arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ВОКРУГ ТУРЦИИ

Зачем Обама звонил Эрдогану?


Obama Erdoğan'ı neden aradı?
За последнюю неделю президент США Барак Обама дважды говорил по телефону с президентом Тайипом Эрдоганом.
В первый раз он выразил соболезнования в связи с терактом в Анкаре. Во второй — принес «соболезнования» в связи с ее сирийской политикой (хотя турецкое правительство все еще упорно не принимает это на свой счет).

Согласно осведомленному источнику, приближенному к Белому дому, последний звонок Обамы в очередной раз подтвердил следующий факт: турецкая внешняя политика в Сирии «была помножена на ноль». Ситуация действительно серьезная. Для Анкары угрозу ее интересам представляют Асад, а также Партия «Демократический союз» (PYD) и Отряды народной самообороны (YPG), связанные с Рабочей партией Курдистана (РПК). Военную поддержку одной из этих угроз оказывает «стратегический партнер» Турции на Востоке — Россия, а другой — ее «стратегический партнер» на Западе в лице США. Более того, и США, и Россия фактически соперничают друг с другом за то, чтобы удержать сирийских курдов в своих рядах под своим контролем. И, конечно, ни у кого из них не возникает мысли «не приведи бог обидеть Анкару».
В последнее время измотанная двумя глобальными силами Анкара стала выражать свое беспокойство более явно. На прошлой неделе послы России и США в Анкаре были по отдельности вызваны в МИД Турции, и им была передана реакция правительства. Прибегание к таким недружественным альтернативам в дипломатии, как демарш, указывает на серьезные проблемы в отношениях. Администрация США, обеспокоенная этим жестом Анкары, посредством звонка Обамы на высшем уровне сообщила о своей решимости в нынешней политике.
Повторяется история со звонком по поводу Кобани
В Вашингтоне есть сторонники той точки зрения, что последний звонок Обамы Эрдогану во многом повторяет его звонок в ходе кризиса в Кобани. Примечательно, что и звонок о Кобани был сделан после того, как США, несмотря на риски для Турции, оказали прямую помощь курдам, воюющим с ИГИЛ. После этих телефонных переговоров Анкара отошла от своей прежней линии и открыла на границе для пешмерга коридор. США, которые поспешно пересмотрели свои планы после погружения русских в Сирию и приняли решение наращивать военную поддержку курдским и арабским боевикам, противостоящим ИГИЛ, снова ставят Турцию перед свершившимся фактом.
Остается только догадываться, упрекнул ли Эрдоган Обаму в ходе этих телефонных переговоров: «Разве это стратегическое партнерство?» Очевидно, прежде чем принять такой важный шаг, который призван возродить курдов в Сирии с военной и политической точек зрения, администрация США не видела необходимости советоваться с Анкарой. В противном случае американского посла Джона Басса (John Bass) не вызывали бы в турецкий МИД.
Вы спросите, почему американцы так легко идут на причинение беспокойства Турции, которая представляет для них стратегическое значение? Действительно, обычно они этого не делают или не считают нужным делать. Но США — глобальная сила, которая при необходимости способна навязать свое мнение, политику своим союзникам. Особенно если речь идет о диаметрально противоположной позиции. Нечто подобное США пытались сделать при оккупации Ирака в 2003 году. Несмотря на все предостережения Анкары, США заняли Ирак и потребовали от Турции открыть северный фронт. Вопрос здесь выходит далеко за рамки аспекта «кто прав и неправ». Обычно тон в международных отношениях задает более сильный.
У Турции не осталось козырей
А теперь несколько перефразируем вышеприведенный вопрос: может ли Турция позволить себе противостоять США? Дисбаланс сил делает эту вероятность нулевой. Если бы американцы не получили от Турции разрешения на использование базы Инджирлик и других военных баз, они, возможно, пытались бы доставить радость Анкаре до тех пор, пока не добились бы этого. Кроме того, в данный момент перед ними слабая с точки зрения торга Турция: ее экономика в кризисе, общественная стабильность пошатнулась, а угрозы, нависшие над регионом, слабость управления и внутренние споры подорвали ее мощь. Она не может крепко стоять на ногах.
Судя по заявлениям официальных представителей администрации Обамы, с Анкарой все в порядке. А то, как обстоят дела на самом деле, становится понятно не из выступлений официальных лиц на помостах, а из того, о чем говорят неназванные источники. Так, в беседе с Тимом Аранго (Tim Arango) и Энн Бернард (Anne Barnard, 14 октября, New York Times) неназванные уполномоченные лица сообщили: «...Несмотря на открытие авиабазы Инджирлик и готовность Турции присоединиться к самолетам союзников для нанесения ударов по целям ИГИЛ, США, как бы это ни огорчало (Анкару), будут делать, что хотят и когда хотят». Именно эту позицию Обама «правильными словами» довел до сведения турецкой стороны, когда позвонил Эрдогану.
США издеваются над Анкарой
Будто насмехаясь над Анкарой, американская сторона настойчиво утверждает, что оказывает военную помощь не PYD и курдам, а арабской оппозиции. В четверг один из официальных представителей Пентагона Питер Кук (Peter Cook) сказал (а, возможно, проболтался), что часть оружия, сброшенного США, попала к курдским силам. Пентагон тут же исправился и заявил, что оружие, которое было поставлено в конце недели, получили сирийские арабы. С другой стороны, в интервью ANF лидер PYD Салих Муслим (Salih Müslim) подтвердил, что их силы приняли от США 50 тонн вооружений. В составе группы, которую США поддерживают на северо-востоке Сирии, чтобы отнять у ИГИЛ так называемую столицу Ракку, — около 25 тысяч курдов, представляющих YPG, и пять тысяч арабских боевиков. Даже если эти вооружения изначально были переданы арабам, то сложно представить, что они не попали к YPG.
Администрация США не может не знать о том, что многие курдские бойцы в Турции носят каску РПК, а в Сирии — каску YPG. Но США делают вид, что не знают об этом, поскольку это не отвечает их целям. Им ведь чрезвычайно нужны силы, которые будут воевать в Сирии на земле.
Очевидно, США, чтобы выиграть войну против ИГИЛ в Сирии, не воздерживаются от военной помощи вооруженной группе, которую ее союзник по НАТО Турция (справедливо или нет) рассматривает в качестве угрозы. А Анкара, в свою очередь, чтобы попытаться выиграть войну чужими руками против режима Асада, помогала группам, которых США считали террористами (достаточно вспомнить о турецких грузовиках, задержанных при перевозке оружия). Таким образом, ради своих приоритетов и интересов в Сирии каждое из двух этих государств делает то, что не вполне совместимо с понятием союзничества.
перевод

Нормальное дело для политиков – надувать друг друга. Только вот, ставки у стран очень уж разные. Для Пиндостана – одно из полей битв далеко от его территории, для Турции речь идёт о сохранении целостности страны.

Меркель в Анкаре. Умейте читать между строк

Дмитрий СЕДОВ
В январе 2015 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, измученный бесконечными проволочками Евросоюза в переговорах о вступлении Турции в ЕС, заявил: «Если в ЕС думают, что Турция будет умолять о своём вступлении в эту структуру, то они ошибаются». Для того чтобы понять, что вызвало столь раздраженную реплику турецкого лидера, нужно припомнить историю «сватовства» Турции, стремившейся к брачному союзу с ЕС.
60 лет назад Турецкая Республика, оказавшая существенную помощь в восстановлении Германии своими гастарбайтерами, решила, что заслужила членство в западном сообществе и подала заявку на вступление.

Европейские демократии не могли с порога отвергнуть «сватовство» низкопородного жениха и в 1964 году заключили с Анкарой соглашение об ассоциации. Однако дальше всё стало развиваться по законам демократического лицемерия. Для Европы Турция – это дикая страна, такая же дикая, как Россия. Зачем она нужна в Евросоюзе? Еще в качестве «пушечного мяса» в НАТО – куда ни шло. Но в культурном семействе… Увольте-с.

Поэтому, как говорится, жениху прямо не отказали, но и в дверь не пустили. После целого ряда проволочек в 1999 году (через 35 лет!) наконец предоставили Турции статус кандидата. Еще через 7 лет, в 2006 (!) году, начали переговоры о ее вступлении в ЕС, но переговоры эти идут с издевательской пометкой open end - без обозначения финишной даты.

Основными противниками вступления турок в Евросоюз являются французы и немцы, полагающие, что турецкие власти не соблюдают принципы демократии. Перечень претензий к туркам был изначально обширным, но те шаг за шагом пересматривали свое законодательство и сегодня противникам их вступления приходится нелегко. Формальных зацепок почти не осталось, а объяснять претендентам, что значительная численность населения Турции изменит баланс сил в представительных европейских учреждениях, не хочется. По присоединении к ЕС 70-миллионное турецкое население позволит иметь второе по величине представительство в Европарламенте. Да ещё, согласно демографическим прогнозам, Турция к 2020 году обгонит по количеству населения Германию.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 2007 году, когда переговоры уже шли, Николя Саркози, будучи кандидатом в президенты, сообщил, что «у Европы есть определенные границы, и далеко не все страны могут стать ее полноправными членами, это касается и Турции, которой нет места в Евросоюзе; безграничное расширение ЕС может привести к разрушению европейского политического союза».

А будущий председатель Европейского совета Херман Ван Ромпёй ещё раньше сказал: «Турция — не часть Европы и никогда не станет ее частью. Расширение ЕС за счет Турции не может быть приравнено к любым расширениям, имевшим место в прошлом. Универсальные ценности, которые воплощают могущество Европы… потеряют силу с присоединением большого исламского государства — такого, как Турция».

Что уж говорить о немецких политиках, которые год за годом выкатывают Анкаре претензии в «несоответствии». Особенно в этом преуспевает ХДС и возглавляющая эту партию Ангела Меркель. Там, видимо, уговорили сами себя, что Турция никогда не должна стать членом ЕС. Туркам приписывают и религиозную нетерпимость, и нерешенность национального вопроса (курды), и драчливость, и нечестность. Что думают об этом турки, глядя на заигрывания немцев с нацистским режимом на Украине, отдельный вопрос.

В общем, у просвещенных европейцев к турецкому жениху отношение, откровенно говоря, кислое, и оно оставалось бы таким всегда, если бы не беженцы из Ирака, Сирии и Северной Африки. Жених оказался главной фигурой, которая обеспечивает переправку беженцев в Европу, и без него не обойтись в их возвращении на родину.

Пришлось пересматривать свое принципиальное отношение к его недостаткам. В Европе появилась мысль: а может быть, жених не так уж и плох? Сначала провели с Анкарой переговоры в Брюсселе и вроде бы добились от Турции согласия на торможение миграционных потоков. Однако в силу большого количества неопределенностей решили, что «клиента нужно додавливать». Надо его поманить перспективами вступления в европейскую семью, ослаблением визового режима, а уж потом запрячь по полной программе.

Деваться некуда. Накинула на себя Ангела Меркель наряд политической свахи и засобиралась в Анкару. Хотя перед отъездом соблюла обряд верности своим принципам и публично заявила, что выступает против полноценного членства Турции в ЕС. С тем и отбыла в минувшие выходные к потомкам славных янычар.

Фрау федеральный канцлер, видимо, запамятовала высказывание Эрдогана, с которого мы начали свою статью. Ведь на самом деле между строк этого заявления надо было читать: «Вы ещё слезами умоетесь». Однако Ангела не прочитала и поехала.

Тут всё и началось. Турецкий президент не стал вести переговоров с немецким канцлером, ограничившись лишь формальной встречей перед её отъездом. Хотя все знают, кто в турецком доме хозяин. Вот если вести переговоры с российским президентом, то тут солирует Эрдоган, премьер Давутоглу ассистирует. А с Меркель всё по-иному. Видно, гордый жених не забыл, какие нелестные эпитеты использовала его гостья в адрес Турции, и решил этого не скрывать. Пробил его час. Поток беженцев в Европу не иссякнет, пока идёт война с «Исламским государством». И чем многолюднее этот поток, тем весомее роль Турции в европейской политике, предполагающей возврат большого количества беженцев на родину. ЕС намерен вернуть всех, кого признает нелегально проникшими на свою территорию, но многие ли из беженцев появились в Европе легально? Значит, и обратное движение должно быть почти таким же массовым, а воротами для него может стать только Турция, подписавшая с Евросоюзом соглашение о реадмиссии. Подписать-то она его подписала, но выполнять не торопится. Теперь это для неё рычаг, который она использует в полной мере.

И вот явление свахи на турецкой сцене. Эрдоган сваху к себе практически не допустил, но, смирив гордость, она стала уговаривать премьер-министра Давутоглу: «Вы уж нас не подведите, голубчик, сделайте милость. Установите контроль на своих границах, постройте для беженцев лагеря, а в обмен получите несколько миллиардов евро помощи. Начните, пожалуйста, выполнять соглашение о реадмиссии беженцев. А мы за вас молиться будем, и может быть, даже насчет безвизового въезда ваших граждан подумаем. Я самолично помогу вам с европейским домом сблизиться. К примеру, сообразим вам какое-нибудь красивое «привилегированное партнерство», совсем не хуже полноправного членства будет. Полноправное членство мы бы и рады предоставить, только сейчас никак не время…»

Однако представители жениха были холодны, как лёд. Хуже того, они были возмущены.

«Какое такое привилегированное партнерство? - на высоких тонах спросил турецкий министр по европейским делам Эгемен Багис. - Что это вы, сударыня, выдумали? Когда мы шесть лет назад переговоры начали о вступлении в ваше семейство, никаких таких партнерств не значилось. Извольте соответствовать! Я даже обидеться могу!» Так и сказал: «Мы не рассматриваем такой вариант серьезно, поскольку он не имеет юридической основы. Временами я чувствую себя оскорбленным тем, что нам предложили нечто несуществующее».

Опять же надо читать между строк заявления турецкого министра: «Были бы мы полноправными членами ЕС, не было бы у вас сегодня этих проблем. А теперь получите…»

И это только начало. Будучи настоящим мужчиной, Реджеп Тайип Эрдоган галантно вёл себя при прощании с немецкой дамой и даже отметил «значительный прогресс в отмене виз между Германией и Турцией». А вот насчет возвращения беженцев ничего не сказал. Ведь что означает реадмиссия этих несчастных в Турцию? Там уже имеется 2,5 миллиона сирийцев во временных лагерях. Если вернуть из Европы хотя бы еще полмиллиона (а Европа постарается вернуть больше), то где они окажутся? Война в Сирии и Ираке только разгорается, значит, по пути на родину они снова осядут в Турции. То есть добавят к уже имеющимся проблемам с беженцами новые проблемы.

Нет, не похоже, что зазывания свахи имели успех. Не помчится Турция сегодня сломя голову в ЕС, не пойдет у еврограндов на поводу, а будет наблюдать, как растут стены из колючей проволоки между государствами ЕС и вскипает жгучая лава в лагерях беженцев.

Может быть, и вправду не надо было столь высокомерно мучить Турцию глупыми проволочками? Сегодня Турция, конечно, может запустить в действие соглашение о реадмиссии и даже пообещать усилить контроль за потоком беженцев, но пойдёт ли дело дальше обещаний? Эрдоган и Давутоглу не боги, чтобы остановить инфильтрацию сотен тысяч человек в Европу, да и соглашение о реадмиссии в конце концов можно исполнять в час по чайной ложке.

Короче говоря, серьезных перемен в ситуации с беженцами в Европе не предвидится. В политике это называется «подлежащими прогнозированию последствиями ошибочных решений». Не спрогнозировали последствий саботажа вступления Турции в ЕС. Не научились читать между строк заявления турецкого президента.

Ни в коей мере не поддерживаю критику ЕС за НЕ приём Турции. Правильно делали, что не принимали, только вот с толерастией напустили переселенцев… но это уже – другая песня.

"Случайная" война между Турцией и Россией

("Milli Gazete", Турция)
Мехмет Сейфеттин Эрол (Mehmet Seyfettin Erol)

Как только Россия открыла миру основанную на грубой силе концепцию внешней политики, это стало влиять на правила и действующих лиц нынешней игры в нашем регионе. Всех участников, играющих активную роль в этом кризисе, данный процесс подталкивает к четкому выбору стороны, а в случае необходимости и к новой и не признающей никаких правил борьбе между ними или, если сказать конкретнее, к гибридным войнам.

Стало совершенно ясно, что поле битвы не ограничится одной лишь Сирией: кроме Турции и Ирана, война прямо или косвенно коснется "трех крупных сил". Если этой войне как можно скорее не положить конец, она затронет обширные территории — от Европы до Дальнего Востока. В положении открытой мишени находится пространство, простирающееся от разрушенной Берлинской стены до вновь построенного Сталинграда и Великой китайской стены.

***

Да, три главные цели этой "новой холодной войны" от запада до востока — Германия, Россия и Китай. Но на пути к ним есть и промежуточные мишени — Турция и Иран. Если бы это было не так, то как иначе можно было бы расценить миссию китайского авианосца "Варяг" в Средиземном море, поспешный визит канцлера ФРГ Меркель в Турцию и, конечно, присутствие российских генералов, прогуливающихся по коридорам турецкого Генштаба?

Речь идет о новом уравнении на почве Сирии и в этой связи о небывалом процессе поляризации. Это совершенно новая для всего мира ситуация, при которой карты раздаются заново.

***

На повестке дня в этой туманной обстановке (когда в процессе возврата к историческим кодам установленный порядок во многом нарушается) — новые соглашения Сайкса — Пико. И на поле боя, и за дипломатическим столом ощущается новая борьба. Между возвышающимися сегодня силами ведутся ожесточенные переговоры, которые берут за основу пересмотр миропорядка и передел мира. С каждым новым днем игра становится все более жестокой и кровопролитной.

Старый порядок, созданный соглашением Сайкса — Пико, был построен на основе передела Османской империи. Происходящие сегодня события показывают, что этот порядок больше не может сохраняться, несмотря на все попытки залатать дыры. Поэтому сегодня еще важнее, чем раньше, суметь взять на себя инициативу и обеспечить пространство доминирования.

***

А это значит, что речь идет о расширенном евро-афразийском пространстве, то есть о зоне доминирования двух бывших империй, преемники которых живы до сих пор. Одна из них — Османская империя, другая — царская Россия (ее мы также можем назвать СССР). Обе страны хорошо понимают это. Так, Турция и Россия, разоблачившие новую большую игру, которая началась после терактов 11 сентября, обнаружили, что с того времени они сами стали промежуточными мишенями этой игры. И поэтому сразу же после 11 сентября они, можно сказать, немедля в ноябре 2001 года подписали План совместных действий в Евразии. Сигнал был совершенно четкий: какими бы ни были условия, мы не будем воевать друг с другом, вы не заставите нас пойти войной друг на друга!

***

Таким образом, существует желание устранить две промежуточные силы, которые на этой территории ведут борьбу за защиту своего наследия и делают это как два крупных партнера в Евразии в рамках сотрудничества, а не борьбы. А самый короткий и радикальный путь к этому проходит через разжигание войны между двумя странами.

Именно эта причина и лежит в основе кризисов, которые в последнее время разразились между Турцией и Россией. И, должно быть, неслучайно после каждого кризиса, наряду с сигналами поддержки в адрес Турции со стороны НАТО и Запада (прежде всего США), на первом этапе главным действующим лицом называется Россия (как, например, в случае со сбитым беспилотным летательным аппаратом).

***

С этой точки зрения крайне важен момент, на который пришелся теракт в Турции. Как только силы, которые ранее пытались подавить Турцию только с помощью Рабочей партии Курдистана (РПК), увидели, что усилий этой субподрядной организации уже недостаточно, они не воздержались намекнуть, что могут призвать и такие более крупные субподрядные организации, как ИГИЛ. Что же должно волновать нас в первую очередь, так это то, что после взрывов в Анкаре имя России упоминалось вместе с ИГИЛ. То есть одним выстрелом они хотели убить нескольких зайцев...

Это грязный трюк, на который лучше не попадаться. И прежде всего следует держаться как можно дальше от ситуации "случайной войны". Поскольку победу в ней одержат не Турция или Россия. А когда российские генералы ходят по коридорам Генштаба, это, скорее всего, означает: вы нас не проведете. В противном случае это не вызывало бы такого беспокойства...

Оригинал публикации: Türkiye-Rusya Arasında ‘Kazara Savaş’ Senaryoları

Отрадно, что есть в Турции люди, осознающие опасность конфронтации с Россией.

Tags: Ближний Восток, Турция, вельт-политик, война продолжается
Subscribe

  • Аналитика Эпохи Песца-10

    Детализация прогноза на 2-ю половину 2020 года GORA Как из­вест­но за­все­гда­та­ям, ре­гу­ляр­но…

  • Аналитика Эпохи Песца-9

    Тихий передел мира. Предисловие Sir Max Merfie Лето – это период затишья. В политике, экономике, общественной сфере. Ну за…

  • Аналитика Эпохи Песца-8

    Зарево Запада или заря новой социальной системы GORA Резко сме­нив­шей­ся ин­фор­ма­ци­он­ный фон, от…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments