arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ЛИМИТРОФИЯ...-16

Маразм и скотство Эстонии закончатся только вместе с Эстонией

Прибалтбюро НЕ рекомендует:

Родители детей двух русских гимназий Таллина при поддержке НКО «Русская школа Эстонии» подали в суд на правительство, отстаивая право преподавания на русском языке на гимназическом уровне. О состоянии дел в русских школах и об исполнении Эстонией рекомендаций Совета Европы RuBaltic.Ru рассказал председатель правления «Русской школы Эстонии» Мстислав РУСАКОВ.

— Мстислав Юрьевич, с какой целью Вы идете в суд?

— Закон Эстонии об основных школах и гимназиях гласит, что для того, чтобы преподавать на русском языке на гимназическом уровне — в 10-м, 11-м и 12-м классах — надо просить разрешение по многоступенчатой системе. Сначала предложение муниципалитету делает попечительный совет школы. Если муниципалитет соглашается, он ходатайствует перед правительством. Четыре школы уже в третий раз проходят процедуру и получают отказ правительства. Говорят, на русском преподавать нельзя. Первый раз это было еще в 2011 году, потом в 2013 году и вот теперь. Снова вынесли отрицательное решение. Обжаловать может город или родители. Поэтому от лица родителей из двух гимназий и подали жалобы в суд, чтобы отменить правительственное решение.

— Каким образом власти аргументируют запрет преподавания на русском?

— В Эстонии нет русских гимназий. Все гимназии считаются эстонскими. Языком преподавания считается тот, на котором идет 60% и более учебной программы. Поэтому если эти 60% ведутся на эстонском языке, то и школа эстонская. В основном школы и гимназии стараются не связываться с государством. Когда обращаются с подобными ходатайствами, сразу начинаются проверки, начинают что-то выяснять. Находятся только самые смелые, кто жалуется. Четыре гимназии просили преподавание на русском и одна гимназия просила 50 на 50, на русском и эстонском.

— Чем закончились предыдущие процессы?

— Первый процесс закончился тем, что были пройдены все инстанции внутри государства. Не мы вели дело, а города Таллин и Нарва. На уровне государственного суда было вынесено решение, что на русском преподавать в гимназии нельзя. Дальше можно было обратиться в Европейский суд по правам человека, но муниципалитеты не имеют права туда обращаться. Как физическое лицо мог обратиться заместитель председателя Нарвского городского собрания Александр Ефимов, он участвовал в процессе как родитель. Но они решили не идти в Страсбург.

Мы же и тогда думали, что в Европейский суд все равно надо будет обращаться, потому что это единственный международный орган, чьи решения носят обязательный характер.

Остальные структуры вроде Комитета ООН про правам человека, куда они и собирались подавать, выносят решения рекомендательного характера. У Эстонии уже много рекомендаций касательно языка, неграждан, школ. Они игнорируются. Игнорирование обосновывается именно тем, что это лишь рекомендации. Раз рекомендации, то хотим — исполняем, хотим — нет. Вот мы и хотим получить конкретное решение Европейского суда, чтобы закрыть этот вопрос.

— Недавно в Консультативный комитет Совета Европы по Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств выпустил очередной доклад с рекомендациями для Эстонии. В частности, предлагается отказаться от штрафов за нарушение «Закона о языке». Эстонские власти часто прибегают к штрафам?

— Если работник не знает эстонского языка, его штрафуют. Зачастую эти требования завышены, иногда они просто берутся с потолка. Например, учителя русского языка должны владеть эстонским на среднем уровне. Непонятно, зачем им нужен эстонский на среднем уровне, если они преподают на русском. Такие требования повсеместны. Даже частнопрактикующий психолог должен знать эстонский на высшем уровне. Казалось бы, какая разница государству, какие у него клиенты — русские или эстонцы? Совершенно бестолковые требования.

Сейчас у нас в Нарве проблема — поменяли закон об общественном транспорте: теперь требуется, чтобы таксисты имели сертификат на знание эстонского языка на начальном уровне. На самом деле уровень не «начальный», а достаточно серьезный, почти средний, потому что он постоянно ужесточается.

В Нарве практически одни русские живут, а если есть эстонцы, они по-русски говорят, то есть им эстонский вообще не нужен. Но без сертификата не выдадут разрешение на таксоперевозки.

В прошлом году приняли решение не брать штрафы с людей. Такое как бы послабление — отныне не будем штрафовать людей за незнание эстонского языка. Но штрафуют работодателей этих людей. Практически то же самое, хрен редьки не слаще. И даже хуже, ведь если работник заплатил штраф, ему и так не все равно, но работодатель, платящий из своего кармана, несет еще большие расходы, и имеет больше оснований, чтобы от этого работника избавиться. Власти, может, хотели как лучше, но получилось «как всегда».

— Эстонию также просят обеспечить национальным меньшинствам в компактных местах проживания возможность письменно и устно общаться с местными властями на родном языке. Как с этим обстоит дело на практике?

— Если брать законы, то в Эстонии, конечно, местные власти могут ответить на обращение по-русски, но у них нет такой обязанности. Это зависит от их доброй воли. Соответственно, у людей нет права требовать ответов на русском языке, причем независимо от проживания — в местах, где русские составляют большинство или меньшинство. В Эстонии очень хитро придумали, что, по «Закону о языке», в регионах, где национальное меньшинство является большинством, можно наряду с эстонским языком использовать русский. При этом национальным меньшинством являются только граждане Эстонии. Получается, что если в каком-то городе русских граждан Эстонии больше, можно использовать русский. На практике, берем ту же Нарву, где треть — граждане Эстонии, треть — граждане РФ, треть — без гражданства. Более 50% населения с эстонским гражданством не наберется. Аналогичная ситуация в остальных городах. Если посмотреть, кто все-таки имеет право пользоваться русским, наберутся две-три деревни, где живут потомки русских староверов. И все. Отсюда и поступают рекомендации для Эстонии.

— Совет Европы просит пересмотреть требования к топонимике. Этот вопрос вообще актуален для общества?

— В целом, да. Правда, власти сказали, что двуязычные таблички с названиями улиц можно использовать в регионах, где преобладают национальные меньшинства. В Эстонии недавно был случай, когда с большим пафосом сняли табличку в одном из городов, где как раз не было русского большинства. Нашли старую табличку на двух языках, Языковая инспекция сказала, что ее нужно незамедлительно снять, что и было сделано. Языковая инспекция любит придираться к табличкам, и если она найдет табличку в русском регионе, точно также выдаст предписание, чтобы ее заменили табличкой, где название улицы будет только на эстонском.

— При переводе 60% преподавания в русских гимназиях на эстонский язык Совет Европы просит Эстонию проявить гибкость. Отличаются ли гибкостью эстонские власти в подходе к образованию?

— Позиция властей — минимум 60% преподавания в гимназических классах должно вестись на эстонском. Гибкости, естественно, там никакой нет. Более того, говорят, что объяснение терминологии на эстонском языке не является преподаванием на эстонском языке. Урок должен вестись на эстонском от начала до конца безо всяких русских объяснений. По факту, конечно, не всегда это получается. Если преподавание на эстонском ведется не только в гимназических (10–12) классах, но и в основной, начальной школе, какие-то предметы могут идти по-эстонски. Это не требование правительства, а инициативы школ, которые правительством поощряются. То есть если в начальной школе предмет переводят на эстонский язык, Минобразования за это дает школе деньги. Такой стимул. Сами директора принимают подобные решения.

Допустим, ходил русский ребенок в русский детский садик. После русского садика он приходит в первый класс, где у него природоведение на эстонским языке. Понятно, что он ничего не понимает. Учителя вынуждены ему определенные вещи по-русски объяснять, но, с точки зрения закона, это неправильно. Может прийти инспекция и наказать учителя за то, что он разговаривает с русскими детьми на русском языке.

— Насколько успешно в целом проходит реформа образования?

— Об успешности говорить сложно, потому что реформа изначально неправильна. Иностранный язык надо учить на уроке иностранного языка. Есть урок эстонского языка, где его надо учить. В Эстонии есть опыт языковых школ с углубленным изучением какого-нибудь языка, к примеру, английского. Выпускники таких школ хорошо знают английский, хотя они учили его только на уроках английского, у них не было географии на английском и так далее. А власти пошли другим путем: так как часов изучения эстонского языка очень много и больше уже нельзя делать, дети учат эстонский язык на уроках географии, биологии, химии. В соответствии с исследованиям, проведенными министерством образования в прошлом году, это не работает. Во-первых, однозначно ухудшается знание предмета. Во-вторых, не улучшается знание эстонского языка, что в некоторой степени парадокс, ведь вроде получается больше часов эстонского, но даже в этом плане реформа не помогает. Эстонский язык остается на том же уровне.

На данный момент в Эстонии нет школы, где реформа проходит гладко, где русскоязычные дети учатся на эстонском как на родном.

Знания эстонского у русских детей не такое, как у эстонских детей — это тоже совершенно однозначно.

— На Ваш взгляд, в чем тогда цели правительства? Достигнуть показателя в 60% преподавания на эстонском или идти дальше?

— Если в соседней Латвии власти говорят прямолинейно, то в Эстонии они ведут себя хитрее. Говорят — а что здесь страшного? 60% на гимназическом уровне будет на эстонском языке, остальное будет на русском, и ничего плохого тут нет. На самом деле на уровне основной школы, с 1-го по 9-й класс, 40% преподавания может вестись на эстонском, что уже может у людей вызвать проблемы. Школьная администрация объясняет это тем, что как же так — в омут с головой? В 9-м классе все на русском, в 10-м — 60% на эстонском? Детям будет трудно. Поэтому давайте постепенно вводить предметы на эстонском языке в основной школе. Тем более, Минобразования поощряет это финансово.

Сейчас уже пошли разговоры о том, что почему у нас в садике на русском? Давайте сделаем и садики на эстонском. Тенденция такая есть. С 90-х свернули высшее образование на русским и говорили, что если дети заканчивают школу на русском, как они будут учиться в университетах? Давайте поэтому переведем гимназические классы на эстонский. Сейчас говорят, в гимназии трудно учиться на эстонском, поэтому основную школу тоже потихоньку переведем на эстонский. Сейчас и про садики говорят, так как в основной школе тоже трудно. Процесс идет, и я думаю, что конечная цель его в том, чтобы русского языка не было вообще и чтобы от детских садов до школ и университетов все было на эстонском языке.

— При этом различные авторитетные международные инстанции, такие как тот же Консультационный комитет по Конвенции о защите нацменьшинств, Европейская комиссия против расизма и нетерпимости и другие, делают Эстонии замечания, которые она не спешит выполнять. Есть ли в Совете Европы и в Евросоюзе способы привнести в Эстонию свои евростандарты?

— Сложно сказать, так как все подается в виде рекомендаций, не имеющих юридической силы. В уголовном праве за преступления полиция сажает в тюрьму. В Европе таких органов в отношении Эстонии нет. Они только могут рекомендовать: мы считаем, что вы сделали неправильно — сделайте, пожалуйста, правильно. Но заставить-то никак нельзя. Рычагов воздействия нет. Вряд ли против Эстонии будут вводить экономические санкции из-за вопросов образования. Одна рекомендация, вторая рекомендация... Не знаю, может, от этого в конечном счете что-то поменяется в головах эстонских чиновников, они реально будут гибче, но в это сложно поверить.

kultura-i-istoriya -shkoly

Выкидыш Первой мировой, скорее всего, долго не протянет.

Вечно открытый список польских претензий к России

Игорь ШУМЕЙКО
9 ноября Главная военная прокуратура Польши выпустила итоговый отчет по крушению президентского самолета под Смоленском 10 апреля 2010 года. Рассмотрение этого отчёта может снова толкнуть поляков к уходу в исторические буреломы, дебри и чащи — более густые и опасные, чем те березы, с которыми в последние секунды жизни столкнулся Ту-154… Кстати, этот отчёт в очередной раз подтвердил:  все системы российского Ту-154 работали исправно, причиной катастрофы стала ошибка экипажа.

«Разрушение самолета произошло в результате столкновения с препятствиями (деревьями), окончательное разрушение наступило из-за столкновения с землей». Погибли все бывшие на борту - высшие лица государства, в том числе президент Польши Лех Качиньский. Брат погибшего президента Ярослав Качиньский и партия «Право и справедливость», лидером которой он ныне является и которая формирует сейчас новое правительство, сразу заявили о «прямой виновности России в катастрофе».

Нынешний итоговый отчет, подготовленный польской стороной, признавая вину экипажа, выдвигает претензию к России за невозвращение обломков самолета. Однако мировая юридическая практика такова: государство реализует суверенитет на своей территории, в том числе собственным расследованием всех случившихся на ней происшествий, будь это хоть обломки самолёта, хоть НЛО из другой галактики. Государственные власти могут выдать обломки, но на своих условиях. Речь о содействии Польши российскому расследованию происшествия на своей земле. Допущение следственных действий другого государства на собственной земле — вообще вопрос сложнейший, ставящий на грань принцип государственного суверенитета. (Напомним: Первая мировая началась из-за непринятия Сербией ультиматума Австрии, требовавшей свободы расследования убийства эрцгерцога на сербской территории).

Следственный комитет России в апреле 2015 заявил, что не может завершить свое расследование катастрофы и передать обломки самолёта в том числе из-за того, что польская сторона не отвечает на запросы из России. Это о расшифровках записей чёрных ящиков, проводимых польской стороной. Грубо говоря, есть опасения, что с этими расшифровками могут «намутить». Судите сами.

В 2010 г. руководитель польской следственной госкомиссии Эдмунд Клих заявил: одним из посторонних лиц в кабине самолёта был главком польских ВВС Анджей Бласик, разговаривавший с пилотами перед моментом удара и опознанный по голосу. Клих, признавая виновным польский экипаж, считал, правда, что присутствие Бласика не имело решающего влияния, а запрет на присутствие посторонних в кабине касается гражданских рейсов, а это был рейс военный.

Ситуация понятна: попасть на церемонию в Катыни для Леха Качиньского было делом исключительной политической важности. Несмотря на плохие метеоусловия для посадки, он приказал своему главкому ВВС садиться, тот зашел в кабину, приказал, летчики выполнили приказ, самолёт разбился.

Однако потом в Польше пошла волна публикаций: 1) голос, записанный в кабине, - все же не голос Бласика, 2) это Бласик, но его голос доносился из-за дверей и перегородки, то есть в кабине пилота его не было!

Что тут сказать? Все, кто летал на Ту-154, помнят уровень шума внутри салона. При заходе на посадку этот самолёт гремит особенно сильно. Предположение, что на этом фоне через перегородку и двери можно различить какие-то голоса из салона… — это огромный, просто гигантский комплимент ветерану советского гражданского воздушного флота. Ведь уровень вибрации, тишины, в салоне – пункт, по которому конкурируют все, вплоть до новейших аэробусов и боингов… Вывод краковских экспертов ненароком может лечь в основу целой рекламной кампании: «В салоне старого русского лайнера тише, чем в новом «Боинге»! Как на воздушном шаре!»…

Ну а если серьезно, то кампания в польской прессе в первом случае («это не Бласик») похожа на попытку увести следствие в сторону – отступить от признанного ранее главой госкомиссии Эдмундом Клихом факта. Во втором случае («это Бласик, но он не в кабине») установленный факт сохраняют, но уводят голос за перегородку. Однако есть ещё ведь сам характер произнесённого. Сидя в салоне, рядом с президентом, Бласик вряд ли бы кричал пилотам то же самое, что и, зависнув у них «над душою», в кабине.

Логика проста. Если президент Польши Лех Качиньский всё ж вмешался в полёт, то явно не через сидевших рядом… депутатов сейма, директора Банка Польши, председателя Олимпийского комитета, омбудсмена, не через свою супругу Марию и даже не через главкома Сухопутных сил Польши Тадеуша Бука. А именно через того, кто являлся старшим командиром  для летчиков 36-го отряда - главкома польских ВВС Анджея Бласика. Тогда в гибели Ту-154 виноват Качиньский…

Вот и добрались. В отношении поляков к России есть один феномен. У многих народов, обременённых грузом исторической враждебности (например, французы – немцы), со временем торжествует реалистический баланс, позитивная программа. Де Голль и Аденауэр пришли к формуле: эти вопросы пока оставим открытыми, эти - будем считать закрытыми. И будем работать, сокращая первый набор в пользу второго. Примеров такого рода много: датчане - шведы, итальянцы - австрийцы, англичане – американцы, англичане - ирландцы. А вот сложные вопросы русско-польских отношений поляки всегда держат открытыми. Веками!

Пример из недавнего времени: когда Россия и Германия подписали межгосударственное соглашение о строительстве газопровода «Северный поток» (первая и вторая нитки), бывший тогда министром обороны Радослав Сикорский заявил: «Да это пятый раздел Польши!»

Тут всё симптоматично. И то, что перспективу потери денег за транзит приравняли к разделу Польши. И то, что по теме строительства газопровода, соединяющего Россию и Германию,  громче всех из польских государственных деятелей выступил военный министр. И даже подробности частной жизни министра (жена - американская журналистка, лауреат Пулитцеровской премии).  И даже то, что «раздел» Польши назван пятым. Разделов Польши в XVIII веке было, как известно, три, но польские власти упорно называют советско-германский договор о ненападении 1939 года «четвёртым разделом». Здесь всё та же неистребимая склонность считать, что все вопросы русско-польских отношений не имеют «срока давности», держать эти вопросы открытыми, никогда не выключать «исторический счётчик». И пусть советско-германский договор 1939 года был «четвёртым разделом Польши» ничуть не больше, чем «Северный поток» - пятым, список польских претензий к России должен быть сохранён навсегда.

Как и писал в предыдущем выпуске – жизнь не для страны, а для пакостей России.
Tags: палата №6, пещерная русофобия, пиндостанские холуи
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments