arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

КАТАСОНОВ О РЕФОРМЕ МВФ И БОРЬБЕ ЮАНЯ ЗА ЛИДЕРСТВО

МВФ агонизирует. Кристина Лагард готова исполнить танец живота

Валентин КАТАСОНОВ

9 октября в Лиме, столице Перу, состоялся ежегодный саммит Международного валютного фонда и Всемирного банка с участием министров финансов и руководителей центральных банков стран-членов МВФ и ВБ. Саммит проходил в атмосфере пессимизма и растерянности. Мир находится в ожидании второй волны глобального финансового кризиса (первая волна пришлась на 2007-2009 гг.). Никто не знает, как не допустить сползания в пропасть и как действовать, в случае если отвратить катастрофу не удастся.

Исполнительный директор МВФ Кристина Лагард в своем выступлении апеллировала к руководству Федеральной резервной системы США, умоляя не «раскачивать лодку» мировой экономики. Она просила, по крайней мере, до конца года не повышать учетную ставку ФРС. Как известно, в сентябре Совет управляющих Федерального резерва уже принял решение оставить ставку без изменения (0,25%) и продолжать следить за ситуацией в экономике США.

Политика ФРС в ближайшее время будет выстраиваться исключительно с учетом экономической конъюнктуры внутри США, ситуация в мире в расчет приниматься не будет. Фактически весь мир стал заложником Федерального резерва. Любое повышение учетной ставки ФРС приведет к тому, что начнется «всемирное переселение капиталов» с периферии мировой экономической системы в США. Такое движение капиталов наметилось и без повышения ставки ФРС. Даже после того как Министерство финансов приняло беспрецедентное решение об установлении нулевой ставки по казначейским бумагам США, это не изменило вектора финансовых потоков. Причина – усиливающаяся нестабильность в мире, перешедшая в ряде регионов в вооружённые конфликты и локальные войны. Для Вашингтона это способ поддержания «инвестиционной привлекательности» американской экономики.

Госпожа Кристина Лагард – весьма выдержанная дама. Однако и у нее терпение на исходе. Ее как руководителя МВФ больше всего волнует вопрос реформирования фонда. В дни саммита в Лиме исполняется пять лет со времени того знаменательного события, когда совет директоров МВФ проголосовал за 14-ю корректировку квот стран-членов фонда в капитале и голосах. Это была не обычная корректировка, проходящая раз в пять лет, решения касались реформирования фонда. Во время мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. МВФ выказал полную беспомощность. Чиновники МВФ ссылались тогда на то, что, мол, капитал фонда недостаточен для решения масштабных проблем, порождённых кризисом. И пять лет назад было принято решение об удвоении капитала МВФ. Была достигнута договоренность о пересмотре формулы, на основе которой осуществляется расчет квот стран-членов фонда. Действовавшая формула давала явные преференции экономически развитым странам Запада. Предлагалось основным показателем сделать валовой внутренний продукт (ВВП). При такой формуле страны БРИКС, и особенно Китай, могли существенно повысить свой удельный вес в капитале и голосах фонда.

Предложенные тогда меры подрывали позиции США в МВФ. Конечно, за семь десятков лет существования фонда удельный вес США в капитале и голосах существенно снизился, но всё равно к концу 2010 года доля Вашингтона в капитале еще оставалась (и до сих пор остаётся) равной 17,69%. Доля его в голосах – 16,75%. Это позволяет Вашингтону блокировать неугодные ему решения (для вето по решениям необходимо иметь при голосовании не менее 15% голосов). Почти пять лет вопрос о ратификации решений МВФ от 2010 года блокируется на Капитолийском холме. В прошлом году на саммите МВФ и ВБ в Австралии вопрос о реформировании фонда был ключевым. Участники саммита выразили надежду, что США все-таки ратифицируют решения фонда от 2010 года. В выступлениях руководителей многих делегаций звучали ноты раздражения и возмущения по поводу позиции Вашингтона. Некоторые министры финансов намекнули, что, если США будут и дальше блокировать реформирование фонда, оно будет осуществлено без их согласия.

И вот в Лиме представители финансовых властей ряда стран опять вернулись к этому больному вопросу, причём стал использоваться термин «ситуативная корректировка квот». По смыслу это означает корректировку квот без получения согласия Вашингтона в виде решений Конгресса США о ратификации корректировок. Официальный Вашингтон уже выразил недоумение по поводу «ситуативной корректировки». По всем признакам на корабле под названием «МВФ» назревает бунт, хотя чёткого плана действий нет ни у бунтовщиков, ни у капитана корабля (США). О нервной обстановке, царившей на саммите МВФ и ВБ в Лиме, свидетельствует фраза 58-летней Кристины Лагард: «Я готова исполнить танец живота, если это поможет убедить США». Думаю, что если бы эта дама даже встала на голову, это не произвело бы на Вашингтон никакого впечатления и не повлияло бы на его позицию.

Прямой реакцией на то, что Вашингтон заблокировал реформирование МВФ, стало создание новых международных финансовых институтов. Речь идет о Банке развития БРИКС, который начал свою работу летом 2015 года, а также об Азиатском банке инфраструктурных инвестиций (АБИИ), созданном по инициативе Пекина. В АБИИ удалось привлечь не только страны БРИКС и многие развивающиеся страны, но и ряд стран Запада, в том числе Великобританию. Если перестройка МВФ проблематична (в критический момент Вашингтон может просто взорвать корабль под названием «МВФ»), то создание альтернативных фонду международных финансовых институтов является более перспективным способом выхода из сегодняшнего тупика. И никаких диких «танцев живота» здесь ни от кого не требуется.

В рамках саммита в Лиме произошла встреча министров финансов России Антона Силуанова и Украины Натальи Яресько. Тема встречи была предельно конкретная: возможность реструктуризации долга Украины по займу, который Москва предоставила Киеву в декабре 2013 года. Сумма займа – 3 млрд. долл. В конце текущего года, согласно графику, Киев должен осуществить полное погашение долга вместе с процентами. Как известно, заём Российской Федерации относится к категории государственных займов и по международным нормам реструктуризации не подлежит. Это знает любой грамотный финансист. Однако Кристина Лагард вынуждена подыгрывать в этом вопросе Киеву. Дама она несвободная, зависит от Вашингтона, но я бы рекомендовал ей не выступать ходатаем по украинским делам. Потому что она поощряет Киев создать прецедент, который обернется боком для МВФ. Хорошо известно, что иммунитетом от реструктуризации пользуются займы государств и международных финансовых организаций, в том числе МВФ. Представим себе на минуту, что Москва согласилась на реструктуризацию своего займа. Завтра Киев при поддержке Вашингтона с подобной просьбой обратится к МВФ. Фонд и так дышит на ладан, а такие «реструктуризации» добьют его окончательно.

Теперь, впрочем, госпожа Лагард может вздохнуть облегченно: Украине в её просьбе о реструктуризации долга России отказано. Я посоветовал бы исполнительному директору МВФ сосредоточиться на другом вопросе - последствиях дефолта Украины для мировой финансовой системы. В конце августа Европейский комитет Международной ассоциации свопов и деривативов (ISDA) принял резолюцию по Украине, в которой констатировал технический дефолт по суверенному долгу страны. Я уже писал, что на самом деле это не технический, а полноценный дефолт, а слово «технический» использовано для того, чтобы не сеять на мировых финансовых рынках излишнюю панику.

Однако профессиональные финансисты умеют отличать технические дефолты от полных. Мировые финансовые акулы уже приготовились к полному поглощению украинских активов. Отказ России в реструктуризации украинского долга не оставляет никаких сомнений в том, что на Украине произошёл не «технический», а самый настоящий дефолт. Учитывая крайне неустойчивую ситуацию в мире финансов, любой дефолт, в том числе украинский, может стать детонатором второй волны мирового финансового кризиса.

Саммит Международного валютного фонда и Всемирного банка в Лиме лишний раз наводит на мысль, что МВФ переживает агонию. Меня не оставляет ощущение, что после своего юбилея, когда 27 декабря 2015 года фонду исполнится 70 лет, он долго не проживёт.

Юань завоёвывает место под солнцем

Валентин КАТАСОНОВ
На днях ведущие информационные агентства сообщили, что, по данным международной расчетной системы SWIFT, юань занял четвертое место среди всех валют по использованию в международных расчетах. Доля платежей с использованием юаня в августе увеличилась до 2,79% с 2,34% в июле. Китайская валюта обогнала японскую иену (2,76%). Всего за три года юань оставил позади 7 валют по объемам использования в мировом товарообороте, включая сингапурский и гонконгский доллары, норвежскую и шведскую кроны, швейцарский франк, канадский доллар. Сегодня впереди юаня как валюты международных расчетов остаются только доллар США, евро и фунт стерлингов.
Здесь важен и такой показатель, как доля юаня в международных резервах разных стран. Известно, что уже многие государства (по экспертным оценкам, на начало текущего года не менее 30) накапливают китайскую валюту в своих резервах, но данные о величине таких накоплений не раскрываются.

Правительство и Народный банк КНР упорно продвигают свою валюту по всему миру. Китай имеет соглашения с более чем 170 странами по использованию юаня в качестве платежного инструмента. Еще с 27 странами Китай подписал соглашения о валютных свопах на общую сумму почти 3 трлн. юаней. Юань начинает использоваться не только для расчетов в международной торговле, но и в операциях на фондовых биржах и для инвестиций. В октябре 2014 г. Великобритания выпустила суверенные облигации в китайской валюте на сумму 3 млрд. юаней (300 млн. фунтов стерлингов, или 488 млн. долл.). Это первая эмиссия суверенных облигаций в китайской валюте в Европе. Кроме того, в прошлом году облигации в юанях выпустили Австралия, Канада и Шри-Ланка. Имеются сведения, что юань стал использоваться в офшорах.

8 октября 2015 года официально начала работу китайская система международных платежей (CIPS), которая даст возможность зарубежным участникам рынка вести расчеты в юанях напрямую с китайскими партнерами. Правительство КНР надеется с ее помощью повысить уровень международного признания своей валюты.

Для Пекина вопросом принципа становится официальное присвоение юаню статуса полноценной резервной валюты. К таковым на сегодняшний день относятся лишь те валюты, которые Международным валютным фондом включены в так называемую корзину SDR. Напомним, что SDR (Special Drawing Rights, специальные права заимствования) – это безналичная денежная единица, выпускаемая МВФ. Первая порция SDR была выпущена в январе 1970 года, когда возник острый дефицит международной ликвидности. В те времена были даже планы замены доллара США на SDR как наднациональную валюту, но вариант не прошел. На Ямайской международной валютно-финансовой конференции дяде Сэму, умело защищающему интересы хозяев печатного станка ФРС, удалось продавить решение о замене золотодолларового стандарта на бумажно-долларовый стандарт. Однако денежная единица под названием SDR сохранилась как рудимент мировой валютной системы.

Курс SDR публикуется Международным валютным фондом ежедневно и определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. До введения евро курс был привязан к корзине из пяти валют: доллара США, немецкой марки, французского франка, иены и фунта стерлингов. Вес валют в корзине пересматривается каждые пять лет. В конце текущего года должен состояться очередной пересмотр. Китай очень рассчитывает на то, что в результате такого пересмотра юань окажется в корзине SDR. СМИ сообщают, что США как главный акционер Международного валютного фонда (им принадлежит самая большая доля в капитале и голосах фонда) всячески противодействуют включению юаня в корзину. Китай же тщательно готовит почву для решения о таком включении. Одним из последних шагов в этом направлении можно считать решение Пекина о предоставлении фонду информации о международных резервах КНР в соответствии со стандартами МВФ. Событие знаковое. Фактически Китай заявил о том, что становится полноправным участником программы фонда, которая называется COFER (Сomposition of official foreign exchange reserves). COFER - это база данных МВФ, в которой отражается состав официальных валютных резервов 146 стран-членов организации (напомним, что всего в фонде состоит 188 стран, следовательно, 42 страны в программе не участвуют). Некоторые обобщенные данные из базы COFER находят отражение в официальной статистике МВФ. Однако большая часть информации по резервам хранится в строгой тайне. Совокупный объем международных резервов, по которым предоставляется информация в COFER, составила на середину 2015 года 11,4 трлн. долл.

Присоединение Китая к программе COFER – серьезный и рискованный шаг со стороны Пекина. Фонд, а следовательно, и главный его акционер (США) будут лучше понимать игру, которую ведет Пекин. Хорошо известно, что Китай много лет накапливает золото в своих резервах. Об этом косвенно можно судить по статистике национальной добычи металла (более 400 тонн в год), импорта золота, операций с драгоценным металлом на Шанхайской бирже и т.д. По оценкам экспертов, золотые резервы Китая составляют не менее 5 тысяч тонн. А некоторые даже полагают, что Китай уже догнал Соединенные Штаты, у которых золотые резервы, согласно официальным данным, равны 8100 тоннам. С 2009 года статистика КНР неизменно давала одну и ту же цифру золотых запасов – 1054 тонны. И вот, наконец, в июле 2015 года Народный банк Китая неожиданно выдал новую цифру золотых запасов – 1658 т. Прирост по сравнению с предыдущим месяцем 604 тонны! В августе цифра запасов снова обновилась – 1693 т. Можно ожидать, что теперь каждый месяц Пекин будет увеличивать эту цифру, рассчитывая получить поддержку фонда в вопросе о включении юаня в корзину резервных валют.

До конца планы Пекина по продвижению юаня не понятны. Можно предполагать, что включение юаня в корзину нужно для того, чтобы сделать следующий шаг в Международном валютном фонде – добиться пересмотра доли Китая в капитале и голосах фонда. ВВП Китая, рассчитанный по паритету покупательной способности (ППС), в прошлом году превзошел ВВП США. Китай стал первой экономикой мира. В то же время квота США в голосах МВФ равна 17,7%, а квота Китая – лишь 4,2%. Вашингтону все еще принадлежит право вето по решениям МВФ (для этого необходимо не менее 15% голосов). Китай рассчитывает на повышение своей квоты как минимум в два раза. Однако Вашингтон страшно боится пересмотра квот. В конце этого года будет уже пять лет с того времени, когда МВФ принял решение о корректировке квот, но США до сих пор его не ратифицировали. Из-за этого работа фонда фактически парализована. Если юань получит статус резервной валюты, то нынешняя квота Китая будет тем более выглядеть абсурдно мизерной.

Полагаю, что официальное присвоение юаню звания резервной валюты для Пекина является вопросом престижа. Не могу согласиться с теми экспертами, которые считают, что Пекин будет стремиться бесконечно наращивать долю юаня в международных расчетах. Превращение национальной денежной единицы в международную валюту имеет много минусов, порождает смертельно опасные последствия. Достаточно посмотреть на доллар США. Когда в 1944 году на международной конференции в Бреттон-Вудсе американской делегации удалось продавить решение о золотодолларовом стандарте, патриоты-изоляционисты в Америке начали активное противодействие ратификации этого решения. Они прекрасно понимали, что превращение доллара США в международную валюту будет означать смертный приговор американской промышленности. Ведь для того чтобы доллар оказался за пределами США и обслуживал расчеты в мире, надо было сделать торговый и платежный баланс США дефицитным. Только при наличии дефицита «зеленая продукция» печатного станка ФРС могла оказаться за пределами американской экономики. Позднее эта простая истина была изложена в учебниках по экономике и финансам под названием «Парадокс Триффина» (Триффин - американский экономист бельгийского происхождения).

В свою очередь, увеличение зеленой бумажной массы за пределами США означает не что иное, как наращивание внешнего долга Америки. А делать это бесконечно можно лишь при опоре на военную силу, поскольку добровольно зелёные бумажки (необеспеченные долговые расписки) никто принимать и накапливать не захочет. Обеспечением доллара как международной валюты на сегодняшний день является не экономика США (там процесс деиндустриализации уже близок к завершению), а 6-й американский флот и бомбардировщики ВВС США.

Думаю, что в Пекине многие это понимают. Далеко не все в Китае разделяют восторги по поводу планов завоевания мира юанем. Точно так же многие в Китае понимают, что тупиковым вариантом является и введение золотого юаня. Можно уверенно сказать, что если Пекин и накапливает жёлтый металл, то отнюдь не для того, чтобы ввести у себя золотую валюту. Скорее всего, запас золота рассматривается как стратегический ресурс, чрезвычайное платежное средство. В высших партийно-государственных кругах КНР есть немало людей, которые полагают, что самой подходящей для страны является социалистическая модель, основанная на государственной валютной монополии и запрете использования национальной денежной единицы в международных расчетах. Сегодня эти люди пребывают в глухой обороне, поскольку китайское общество находится под сильным влиянием идей экономического либерализма.

Тактические цели и задачи Пекина в области валютно-финансовой политики достаточно понятны. Намного сложнее понять, в чем заключается его валютно-финансовая стратегия. Впрочем, смею предположить, что на сегодняшний день её просто нет. В партийно-государственном руководстве КНР борьба за выбор пути развития страны продолжается.

Tags: Аналитика, Катасонов, вельт-политик
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments