arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Немецкие политиканы идут на обострение

Первая статья от 11 января, частично устарела, но только частично.

Ставки растут
Геворг Мирзаян

Россия, ЕС и Украина продолжают активную подготовку к серии январских переговоров (встрече министров иностранных дел 12 января в Берлине и глав государств 15 января в Астане). Так, 10 января по инициативе Ангелы Меркель состоялся ее телефонный разговор с Владимиром Путиным. «Лидеры России и Германии подтвердили взаимный настрой и дальше способствовать мирному урегулированию в Украине, в том числе с учетом реализации минских договоренностей. Они договорились наращивать совместные усилия в "нормандском формате", включая консультации, которые ведутся по линии внешнеполитических ведомств», - сообщает об итогах телефонных переговоров пресс-служба Кремля. Однако весьма вероятно, что диалог был куда более напряженным.
Так, Ангела Меркель угрожает сорвать саммит в Астане (основной темой которого должны стать не столько российско-украинские отношения, сколько российско-европейские). Канцлер говорит, что встреча в казахстанской столице может состояться только в том случае, если она убедится в реальном выполнении минских соглашений. «Встреча на высшем уровне в Астане или в другом месте в настоящее время не может быть подтверждена. Все стороны призваны внести вклад в быстрое достижение прогресса на базе минских договоренностей», - говорится в заявлении германского правительства. Вероятно, бундесканцлер в разговоре с Путиным ссылалась на украинского президента - в переговорах с Меркель (после которых она и позвонила в Кремль) Порошенко жаловался на несоблюдение режима прекращения огня со стороны ополченцев и сообщил о резком увеличении военной помощи, поступившее со стороны российской границы.
Позиция главы германского кабинета министров выглядит как откровенный саботаж. Меркель не просто требует исполнения заведомо невыполнимых условий минских соглашений, но и хочет, чтобы это было сделано в качестве предварительного условия перед проведением переговоров, которые могут оказаться пустыми. Если бундесканцлер продолжит придерживаться такой позиции, то никакой встречи в Астане 15 января не будет. Ну или по крайней мере эта встреча пройдет без нее - французский президент Франсуа Олланд к позиции Меркель пока не примкнул.
Подобный саботаж может стоить очень дорого. Но не России, а Германии. Возникает ощущение, что в канцелярии Меркель не понимают серьезного изменения дипломатического фона вокруг Украины, который произошел за последние месяц-два.
Да, в октябре-ноябре прошлого года жесткая линия Берлина в диалоге с Москвой была оптимальной. Тогда вся Европа ополчилась на Россию и надеялась на то, что введенные санкции заставят Владимира Путина сдать российские позиции на Донбассе и сконцентрироваться лишь на сохранении за Россией Крыма, а то и на сохранении собственного присутствия в Кремле7. Германия надеялась возглавить этот антироссийский тренд, укрепив тем самым свое политическое лидерство в Евросоюзе. Однако не прошло и пары месяцев как стало ясно, что эта политика провалилась. Да, санкции и изоляция привели к серьезным проблемам в российской экономике, однако не смогли ни подорвать позиции Путина внутри страны, ни тем более заставить его отказаться от поддержки ополченцев Донбасса. Более того, в Европе осознали, что дальнейшее проведение агрессивной политики может превратить прохладную войну с Москвой в холодную.
После этого осознания единый европейский фронт распался. Голоса сторонников изменения подхода к России стали раздаваться все громче, в результате чего общеевропейская дискуссия уже сместилась с вопроса «нужно или не нужно вводить новые санкции в адрес Москвы» на вопрос «при каких условиях нужно снимать текущие санкции». Более того, в Евросоюзе образовался общественный запрос на страну, которая возглавит процесс стабилизации российско-европейских отношений (пока что о каком-то примирении речь не идет). Сейчас на эту роль претендует Франция, и ее президент Франсуа Олланд (уже совершивший ряд визитов, призванных закрепить за ним роль посредника) хочет за счет этой миссии вернуть политическое  значение своей страны в Европе, где сейчас один хозяин - Германия.
В итоге Берлин оказался в непростом положении. Ангела Меркель фактически выступает против тренда, и рискует оказаться в дипломатической изоляции. Да, теоретически она может отказаться от жесткой позиции и легко отбить у Франции роль ключевого посредника (особенно учитывая опыт партнерских отношений между Берлином и Москвой до украинского кризиса), однако такой резкий поворот во внешней политике может совершить какая-нибудь банановая республика, а не европейская сверхдержава. Для этого поворота нужна либо резкая дискредитация украинской власти (например, доказательства причастности Киева к ликвидации малазийского Боинга), либо демонстративные и серьезные уступки России.  На данный момент таких поводов не предвидится (даже несмотря на скандальные заявления Арсения Яценюка о вторжении советских войск в гитлеровскую Германию), и пока их не будет, Берлин вынужден либо продолжать упорствовать в антироссийской риторике, либо смягчить ее и позволить Франции примирить Европу и Россию. Вероятно, Ангела Меркель считает первую позицию хоть и рискованной, но более выгодной.
Не исключено, впрочем, что Берлин занимается банальным шантажом! Возможно, Меркель действительно поняла ошибочность своей стратегии и пытается выдавить из нее все возможные бонусы или хотя бы минимизировать ущерб. Если это так, то сейчас немцы просто торгуются, пытаясь подороже продать Москве свой нейтралитет. Так, по сообщениям немецких СМИ министр сельского хозяйства Германии  Кристиан Шмидт хочет готовится обсуждать со своим российским визави Николаем Федоровым вопрос об облегчении российского продуктового эмбарго. Если переговоры в Астане состоятся без каких-либо серьезных уступок Путина по минским соглашениям (в частности, возврата контроля над границей между республиками и Россией под реальный контроль украинских пограничников), то можно будет с большой долей вероятности заявить, что немцы сторговались.

В Германии готовятся к затяжному конфликту с Россией
Сергей Мануков
За без малого год, прошедший после неудачного саммита Восточное партнерство в Вильнюсе, обстановка в Европе изменилась самым радикальным образом. На континенте происходят события, которые, какое-то время назад казались уже невозможными. На Украине идет война с многочисленными жертвами, а Россия превратилась из партнера в противника Европы. И это противостояние дошло до самого дна, которое усыпано острыми камнями и представляет опасность, - об этом пишет немецкий журнал Spiegel на этой неделе в своей передовице.

«Все в полном тупике»

Как отмечает издание, канцлер Германии Ангела Меркель стала открыто говорить об «устаревшем мышлении, основанном на термине «сферы влияния», которое попирает международное право». Она уверена, что «этому (мышлению) нельзя позволить победить». Эту мысль канцлер много раз прокручивала у себя в голове, но впервые она произнесла ее на прошлой неделе в Сиднее. Там она пыталась донести ее до мировой аудитории.
Саммит G20 в Брисбене оказался очень важным для Украины и для всей Европы не только принятыми на встрече решениями, но и глубокими переменами, произошедшими в отношениях между недавними партнерами Ангелой Меркель и Владимиром Путиным.
Многие обратили внимание на очень резкое выступление всегда выдержанного немецкого канцлера после саммита. Фрау Меркель задержалась в Австралии и выступила с лекцией в Институте международной политики Лоуи в Сиднее и ответила на вопросы слушателей, немалая часть которых касалась кризиса на Украине.
«После ужасов двух мировых войн, а также окончания холодной войны,- заявила высокопоставленный лектор,- это (поведение России) ставит под сомнение мирный порядок в Европе».
Выступление Ангелы Меркель в Сиднее оказалось настолько жестким, что министру иностранных дел ФРГ Франку-Вальтеру Штайнмайеру пришлось через считанные часы выступать в Брюсселе с разъяснениями, чтобы сгладить впечатление от ее слов. Не называя канцлера по имени, он заявил, что на Западе следует быть осторожнее в выборе выражений, чтобы не уменьшить шансы на решение конфликта.
Переход канцлера ФРГ к более неуступчивой позиции, конечно, произошло не в одночасье. Германия, на которую Запад возлагал большие надежды в решении кризиса на Украине как на давнего и тесного партнера России, девять месяцев безостановочно уговаривала российское правительство и Владимира Путина лично изменить политику в отношении Киева. К началу ноября терпение г-жи Меркель, похоже, подошло к концу.
Все точки над «i» она, как сообщает Reuters со ссылкой на информированные источники в Берлине, планировала поставить в Брисбене. Для этого канцлер решила встретиться с Путиным в непринужденной обстановке, наедине, без переводчиков и помощников.
Встреча состоялась 15 ноября в 10 часов вечера по местному времени на восьмом этаже гостиницы Brisbane Hilton. Канцлер разработала сценарий разговора по душам. Она не собиралась обвинять собеседника в нарушении (с ее точки зрения) многочисленных обещаний, а хотела спросить его, чего добивается Кремль на Украине и в других бывших республиках Советского Союза.
Увы, разговор не получился и быстро отошел от сценария Ангелы Меркель.
«Он излучал холод,- цитирует Reuters одного из немецких чиновников, знакомого с подробностями ночного разговора.- Путин окопался, все попытки раскрыть его закончились неудачей».
Встречи в Милане и Брисбене, как минимум 35 за последние 9 месяцев разговоров по телефону, а также все течение конфликта на юго-востоке Украины убедили канцлера Меркель, что ситуация оказалась в дипломатическом тупике.

Раскол в немецкой политике

Политика Берлина, действительно, испытывает проблемы на трех главных фронтах в восточном направлении. Во-первых, в Киеве, где Берлин пытается заделать трещины, возникшие между украинскими лидерами, президентом Порошенко и премьером Яценюком, чтобы не допустить повторения событий десятилетней давности, когда разногласия возникли между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко.
Во-вторых, в Берлине считают, что проигрывают Кремлю информационную войну за умы обывателей и политиков как в Германии, так и в других европейских странах. В Москве хотят убедить их отойти от жесткой линии Меркель и Вашингтона.
Плоды усилий внешней политики Москвы уже есть. Например, бывший лидер SPD, а сейчас глава влиятельного Германо-Российского Форума Маттиас Платцек призывает признать аннексию Крыма.
Существенные различия в оценках ситуации начинают возникать и в кабинете Меркель, где, как пишет журнал Spiegel, уже отчетливо просматриваются противоречия между канцлером и Хорстом Сихофером, лидером входящего в Большую коалицию Христианско-социального союза (CSU), с одной стороны, и Франком-Вальтером Штайнмайером и Зигмаром Габриэлем, лидером SPD и министром экономики, с другой.
Spiegel считает, что Москва пытается играть на разногласиях в немецком руководстве и расширить их. Доказательством этого авторы главной статьи нового номера авторитетного журнала считают теплый прием, оказанный главе МИД ФРГ в Москве, где его хвалил министр иностранных дел Сергей Лавров и принял, что бывает редко, президент Путин.
Примирительный тон Штайнмайера накануне встречи с Путиным в Москве можно, конечно, трактовать как желание не портить отношения перед важными переговорами. Меркель и Штайнмайер придерживаются единой позиции в оценке действий России на Украине, но их взгляды различаются в выборе методов и средств для решения кризиса.
Канцлер полагает, что с Путиным следует быть максимально прямым и открытым, что она и продемонстрировала в Сиднее. Например, она считает необходимым публично дать ему понять, как его поведение будет расценено на Западе.
Министр иностранных дел не хочет провоцировать русских. Он боится, что такой подход заставит Москву занять еще более оборонительную позицию и осложнит сотрудничество с Россией и в других вопросах. Например, на переговорах по иранской ядерной программе.
Конечно, преувеличивать разногласия не следует, считает Spiegel, но и недооценивать их тоже нельзя. Об их глубине говорит встреча руководства партий, входящих в правящую коалицию. Меркель и Штайнмайер на ней отношения не выясняли. Это сделали за них лидеры партий Сихофер и Габриэль.
Ангела Меркель обсуждала разногласия с Франком-Вальтером Штайнмайером на прошлой неделе. Она, например, убедила его отложить встречу, планировавшуюся в рамках Петербургского диалога. Штайнмайер также согласился приостановить контакты по линии Германо-Российского Форума.
В чем-то уступая Меркель, глава немецкого МИД отыгрывается на международной арене. Разногласиями в подходах между канцлером и министром иностранных дел обеспокоены не только в Берлине, но и в ряде столиц Европейского Союза.
Основания для беспокойств имеются, считает Spiegel. Г-н Штайнмайер, например, удивил европейских коллег, не поддержав предложение нового еврокомиссара Федерики Могерини расширить санкционный список новыми фамилиями граждан РФ. Немецкий дипломат предложил сделать это только в отношении представителей самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик.
В информационной политике Россия, конечно, не ограничивается одной Германией. Борьба идет и за других членов ЕС. Например, Венгрию и Болгарию.
Москва, считают в Берлине, готова даже сотрудничать с правой оппозицией на континенте. В качестве примера борьбы на этом локальном фронте приводят кредит в 9 млн. евро, который ультраправый французский «Национальный фронт» взял в российском банке.
Немецкой дипломатии пока не удается сплотить остальную Европу в вопросе санкций. Срок действия первого пакета истекает в марте, после чего их понадобится продлевать. Наибольшие трудности в этом, считают в Германии, возникнут с Италией, Венгрией и Словакией и разногласия весной могут только усилиться. Но в Германии, похоже, готовы идти до конца, так как все больше склоняются к мысли, что начинается вторая холодная война. «Думаю, нам следует готовиться к затяжному конфликту, в котором Россия будет использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства»,- считает Норберт Реттген, председатель комитета бундестага по международным делам.
О своей позиции по вопросу отношений между Западом в целом и ФРГ в частности с Россией Франк-Вальтер Штайнмайер рассказал журналу Spiegel.
SPIEGEL (S): Многие отнеслись к вашему желанию нивелировать жесткую антироссийскую риторику как к критике высказываний канцлера Ангелы Меркель, которые она сделала в Сиднее после саммита G20. Какие конкретные места в ее выступлении показались вам спорными?
Франк-Вальтер Штайнмайер (ФВШ): Это слишком смелое и далеко идущее предположение. Оно не идет на пользу ни глубине кризиса, ни вопросам, обсуждавшимся в Брисбене и на других таких же встречах, и представляет дело как проблему, которая существует внутри правительства ФРГ. Больше всего мне не нравится, что к подобным саммитам, которые дают последний шанс к прямым и, естественно, конфиденциальным переговорам, относятся как к открытым форумам.
S: Но вспомните ваш тон. Вы четко дистанцировались от Меркель, которая готова ужесточить санкции против Путина. Вы согласны с этим?
ФВШ: Еще раз повторяю: наша позиция ясна. Наша политика в целом и в частности наши решения по санкциям вытекает из нашей оценки ситуации. И она останется такой и впредь. В понедельник (17 ноября) министры иностранных дел членов Евросоюза, собравшиеся в Брюсселе, приняли инструкции по определению ответственных в усилении конфликта среди сепаратистов на востоке Украины и включению их в список, потому что они представляют угрозу территориальной целостности Украины. Это необходимо в данной ситуации, и это в первую очередь является коллективной позицией всего немецкого правительства.
S: В Германии и Европейском Союзе сейчас идут как никогда острые дискуссии того, как следует себя вести с Путиным. Вы не с читаете, что западное единство по этому вопросу сейчас находится в опасности?
ФВШ: Никто, включая Spiegel, не должен бояться того, что временами дебаты в демократических странах принимают чересчур острый характер. В автократических режимах это ошибочно считают слабостью. В ЕС собрались 28 стран с совершенно разной историей. Это приводит к разному восприятию проблем и к разной степени озабоченности ими. Тем не менее, мы всегда могли прийти к общей позиции и намерены придерживаться ее. Я готов сражаться за то, чтобы сохранить такой подход.
S: Маттиас Платцек, бывший лидер ваших социал-демократов и нынешний глава Германо-Российского Форума, высокопрофильной организации, укрепляющей связи между нашими странами, недавно предложил решить вопрос российской аннексии Крыма «ретроактивно в соответствии с международным правом». Он также считает, что Запад должен пойти на уступки Путину. Вы разделяете эту точку зрения?
ФВШ: Все, что следует сказать по этому поводу, уже сказано. Действия России на Крымском полуострове являются серьезным нарушением международного права и принципов, на которых строится мир в Европе. Поэтому мы не можем мириться с этим.
S: В ноябре вы встречались с российским президентом Владимиром Путиным в Москве. После этой встречи ваши надежды на решение конфликта окрепли?
ФВШ: У меня было ощущение, что, учитывая угрожающую ситуацию в Киеве и Москве, необходимо поговорить с теми, на ком лежит политическая ответственность. Эскалация риторики между двумя столицами в выходные, в которые проходил саммит в Брисбене, и после, приняла угрожающие формы. Я вернулся из Киева и Москвы с впечатлением, что президенты Порошенко и Путин намерены придерживаться Минского протокола. Принимая во внимание силу конфликта на востоке Украины, это немного и этого недостаточно. Но это основа, на которой мы можем продолжать работать.
S: Вы верите в то, что территориальную целостность Украины можно восстановить в обозримом будущем или считаете, что Киев навсегда потерял Крым и восточную Украину?
ФВШ: Я не обнаружил ни малейшего желания России возвращать Крым. К сожалению, мы вынуждены считать, что незаконная аннексия Крыма останется источником конфликта между нами и Россией в обозримом будущем. На востоке Украины, надеюсь, ситуация еще решена не окончательно. Я ловлю Россию на слове, когда она говорит, что не намерена разрушать единство Украины. Однако реальное положение дел говорит об обратном. И тем не менее, особенно в тех случаях, когда еще не все ясно, нельзя терять надежду. Международная политика бездействия и потакания своим слабостям несет большую опасность.

Можно одназначно констатировать, что германская политическая элита идёт на столкновение с Россией. Все эти попытки разыграть злого (Меркель) и доброго (Штанмайер) следователя - спектакль деревенской самодеятельности. Пусть и в куда более мягких выражениях, министр повторил ультиматум канцлерин: Отдайте русских в Донбассе на расправу нацистам, отдайте Крым Украине (и не смейте вякать, когда нацисты устроят геноцид там)... Если пойти на уступки, то НЕМЕДЛЕННО появятся новые требования.
Учитывая, что позиция политиканов глубоко не только антирусская - это, как раз, для немцев вполне допустимо - но и антинемецкая, стоит подумать о причинах, Шедшая на взлёт экономика ФРГ резко затормозила с началом украинского кризиса. Кризиса, в разжигании которого активно участвовали политики обеих правящих партий.
Могли ли эти политиканы не понимать, к чему приведёт майдан? Не верю. Не считаю себя интеллектуалом, но все последствия переворота я увидел уже в феврале. А та же Меркель, наверняка умнее меня. Что же толкало её и ХДС-ХСС с СДПГ на скольжение в пропасть?
Вызвано это горами компромата, имеющимися у пиндосов на этих политиканов? Наверняка. Но ТОЛЬКО ли пиндостанским давлением объясняется такие опасные для собственной страны телодвижения? Сомневаюсь.
Что может толкать политиков против собственных спонсоров из крупного немецкого бизнеса, ставя крест на их поддержке в будущем? Мне кажется, не стоит всё списывать на пиндостанское влияние. Правящая элита ФРГ пошла на заведомо опасный конфликт, прежде всего, в собственных ШКУРНЫХ интересах.
Как мне видится, эти политиканы видят, куда завели страну и ЕС, где доминируют. Пусть, возможно, не всегда по собственной воле, но запахи однозначно сигнализируют им, в какое-такое место они попали. Ага, в жопу. Нет, в ЖОПУ, САМУЮ ГЛУБИНУ.
Казалось бы - понял, куда попал - вылезай! Но кто ж им позволит. Вот тут, сразу же, выплывут те многочисленные грешки, которые есть почти за каждым. Вопреки рекламе, ЕС очень коррумпирован. То есть, без решительных, болезненных перемен - ПЕРЕСТРОЙКИ - ЕС из прямой кишки (хотя... возможно, они глубже уже забрались) не выбраться, а пойти на отмену множества решений, котрые сами проталкивали - вопреки общественному мнению - значит, подставиться. Получается, эти гниды просто оттягивают конец собственной политической карьеры. ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ. "ПОСЛЕ НАС, ХОТЬ ПОТОП".
Их гонит против России надежда, что в Москве одержат победу им подобные гниды - Ходорковский, Навальный и прочая мразь. Ведь если удастся съесть Россию, как в своё время сожрали СССР, то полный крах можно будет оттянуть, а частичный они пережувут. не в первой, да и СМД у них абсолютно ручные - полностью в Оруэловском смысле. Во всём  - в глазах обывателей запада - окажется виноват... Сами понимаете, кто.
Tags: Германия, кризис
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments