arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

СИРИЯ, РОССИЯ - ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ ПРОТИВНИКА


Авторитетный британский военный эксперт Кон Кохлин призывает Запад обратить внимание, что отнюдь не Башар Асад, а ИГИЛ является на сегодняшний день корнем зла на Ближнем Востоке. А адекватная доктрина разрешения ближневосточного кризиса принадлежит президенту РФ Владимиру Путину.

Статья эксперта появилась сегодня на страницах авторитетной Дейли Телеграф, сообщает политолог Владимир Корнилов, ознакомившийся с публикацией.
«Спасибо, господи, за Владимира Путина! Это - из сегодняшней Дейли Телеграф! Представляете?
Известный британский журналист, военный эксперт Кон Кохлин заявляет в этой колонке: "Путин прав, разгром ИГИЛ, а не Асада, должен быть нашим приоритетом!".
"Да, в то время, когда ограниченность тщетных попыток Запада разгромить Исламское государство (ИГ) становится все более и более очевидной, здравый подход мистера Путина может оказаться ключевым в попытке разрешить сирийский конфликт", - пишет автор.
Кохлин напоминает, что американцы уже год бомбят ИГИЛ, а позиции боевиков только укрепились за это время. По его данным, Запад потратил 500 млн долларов на подготовку сирийских повстанцев для борьбы с ИГИЛ и подготовил в итоге аж целых 54 солдата!
"Несмотря на все свои грехи - а их немало - Асад не представляет угрозы для внешнего мира. Куда большую угрозу представляют террористические фанатики, связанные с ИГИЛ, включая сотни рожденных в Британии джихадистов, которые скорее всего вернутся домой после прохождения тренировок в террористических лагерях ИГИЛ. Если мистер Путин намерен вести войну против ИГИЛ, мы должны быть готовы оказать ему нашу полную поддержку", - заключает британский журналист.
Во как заговорили, а!», - сообщил Владимир Корнилов.
Предложения британского эксперта снискали тотальную поддержку среди его читателей, о чем свидетельствуют результаты голосования под его статьей.
«А посмотрите, какая шикарная голосовалка в конце статьи!!! Должны ли мы поддержать Путина и Асада в борьбе против ИГИЛ? На данный момент 93% - да! При 2600 проголосовавших. Присоединяйтесь», -
обратил внимание Корнилов.
http://img.antifashist.com/images2/12009736102051018554.jpg
Источник

Наша миссия в Сирии и на Украине



Появление в Сирии российской армии (пока без солдат) стало настолько же неожиданным, как и появление «вежливых людей» в Крыму в разгар украинского кризиса. В обеих странах они присутствовали всегда, но стоило им придти в движение, как расстановка сил в мире изменилась.
Именно в этом отличие современной России от современной Америки: мы действуем, а США только угрожают.

Что бросается в глаза? И в Сирии, и на Украине именно США ни с того ни с сего вдруг занялись сменой власти. Именно Вашингтон с союзниками объявили Башара Асада и Виктора Януковича угнетателями свободных народов, хотя совсем недавно обоих лидеров принимали в лучших домах и подписывали с ними межгосударственные договоры.
В данном случае речь не о том, что Асад и Янукович — возможно, далеко не самые идеальные президенты. Дело в принципе: определять, какой глава государства нужен людям, взялись политики из других стран. Понятно, что теперь им приходится быть последовательными и доказывать, что сирийская оппозиция гуманнее и несет добро, а нынешний украинский президент лучше предыдущего.
Я далек от мысли считать, что американцы «тупы-ы-ы-е», наоборот, склонен переоценивать их способность к экспертному анализу. И сейчас мне кажется, что они еще не сказали своего последнего слова. Но промежуточный результат складывается явно не в пользу США.
«О какой вообще изоляции может идти речь, если без России не решается ни один глобальный вопрос в мире? Так что этот термин «изоляция» — совершенно искусственный», — считает гражданин Германии
Юрий Еременко, главный редактор портала Общегерманского координационного совета российских соотечественников «Русское поле».
События последних недель продемонстрировали, что он прав.
Российский президент стал настоящим мастером отвлекающих ходов. Еще летом Россия вяло защищалась от обвинений в нарушении минских договоренностей, в нашем обществе то и дело возникали дискуссии, слил ли Путин Донбасс, и вдруг глобальный вектор резко изменился: главной в повестке оказалась Сирия. Украина попадает лишь в периферийное зрение, да и то не всегда.
И вот уже The Boston Globe призывает перестать пугать российской угрозой.
Настоящие враги являют собой угрозу любой стране, но воображаемые враги могут быть еще более опасными. Они подрывают ресурсы, провоцируют ненужные конфликты и отвлекают от насущных проблем. Соединенные Штаты создали подобную фантазию, превратив Россию во врага
Наша нынешняя кампания против России была спровоцирована тем, что некоторые в Вашингтоне называют ее «агрессией» против соседней Украины. Решение России оказать помощь режиму Асаду в Сирии также возмущает нас. Истинные причины антироссийских настроение лежат глубже.
Россия окружена американскими военными базами со всех сторон и каждый день слышит западные угрозы, видит пушки НАТО на своих границах и, следовательно, имеет основания к тому, чтобы опасаться за свою безопасность. Отталкивая Россию, мы двигаем ее в сторону Китая, тем самым поощряя их партнерство, способное перерасти в реальную угрозу для американского могущества.
Эмоции утверждают, что Россия — нарушитель спокойствия, потому что она отказывается играть по нашим правилам, поэтому ей необходимо противостоять и наказать. Но разум должен ответить: Россия является легитимным государством, которая не собирается слушаться Запад и не станет сохранять спокойствие, в то время как США способствуют антироссийским движениям на ее границах.
The Washington Times размышляет над тем, о чем Владимир Путин скажет в своей речи на Генассамблее ООН 28 сентября.
Возможно, Обама хотел бы иметь дело с кем-то другим, кроме Путина, но Вашингтон должен признать, что Путин и Россия остаются игроками, которые не могут быть проигнорированы или опекаемы. Он потенциальный союзник в войне с террором и должен рассматриваться как таковой.
Позволять своей неприязни к российскому лидеру диктовать мировую политику, в которой недоразумения могут привести к войне — тип мечты, которая легко способна обернуться кошмаром. К счастью, и в Москве, и в Вашингтоне есть люди, ищущие новый старт для отношений, понимающие, что мы живем в мире, в котором великие державы и их лидеры должны преследовать не только свои национальные интересы, но и быть готовы к сотрудничеству.
Американский эксперт по вопросам внешней политики Чарльз Краутхаммер пишет в канадской газете The National Post, что умная, циничная стратегия Путина вновь сбивает с толку Белый дом.
Снова президент Обама и его команда оказались во внешнеполитическом тупике. Они каждый раз удивляются, так как никак не могут понять жесткого человека из Кремля.
Самая умная часть гамбита Путина — его предложение лекарства для кризиса беженцев в Европе. Убитые чувством вины и страхом, европейцы понятия не имеют, что им делать. Путин предлагает выход: ни войны, ни беженцев. Остановите гражданскую войну в Сирии, и беженцы начнут возвращаться домой.
По наблюдениям The American Interest, администрация Обамы каждый раз кажется удивленной и встревоженной действиями России и Ирана.
Американские официальные лица заявляли о своих надеждах на то, что ядерное соглашение между Вашингтоном и Тегераном, достигнутое при содействии Москвы, поможет проложить путь к сотрудничеству для прекращения гражданской войны в Сирии. В частности, они предполагали, что новые дипломатический процесс помог бы удалить Асада от власти.
Можно сбиться со счета, сколько раз Белый дом был пойман врасплох Кремлем. Кажется, что президент Обама не понимает основной элемент российской и иранской внешней политики. Эти державы видят себя участниками конкуренции с США за влияние и власть.
Американское издание Politico видит опасную связь между Сирией и Украиной и обвиняет Россию в явных нелепостях: оказывается, это мы создали хаос в обеих странах, а также организовали «Исламское государство». Однако в статье признается, что США пока проигрывают холодную войну.
Большая часть зенитных установок и другого российского оружия, перебрасываемого в Сирию в настоящее время, гораздо лучше подходит для того, чтобы сбивать американские беспилотники и другую технику, а вовсе не ту технику, которой обладает ИГИЛ. Таким образом, предлагаемая Россией коалиция является не чем иным, как умело сконструированной ловушкой для Белого дома и Европы.
Несмотря на все заявления Владимира Путина, США до сих пор решительно отказываются поверить в то, что Россия вступила в новую холодную войну, и что США в ней пока проигрывают. Россия агрессивно продвигает свою концепцию там, где не хватает сильного руководства США.
Сотрудничество с Россией в решении сирийского кризиса может обернуться катастрофическими последствиями для США. Однако слишком многие американцы до сих пор не понимают, насколько тесно связаны эти два крупных конфликта, и им еще только предстоит столкнуться с реальностью того, что Сирия и Украина представляют собой части единой миссии России, заключающейся в разрушении той архитектуры Запада, которая сложилась после окончания Второй мировой войны.
России не нужно будет бросать вызов принципу о коллективной обороне НАТО, сформулированному в Статье 5, если она сможет нейтрализовать США. Это повлияет на исход конфликта на Украине и вдоль ее российских границ в Европе, поставит страны Балтии под еще большую угрозу и уничтожит будущее НАТО.
Президент, который придет в Белый дом после Обамы, будет вынужден работать в мире, где интересы США отодвинуты на второй план и дискредитированы и где сама архитектура безопасности Запада находится под угрозой. Без тех структур, на которые мы опирались в вопросах обеспечения мира и стабильности со времен окончания Второй мировой войны, защита себя и собственных интересов будет обходиться США гораздо дороже и станет гораздо более опасной задачей.
Британский аналитик, эксперт по международному терроризму и Ближнему Востоку Кон Кофлин в The Telegraph призывает полностью поддержать Путина в войне с «Исламским государством».
В то время когда предел возможностей Запада в его тщетных попытках победить ИГИЛ становится все более очевидным, здравый подход Путина может оказаться ключевым в том, что касается решения сирийского конфликта.
Непоследовательная и неверная с точки зрения оценок политика Запада в том, что касается борьбы с ИГИЛ, оказалась величайшей внешнеполитической катастрофой XXI века, даже более серьезной, чем вторжение в Ирак в 2003 году. Сбивчивым и невнятным мыслям западных политиков Путин противопоставил собственный прагматический подход, и это немедленно привлекло всеобщее внимание.
У Путина могут быть свои причины для удержания Асада у власти — в частности, сохранение долгосрочных стратегических контактов с Дамаском. Однако его серьезный подход принес в дискуссию по поводу Сирии столь необходимую ясность.
Даже госсекретарь США Джон Керри теперь пересмотрел свой подход к ситуации и смягчил тон в том, что касается свержения Башара Асада. Никто не сомневается в том, какое зло представляет собой режим Асада, но каковы бы ни были его грехи, а их много, Асад не представляет угрозы остальному миру.
____________________
Чего бы точно не хотелось, это расчесывать собственное чувство восстановленной справедливости: смотрите-ка, теперь с нами считаются. Во-первых, не считаются, а остерегаются, потому что не знают, чего ждать. Во-вторых, в любой войне, даже в холодной, победы чередуются поражениями и наоборот.
Я постоянно пытаюсь найти логику в действиях Владимира Путина, а когда не нахожу, то слегка расстраиваюсь. И не только я, разумеется. Так было, например, когда за присоединением Крыма не последовал Донбасс.
Сейчас скрытый до поры до времени план начинает прорисовываться. Донбасс — не единственная горячая точка на планете, где есть российский интерес. Ближний Восток тоже, несмотря на то, что ближним для нас этот регион, конечно, не является. Я даже допускаю, что мы в свое время проявим интерес к событиям в Южно-Китайском море — если, конечно, Пекин поддержит нас в важных для нас вопросах.
Похоже, мы действительно переживаем сегодня фазу «контрполярного мира» как промежуточную при переходе к многополярному согласно концепции директора по международным программам Института национальной стратегии
Юрия Солозобова. Во всяком случае, мы давно поняли, что никогда не войдем в «золотой миллиард», нам уготована участь подножного корма для американской экономики — одного из этажей пищевой пирамиды.
Подножным кормом ни нам, ни Китаю, ни другим периферийным по отношению к Западному миру державам быть не нравится. Поэтому мы сопротивляемся, отстаивая, по сути, право жить так, как привыкли. И свой Шарль де Голль с ясно выраженным стремлением к суверенитету Отечества у нас, к счастью, есть.

Сирийские расчеты Путина


Putin’s calculations in Syria
Несмотря на то, что его решение оказать решительную поддержку режиму Асада американские медиа называют неразумным, бессмысленным и опасным, в его основе лежат вполне рациональные соображения. Кроме того, ему снова удалось застать врасплох политтехнологов из администрации Обамы и израильского премьера Биньямина Нетаниягу.

Во-первых, Путин решительно борется за сохранение последнего плацдарма России на Ближнем Востоке и в средиземноморье. Россия придает огромное значение поддержанию статус-кво и сохранению своего положения на мировой арене, которое подвергается в последнее время все более серьезным угрозам. Это не имеет ничего общего с революционной коммунистической идеологией времен Хрущева или Брежнева, которые с необычайной убежденностью фантазировали о свержении всех суннитских арабских монархий на всем пространстве от Атлантического океана до Индийского.
У Путина имеются все основания для жесткой решимости остановить «Исламское государство» (ИГИЛ) на самом начальном этапе, пока не стало слишком поздно. Русские опасаются, что триумф ИГИЛ в Сирии и Ираке приведет к новой волне радикализации чеченских и других мусульманских народностей в России и эскалации угрозы терроризма.
Тот факт, что Путин принял свое решение в начале сентября, также вовсе не является случайным. В эти первые сентябрьские дни россияне вспоминают и скорбят о 186 детях, убитых в кавказском городке Беслан чеченскими террористами, которые захватили и в течение трех ужасных дней с 1-го по 4-е сентября 2004 года держали их в заложниках.
Путин прилагает последовательные усилия для восстановления прежнего влияния и престижа Православной Церкви в России. До большевистской Октябрьской революции 1917 года Россия традиционно играла роль защитницы христиан, в особенности православных христиан, по всему Ближнему Востоку, и относилась к этому весьма серьезно. Россия вела в 1853-1856 году войну против протестантской Англии и католической Франции именно из-за соперничества вокруг того, какая из христианских конфессий будет играть доминирующую роль в защите святых мест и христиан на территории древнего халифата Оттоманской империи.
Двадцать лет назад христиане составляли около 10 процентов населения Сирии. Сегодня эти многовековые христианские общины, которые историки относят к числу старейших в мире, практически уничтожены. Сколько бы ни ухмылялись презрительно по этому поводу на Западе, стремление защитить и восстановить хотя бы то, что осталось от христианской жизни в Сирии, является существенным фактором в расчетах Москвы.
Разумеется, главной причиной решительности Путина является тот факт, что Сирия представляет собой последний российский плацдарм в ближневосточном регионе и на средиземноморском побережье. Кроме того, династия Асада всегда была надежным союзником как Советского Союза, так и современной России. Российские политики и стратеги питают к Дамаску ту же союзническую преданность и верность, что Соединенные Штаты – к своему давнему партнеру на Ближнем Востоке, Тель-Авиву.
Все еще удерживающие свои позиции в Соединенных Штатах неоконсервативные и неолиберальные ястребы, возглавляемые Сьюзан Райс, Самантой Пауэрс и Викторией Нуланд, по-прежнему остаются ярыми приверженцами идеи «крестового похода» 21 века. Речь идет о кампании распространения по всему Ближнему Востоку светских демократических режимов, мира и свободы по-вашингтонски, с помощью огня, меча и беспилотных аппаратов, не обращая внимание на десятки тысяч жертв среди невинного гражданского населения, попавших под «дружественный огонь» Соединенных Штатов.
Неолибералы, как и неоконсерваторы в предыдущие годы, продолжают разносить вдребезги все сложившиеся и некогда стабильные правительства, встающие на их пути. Сирия должна была повторить судьбу жертвы этого «крестового похода» вслед за Ираком, Йеменом, Египтом и Ливией. И в этот момент в ситуацию вмешался Путин.
У этого вмешательства есть и еще один ранее не упоминавшийся мотив: нанести ответный удар на давнюю и крайне опасную игру, затеянную Вашингтоном – вооружение и обучение украинских военных, а также разжигание антироссийских предрассудков, как на Украине, так и в самих Соединенных Штатах.
Выступление Путина в поддержку сирийского президента Башара Асада – недвусмысленное послание Вашингтону о том, что Россия вполне в состоянии дать жесткий отпор. Первоначально в сообщениях о решении Путина об отправке техники и военных советников в Сирию предполагалось, что Вашингтон должен теперь показать свою готовность к сотрудничеству с Россией по разработке компромиссного политического решения сирийской проблемы.
Правительство США продемонстрировало, что оно готово скорее оскорблять и игнорировать Россию, поставив у власти в Киеве, в непосредственной близости от Москвы, своих фаворитов. Путин не намерен позволить им проделать то же самое и на Ближнем Востоке.
С точки зрения Кремля, риск вмешательства России в военный конфликт в Сирии существенно перевешивают те возможности и те опасности, которые, как полагает Путин, можно будет предотвратить благодаря решительным действиям.
Как бы то ни было, одно представляется совершенно ясным: русские вернулись на мировую политическую арену и не скоро ее покинут.
Автор, Мартин Сифф – американский политолог, старший научный сотрудник Американского университета в Москве, главный аналитик журнала «The Globalist», в прошлом – главный редактор международного отдела газеты «The Washington Times»
перевод

Tags: Ближний Восток, Путин, Россия, Сирия, вельт-политик, взгляд с той стороны, война с западом
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments