы гостиниц рассказывают, что расценки на их услуги упали в 3-5, а то и в 10 раз. А раньше за два месяца (июль-август) благодаря российской эстраде, которая там была («Новая волна», «Comedy club», «Голосящий КиВиН» и т.д.), Юрмала зарабатывала деньги на год вперёд.

По поводу зависимости нужно сказать, что и сам Брюссель несамостоятелен. Посмотреть хотя бы на санкции, от которых сегодня страдает вся Европа, а выигрывает как раз Америка. Для чего они пилят сук, на котором сидят? Они же принимают решения не по своей воле, в противном случае они никогда бы не ввели санкции против России. Украина ведь со своим безумным Майданом — тоже не европейский проект, а американский. Европа здесь только расхлёбывает последствия. И поскольку она следует в полном фарватере за господином Обамой, то о какой самостоятельной политике Евросоюза может идти речь? Все европейские лидеры давно находятся под колпаком у США, а как только кто-то из них пытается хоть чуть-чуть взбрыкнуть, тут же появляется какой-нибудь свирепый компромат. Это называется «зачем управлять правительствами, когда можно управлять конкретными людьми?». В условиях информационной глобализации каждый твой чих известен разведке партнёра, и я уверен, что основная манипуляция идёт именно с его стороны. Вот и Латвия поддержала санкции, которые ей навязали американцы.

- Но где — американцы, и где — Россия? Придёт ли Латвия — да и ЕС в целом — к осознанию, что необходимо поддерживать дружеские отношения со своим восточным соседом как в экономическом, так и в политическом плане?

- Латвия никогда не придёт к осознанию. Здесь я предполагаю только один вариант: Евросоюз потерпит фиаско. Более того, к этому уже дело идёт. Иными словами, сам проект ЕС, как мы видим, сейчас держится только на каких-то безумных кредитах, выдающихся государствам, которые не могут сами себя прокормить. Вот, пожалуйста: Греция. Страна-то небольшая, там всего 11 миллионов населения – это чуть больше Белоруссии. А какая огромная проблема она сейчас для Европейского союза! А ведь ещё у Португалии, Италии и Испании плохи дела.

Понимаете, учить весь мир – работайте как немцы, думайте, как немцы и т.д. — это идея, проигрышная с самого начала. Так вот. Когда Евросоюз будет распадаться, (конечно, не с грохотом Югославии, но всё же), то будет нечто такое вялое, что-то по типу перехода ЕС в СНГ, где таможни на месте, валюты у всех свои, перетекание рабочей силы весьма ограничено, есть защита своих рынков, т.е. протекционизм (как было после распада СССР). Думаю, что Евросоюз придёт к этому. Даю 5 лет максимум – больше он не просуществует в том виде, в котором он существует сегодня. Он может называться Европейским союзом, но это не будет союз. Останется какая-то евроассоциация, которую там Украина подписала, и что, она в Европе?

Так что, когда ЕС развалится, мелкие страны (Латвия, Литва и Эстония) останутся у такого разбитого корыта, что у них не останется иного выбора, кроме как каким-то образом прибиваться к России – к её энергоносителям, рынкам, туристам, транспортной сети и т.д. Как оно, собственно, и было прежде – иначе здесь выжить просто невозможно.

rubaltic.ru

Tags: лимитрофы
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments