?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Украинский кризис: желания, возможности, метод урегулирования

Ростислав Ищенко

С того момента, как в декабре 2013 года второй «майдан» в Киеве перешел в формат силового противостояния с боевиками (формально действовавшими от имени «демократической оппозиции», а по сути представлявшими нацистские структуры), я утверждал, что возможность бескровного урегулирования ситуации потеряна. Дальше вопрос заключался лишь в одном – сколько конкретно крови прольется и насколько жесткие меры придется принимать к статусной (легальной) оппозиции, принявшей на себя ответственность за организацию государственного переворота.
На первом этапе речь могла идти о единичных жертвах и о временном интернировании нескольких десятков наиболее активных оппозиционных политиков и активистов. К концу января 2014 года, после появления первых жертв с обеих сторон, цена возможного урегулирования поднялась до десятков потенциальных погибших. К средине февраля, когда мятеж расползся по стране (начались штурмы облгосадминистраций, блокирование дорог и т.д.), речь шла уже о неизбежной гибели сотен людей, а также о серьезном подрыве возможностей и авторитета центральной власти и возникновении сепаратистских тенденций (тогда на Западной Украине).

В любом случае, это была цена меньшая, чем те, теперь уже десятки, а скоро и сотни тысяч погибших, полный развал систем государственного управления, экономики и финансов, миллионы беженцев, а в перспективе полноценная гуманитарная катастрофа на территории всей страны и другие проблемы, которые уже получила Украина и которые ее еще ждут.

Сейчас я могу лишь повторить. Бескровное урегулирование невозможно, а цена вопроса для Украины стала запредельно высока.

Почему?

По той же причине, по которой в январе-феврале 2014 никакие договоренности политиков не могли быть выполнены, так как не учитывали интересов (причем жизненных интересов) уже вооруженной, уже выпущенной на улицы городов и уже почувствовавшей вкус крови нацистской орды. Янукович мог разделить власть с Яценюком, но нацисты, оставшись за пределами соглашения, должны были ответить за уже пролитую кровь (политики отвечать за них явно не собирались). Даже с учетом амнистии «за дела майданные», обозленная милиция (которую реально убивали на «майдане»), включая тот же «Беркут», переловила бы их по-одному за другие преступления (благо жить по закону нацисты не умеют) и до тюрьмы довела бы далеко не всех.

Сейчас дело зашло гораздо дальше. Если на «майдане» политики еще дистанцировались от нацистов, да и сами нацисты откровенно презирали самозваных «лидеров протеста», то сегодня не только президент, премьер, министры, депутаты, но и чиновники АП и Кабмина, сотрудники министерств и ведомств, офицеры армии, МВД и СБУ стали соучастниками преступлений против человечности и военных преступлений (не считая обычных уголовных преступлений). Поэтому Украина не может пойти на какие бы то ни было реальные договоренности так же, как не могла пойти на них Германия в 1943 году.

Казалось бы, Гитлер неадекватен и требует продолжать проигранную войну. Но, если вся германская элита в продолжении войны не заинтересована, то «потерять» Гитлера для нее ничего не стоит. Проблема, однако, заключалась в том, что у всей германской элиты руки были по локоть в крови. Они все успели стать сообщниками Гитлера, отдавая и исполняя преступные приказы. Продолжение войны стало для них не просто способом прожить дольше, но надеждой, поставив Объединенные нации перед угрозой заплатить слишком высокую цену (в виде человеческих и материальных потерь), заставить Антигитлеровскую коалицию отказаться от требования безоговорочной капитуляции. Фактически лидеры Рейха ставили союзников перед выбором: отказ от преследования военных преступников или дополнительные миллионы жизней, которые придется заплатить за победу.

Сейчас украинский режим находится в аналогичной ситуации. Только в Киеве все еще хуже. Гитлер и германская элита полостью контролировали свои вооруженные силы и своих нацистов. Даже административный аппарат работал до последних часов Рейха. Гитлер уже был мертв, берлинскую группировку добивали, но управленческие структуры продолжали действовать.

На Украине, местные формальные и неформальные лидеры (Кернес в Харькове, группа «Приват» в Днепропетровске, Балога в «Закарпатье», Садовый и его «Самопомощь» во Львове, «Свобода» Тягныбока практически по всей остальной Галиции и даже Саакашвили в Одессе) вступают с центральной властью либо в открытую конфронтацию, либо в договорные отношения, больше напоминающие условный средневековый вассалитет, чем современную административную вертикаль. То есть, власть не контролирует административный аппарат, а местные элиты, по мере возможности присваивают права и полномочия центральной власти, не посягая пока только на формальное единство страны.

Указанное верно и для силовых структур, особенно с той их части, которая ведет боевые действия в Донбассе и подверглась наибольшей нацификации. Там уже не скрывают своей ненависти к режиму и желания заменить «правительство национальной измены» на еще более неадекватных и воинственных «патриотов». Это не считая массы никем не считанных и никому не подконтрольных нацистов из незаконных (даже с точки зрения нынешнего Киева) вооруженных формирований. Эти, последние, давно мечтают довести до конца свою нацистскую революцию и заменить правящий олоигархат бандой парасюков, гаврилюков и прочих «героев» АТО и «майдана». Аналогичные настроения стали господствующими и среди той части «майданных» активистов, которые не вписались в действующую систему и потому мечтают о «продолжении революции».

То есть, даже если вынести за скобки влияние США (интерес которых к перерастанию вялотекущей войны в Донбассе в полноценное вооруженное столкновение на всей территории Украины не подлежит сомнению – это последняя надежда на необходимую США интернационализацию конфликта), по сугубо внутренним причинам киевский режим не может уйти без войны. Даже если олигархическое правительство Порошенко-Яценюка попытается договориться, нацисты сорвут договоренности так же, как сорвали февральское, 2013 года, соглашение Януковича с оппозицией.

Понимает ли это российское руководство?

Понимает. Иначе не было бы Минска. Потому что Минск дает нам только выигрыш во времени и возможность маневра силами и средствами. Чтобы разобрать вопрос предметнее, оттолкнемся от предложений противников Минска.

Сразу вынесем за скобки тех, кто утверждал, что Путин мечтал послать войска в Киев, но Госдеп, мировое правительство, Рокфеллер и их «полномочный представитель в Кремле» Сурков не дали ему реализовать эту прекрасную идею. Сейчас те же самые люди клеймят Кремль за Сирию, куда Госдеп, мировое правительство, Рокфеллер (правда уже без Суркова) заставили Кремль послать войска. Эти люди, по уровню интеллекта уступают даже мрагинальным зомби с «майдана».

Тем не менее, неадекватность сторонников теории заговора не отменяет часто задаваемого вопроса: а почему бы действительно не послать на Украину войска в апреле 2014 года – помочь «Русской весне» в Харькове, Одессе, Днепропетровске, Запорожье, изгнать хунту из Киева, не допустить жертв и разрушений? Чем донбасская бойня на фоне невнятного Минска лучше, если в мир на минских условиях все равно никто не верит?

Напомню, что, с точки зрения Запада, который организовывал переворот, в марте-апреле 2014 года в Киеве работало правительство, пришедшее к власти на волне «народной революции», которая смела «преступный режим» Януковича в виду отказа последнего от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, которого жаждал весь украинский народ от мала до велика, а также умершие и нерожденные.

Мы можем над этим потешаться, но это была политическая позиция и эта позиция учитывала вариант ввода российских войск. Более того, этот вариант для США был наиболее желательным. Именно поэтому санкции против России были введены не после возвращения Крыма и даже не после того, как некий деятель объявил себя в Донбассе полковником ФСБ, действующим от имени и по поручению Путина в качестве руководителя передового отряда «вежливых людей». Введение санкций произошло летом 2014 года, на фоне успешного наступления украинской армии на ополчение. «Боинг», к катастрофе которого были приурочены санкции, погиб 17 июля 2014 года, а бои за Иловайск – переломный момент сражения – происходили между 10-м августа и 3-м сентября.

Санкции против России были введены в тот момент, когда стало ясно, что «грузинский сценарий» (война 08.08.08), к которому Запад был готов, Кремль реализовывать не собирается, что избран сценарий гибридной войны. Здесь мы сталкиваемся с вопросом: «Если санкции все равно ввели, почему бы не послать войска на Киев? Что так санкции, что так санкции?»

Год назад мы могли рассматривать данный вопрос исключительно умозрительно. Но время все расставило по своим местам и в ретроспективе адекватность действий российского руководства в той предельно сложной ситуации сомнений не вызывает. Разберем по пунктам:

{C}1.    {C}Внутреннее противоречие между олигархической верхушкой, захватившей власть в Киеве в результате февральского, 2013 года, переворота и нацистской ударной силой «майдана», которая этот переворот и осуществила, существовало всегда. Порошенко и компания видели в «майдане» всего лишь очередной (третий по счету, после 2004 и 2007 годов) дворцовый переворот, позволяющий прорваться к власти «обделенной» олигархической группировке. Необходимость объявлять себя «демократами», «европейцами» и т.д., а также якшаться с нацистскими маргиналами и ходить на поклон к послу США воспринималась как необходимые издержки – ритуальные камлания, в обмен на которые обеспечивался доступ к неограниченному грабежу страны.

В свою очередь, нацисты считали (и считают) «майдан» лишь первым этапом нацистской революции, которая должна была привести к созданию «национального украинского государства», имеющему природное право на первенство если не в мире (хоть и в нем тоже), то, как минимум в Европе. Посол США, олигархи, демократическая риторика – также воспринимались, как издержки процесса. Толерантную же Европу украинские нацисты откровенно презирали.

Но за полтора года это противостояние вышло на уровень, когда даже глава порошенковской администрации Ложкин публично заявляет об угрозе вооруженного переворота.

Эта та самая угроза, в которую до сих пор не желают верить наши алармисты, убеждающие себя и других, что США контролируют на Украине все, до последнего бандита. Контролируют. Так же как контролировали Аль Каиду, Талибан, ИГИЛ. Они просто вооружают и финансируют те силы, которые действуют в нужном США направлении, не задумываясь, что будет потом, поскольку разрушаются далекие от США страны и основный ущерб выпадает на долю оппонентов США.

Вот и сейчас, наблюдая, как нацистский маргиналитет добивает государство и вся Украина превращается в территорию гражданской войны (а сейчас мы к этому очень близки) США не нервничают – украинские олигархи им не друзья и не родственники, а проблемы п хаос на Украине создаст России и ЕС, которым необходимо будет все это стабилизировать.

{C}2.    {C}Олигархическая верхушка захватывала власть для того, чтобы грабить Украину. Война в Донбассе, потеря Крыма и прочие неприятности оказались для них непредвиденными негативными сопутствующими обстоятельствами. Впрочем, их намерения от этого не изменились. В результате, за два года финансовая система и экономика уничтожены. Несмотря на нежелание признавать дефолт страна является банкротом. Молчание западных «друзей Украины» в ответ на предложение Путина гарантировать долг Украины России, в обмен на его рассрочку на три года красноречивее всего свидетельствует, что ни один вменяемый человек не верит в то, что даже жалкие три миллиарда долларов Украина когда-нибудь сможет вернуть. А раз денег на подкуп нацистских бандитов нет и не предвидится, то и власть эта бандитам не нужна. Банда признает атамана лишь до тех пор, пока он обеспечивает банде кормление. На самообеспечении же нацисты и без Порошенко с Яценюком обойдутся.

{C}3.    {C}Армия и силовые структуры разложены, дезориентированы и ненавидят власть. В результате переворота милиция подвергается перманентному реформированию. Из ее рядов уже начали увольнять за неблагонадежность даже «героев майдана», надевших форму после переворота. Чистки продолжаются в армии, СБУ, прокуратуре. Никто не знает будет ли он работать завтра. Никто не хочет встревать в разборки очередных протестантов с властью, «майдан» научил, что вчерашний футбольный хулиган и мелкий уголовник может завтра стать депутатом, а то и твоим непосредственным начальником в «реформированной» силовой структуре. Никто не чувствует себя в безопасности. До сих пор «герой майдана» (а теперь уже и «герой АТО») может легко публично избить или иным образом унизить прокурора, генерала СБУ или милиции.

{C}4.    {C}Отсутствие военных побед, обвальное падение уровня жизни и уже замеченное самыми проницательными «предательство Европы» лишили правительство поддержки европейски-ориентированного «креативного класса» - той самой прослойки офисных хомячков-евроинграторов, которые создавали «человеческое лицо», обеспечивали культурную массовку всем предыдущим «майданам», работали лидерами общественного мнения и даже где-то претендовали на создание национальной идеологии.

Власть на Украине провисла по всем показателям и вряд ли сможет продержаться даже до конца срока действия минских соглашений, пролонгированных на 2016 год. Страна стоит на гране коллапса, гуманитарной катастрофы и войны всех против всех. «Майданное» единство разрушено и бывшие «братья по оружию» готовы вцепиться друг другу в глотку. Киев наводнен бандитами, которые готовы уже завтра не только повесить на радость «креативному классу» власть, в очередной раз не оправдавшую надежд евроинтеграторов, но заодно вырезать и сам креативный класс (а то слишком хорошо живут и много лишнего позволяют себе думать). Региональные бароны ждут только повода для того, чтобы начать «спасать» подконтрольные провинции, концентрируя всю власть в своих руках. Поэтому и идет борьба за контроль над регионами, способными приносить доход даже в условиях гражданской войны (как алмазные копи Анголы или нефтяные месторождения Сирии).

И все это произошло без прямого военного вторжения России. Более того, Кремль все время шел навстречу пожеланиям западных «друзей и партнеров». Украину не стали душить санкциями – она сама разорвала торгово-экономические отношения с Россией, сократив за два года торговый оборот в четыре раза. И это с учетом необходимости крупных закупок газа, без этого двусторонняя торговля вообще ушла бы в ноль. С Порошенко сели за стол переговоров, чем реально позволили ему отсрочить нацистский мятеж минимум на полгода, а то и на год. Формально признали необходимость сохранения государственного единства Украины без Крыма, но с Донбассом.

В случае, если бы все это не было сделано, если бы Россия позволила официально уличить себя в давлении на Киев, сейчас наши западные «друзья и партнеры» говорили бы, что бы это «кровавый путинский режим» удушил «молодую украинскую демократию». Что это из-за политики Кремля сейчас на Украине текут реки крови (а они там потекут и куда более полноводные, чем текли в Донбассе). Что надо усиливать санкционное давление, что с Москвой ни о чем нельзя договариваться (в том числе в Сирии), что надо укреплять обороноспособность НАТО на восточных рубежах и что надо выработать новую программу по сближению с Западом всех еще находящихся в орбите Москвы постсоветских государств, чтобы спасти их от участи Украины.

То есть, на фоне операции в Сирии, которая требует задействования достаточно серьезных ресурсов (материальных, военных, финансовых, дипломатических), мы бы сейчас находились в крайне невыгодной позиции на западных границах, вынуждены были бы вплотную заниматься сохранением интеграционных проектов в виде Евразийского экономического и Таможенного союзов, а общее давление на российскую экономику и финансовую системы было бы выше в разы. Причем подчеркиваю, что это произошло бы даже в том случае, если бы Москва подтолкнула бы развал Украины путем массированного применения к Киеву экономических санкций, не говоря уже о военном вторжении.

Любые действия России, которые можно было бы трактовать как неспровоцированную агрессию служили бы делу консолидации Запада. И сегодня говорить с нами о совместных действиях в Сирии отказывались бы не смешные производители шпротов, всю жизнь кормившие чужие армии, а государства, реально задействованные в конфликт, без которых мы не сможем добиться там мира так же, как они не смогут без нас. Ну а в разваленной Украине мы бы получили сотни нацистских банд, досаждающих нам и Европе (но, с точки зрения Брюсселя и Вашингтона, по нашей вине – мы же довели «молодую демократию» до нацистского путча против «просвещенного президента Порошенко).

Ввод войск, конечно, позволил бы взять под контроль значительную часть Украины. Но, поскольку Запад уже признал легитимность переворота, вероятность появления на Западе и в центре Украины войск НАТО исключить было нельзя. Поскольку никто бы не пошел на вооруженное столкновение двух ядерных сверхдержав, Украину пришлось бы разделить Хорошо, если бы по линии Днепра + Одесская область. Могло выйти куда хуже, в конце концов перебрасывать войска по воздуху при необходимости наши западные «друзья и партнеры» тоже умеют, а аэродромы есть в любом областном центре и в некоторых районных.

У нас был «легитимный Янукович», дееспособность которого оказывалась под вопросом, поскольку он находился на российской территории, а на родине, после бегства от него отвернулась даже его собственная политическая сила, да и зарождавшееся сопротивление не видело в трусливом предателе лидера. У Запада был «легитимный парламент», который заседал в собственной столице и поддерживался «революционным народом».

Buy for 20 tokens
Трудно представить, что сейчас можно чувствовать себя комфортно, при этом не общаясь с техникой на «ты». Скорее даже — на «эй ты, хеллоу, где мой горячий чай?» ))) Я говорю не про машины, самолеты или космические корабли, здесь другая история. Я про банальное:…

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel