arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Categories:

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-174

Исторический антирекорд индекса Baltic Dry: 445 пунктов

пт, 08/01/2016 - 20:04 | giouliata (11 месяцев 1 неделя)

График под катом


Источник

Индекс показывает благополучие перевозок по морю не наливных товаров. За последние годы он упал в10 раз – и старое из завезённого не раскупили, зачем тратится на перевозку нового?

КИТАЙ ОБВАЛИЛ ФОНДОВЫЙ РЫНОК США. КОМУ ЭТО ВЫГОДНО? САРКИС ЦАТУРЯН

Американский фондовый рынок переживает масштабное падение, увлекая за собой остальные торговые площадки. Впервые в Новейшей истории кризис глобальной финансовой системы стимулируется с территории незападного государства — Китая. Впервые это не Генуя, не Голландия, не Великобритания и даже не США. Агентство Bloomberg оценило совокупные потери стран Северной Америки, Европы и Азии в $2,5 трлн. S&P 500 рухнул на 4,9%, а Dow Jones — более чем на 900 пунктов. Начало положено. Впереди нас ждет еще более яростная схватка за лидерство в планетарной торговле. Такиесуммы потерь были немыслимы для свидетелейсамого затяжного кризиса XIX и XX веков — «Долгой депрессии» (1873 — 1896 гг.), не говоря уже о «Великой депрессии» (1929−1933 гг.). И дело здесь не только в том, что доллар значительно потерял в своей стоимости за полтора столетия, отказавшись от золотого стандарта.

Последние 40 лет экономической глобализации подарили миру уникальное явление — «Кимерику», которую породила взаимозависимость КНР и США. По итогам 2015 г. Пекин не случайно превратился в крупнейшего торгового партнера Вашингтона, потеснив Оттаву. Союз двух стран, за который в конце 1970-х гг. ратовал госсекретарь Генри Киссинджер, позволил Вашингтону сбалансировать мировую систему финансов на собственный манер, ослабив натиск дойчмарки, претендующей на звание «тихой гавани». Нечто подобное предприняла и Великобритания во второй половине XIX века, полностью присоединив Индию к своим имперским владениям: свободная торговля с полуостровом Индостан позволила Лондону аккумулировать беспрецедентные экономические и политические ресурсы, которые ослабли только после двух мировых войн. Тогда и сейчас историю делали невидимые нити обмена, влияние которых ощущается не только на фондовых площадках, но и в высоких кабинетах власти. Первые дни 2016 г. показали влияние этих нитей во всей красе. Только за четыре дня акции флагмана высокотехнологичной отрасли США, корпорации Apple, потеряли $50 млрд своей стоимости, передает агентство Reuters.

Почему детище Стива Джобса первым попало под удар? Ответ лежит на поверхности: рост экономики КНР, главного потребителя американской IT-продукции, замедляется. Чем меньше в Китае покупают iPhone, тем тяжелее приходится трейдерам Nasdaq. Озабоченность на рынке стала нарастать после того, как 16 декабря Федеральная резервная система США решила постепенно ужесточать кредитно-денежную политику — пока с 0,25% до 0,5%. В ответ Пекин потратил $108 млрд, чтобы поддержать экспортные позиции юаня. Народный банк Китая (НБК) готовился к подобному сценарию: с сентября 2015 г. по январь 2016 г. регулятор ослабил юань к доллару на 5%, вызвав негодование в Вашингтоне. Горделивый республиканец-миллиардер Дональд Трамп тогда пригрозил Си Цзиньпину, призвав Белый дом принять председателя (сентябрь 2015 г. — первый визит Си в США) самым скромным образом, угостив в ближайшей закусочной. Однако Поднебесная насолила не только Америке.

Как сообщает британская Financial Times, за последние 12 месяцев юань ослаб к австралийскому доллару на 8%, а относительно йены — на 7%. Европейцев беда миновала: курс юаня к евро остался в этот период неизменным (!). В декабре 2015 г. НБК проявил вежливость, пообещав рынку корректировать стоимость юаня не только в привязке к доллару, но с учетом корзины, состоящей из 13 национальных валют. Тогда аналитики банка Barclays оценили падение этого индекса на 0,9%. В январе Пекин довел девальвацию в паре юань-доллар до заветного показателя 2011 г. (май) — 6.5032. Главный стратег Rabobank Джейн Фоли довольно просто объяснила монетарную логику Китая: «Основная цель КНР состоит в том, чтобы вернуть преимущества в торговле, утраченные ранее».

Эксперты пытаются найти этому процессу место в истории, хотя прошло еще не так много времени. Так, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли Брэд Делонг пишет на страницах Huffington Post, что экономисты в будущем назовут последнее десятилетие «самой длинной депрессией». Однако самым зловещим оказался «приговор» американского инвестора и политика Джорджа Сороса, которого цитирует Bloomberg: «Проблемы Китая коренятся в регулировании. Нынешние события равносильны кризису. Когда я смотрю на финансовые рынки, которые столкнулись в серьезным вызовом, то на ум приходит кризис 2008 г.». Аналитика Сороса никого не оставляет равнодушным, особенно после того, как в сентябре 2011 г. он заявил, что долговой кризис в Греции будет более серьезным, чем потрясения 2008 г. Тогда к нему многие прислушались, отдав предпочтение доллару, а не единой евровалюте.

Нынешний прогноз получил схожий эффект, который продиктован логикой рыночного процесса — наживой. Речь идет о стремительном желании инвесторов конвертировать дешевеющие юани в доллары. Все дело в том, что 8 января доллар подорожал более чем на 1,5% по отношению к евро и йене, а в паре с юанем заполучил целых 3%. Звучат и откровенно панические прогнозы. К примеру, агентство Reuters пишет со ссылкой на анонимный источник, что НБК готовится девальвировать юань еще на 10−15%. В действительности никому не известно, сколько валютных сбережений готова потратить Поднебесная для снижения курса юаня. Ведь в 2015 г. Бак Китая уже выбросил на рынок $513 млрд, чтобы поддержать экспорт. А с февраля по ноябрь из страны было вывезено $843 млрд.

Регулятор столкнулся с невиданным ранее вывозом капитала, поэтому он вводит ограничения на покупку коммерческими банками американской валюты. Лимитирование коснется в первую очередь финансовых центров Поднебесной — Гонконга, Шанхая и Шэньчжэня. «Ограничения будут иметь эффект, поскольку они являются формой контроля, но на данный момент лимит не очень строг. Если его не продлят в феврале, то он вряд ли отразится на годовой статистике», — цитирует Reuters заявление своего источника в банковских кругах КНР. По его словам, лимит на покупку долларов призван остановить панику, а разрешенный обмен продаж приравнивается к декабрьскому показателю банков.

Китайцам есть, что терять. Напомним, что в результате всех маневров резервы НБК сократились к январю 2016 г. до $3,33 трлн. «Нас больше всего беспокоит стремительное истощение валютных резервов», — заявили в комитете КНР по денежной политике. Поднебесная заняла оборонительную позицию, запретив еще в конце декабря (2015 г.) операции по обмену валюты для трех транснациональных банков — Deutsche Bank, DBS и Standard Chartered. Эти финансовые конгломераты не нуждаются в представлении. Да и вопрос ныне должен ставиться по-другому: почему именно их влияния опасается Пекин? Ведь на территории США также зарегистрировано немало транснациональных банков. Кто знает, может начало этой запутанной истории с девальвацией юаня положено именно в лондонском Сити? Категоричность суждений Дж. Сороса редко бывает случайной.

Саркис Цатурян

Китай в жестоком кризисе потому, что его товары перестали покупать на Западе. У богатеньких прежде Буратин, нет денег.

Состоится ли в 2016-м крах китайской экономики?

Источник: Will 2016 Bring the Collapse of China’s Economy?

В прошлый понедельник, в конце проходившей за закрытыми дверями Central Economic Work Conference, пекинские пиарщики вовсю старались показать, что у руководителей страны есть жизнеспособный план спасения экономики.

К несчастью, они не имеют сейчас такого плана. На самом деле, они решили и дальше придерживаться стратегии, которая создала нынешние трудности Китая и не смогла перезапустить рост в этом году.

Тяжесть экономических проблем Китая и невозможность найти их долгосрочное решение делают ошибочными почти все геополитические прогнозы о завтрашнем дне. Сейчас принято представлять Китай, как доминирующую силу в будущем. Однако чрезвычайные экономические проблемы приведут к краху или долгосрочному падению, и оба варианта предполагают, что Китай вернется в ряды слабых государств.

Начнем с того, что текущая ситуация в Китае много хуже, чем сообщает Национальное бюро статистики. Бюро утвердает, что ВВП вырос на 6.9% в 3-м квартале этого года после роста на 7.0% в двух первых кварталах. Willem Buiter, главный экономист Citigroup, несколько месяцев назад предполагал, что рост был ближе к 4%, а люди в Пекине в частных беседах говорили о 2.2% в середине года. Наиболее надежным показателем активности китайской экономики остается потребление электроэнергии, и за первые 11 месяцев этого года оно увеличилось только на 0.7% (China’s National Energy Administration).

Другая статистика подтверждает очень малый рост. Например, импорт, признак тенденций и в производстве, и в потреблении, упал в ноябре на 8.7% в долларовом исчислении, обозначив рекордный 13-й месяц снижения. Экспорт упал на 6.8%, это 5-й подряд месяц снижения.

Особенно беспокоят данные о ценах. В 3-м квартале номинальный ВВП увеличился на 6.2%, что меньше официально объявленного реального роста на 6.9%. Выглядит так, что Китай попал в дефляционную ловушку падающих цен. Дефляция, в свою очередь, увеличивает возможность краха в стиле 30-х годов. У Китая слишком много долгов (вероятно, 350% ВВП в настоящее время), которые будет невозможно обслуживать в эру стремительно падающих цен. В последний год в стране случились первые банкротства. Пока центральные и провинциальные власти спасают многих заемщиков, но в какой-то момент у них не будет другого выбора, кроме как допустить гораздо большее количество банкротств. В этих обстоятельствах лучший сценарий для Китая - десятилетия рецессии или стагнации, подобно Японии 90-х и нулевых. Китайские руководители не сказали, что целью только что закончившейся конференции было избежать внезапного краха, но выглядит это именно так.

К его чести, Пекин стал откровеннее в последние дни. "Экономика пойдет по L-образному пути, V-образного не будет", сообщил Wall Street Journal "высокопоставленный чиновник, знакомый с результатами конференции", что указывает на нескорое восстановление темпов роста.

Китайские технократы считают потребление спасением экономики, но не похоже, что это тот случай. Потребительский спрос невысок, несмотря на то, что неназванные чиновники говорили СМИ на закрытии конференции. Такие индикаторы, как доходы ритейлеров и производителей потребительских товаров, рисуют картину того, что траты потребителей в Китае растут невысокими темпами. В то же время промышленность, сердце экономики в течение десятилетий, выглядит быстро сокращающейся, а рост сектора услуг невысок, несмотря на официальные цифры. Обе тенденции имеют последствия для потребления. В Китае потребление является результатом роста, а не причиной, и непохоже, что расходы потребителей сами по себе могут двигать экономику долгое время.

Пекинские технократы говорят, что наблюдателям не надо волноваться из-за общей картины.

"Множество стран все время беспокоится о замедлении китайской экономики, и они беспокоятся об отсутствии политических стимулов в Китае", сказал Financial Times "высокопоставленный китайский политик, знакомый с планированием". "Это беспокойство необоснованно, поскольку фискальная, монетарная и прочие политики по-прежнему будут довольно адаптивными по сравнению с другими крупными экономиками."

В заявлениях инсайдеров есть 2 принципиальные ошибки.

Во-первых, только реформы обеспечат Китаю устойчивый рост, но Пекин вместо этого выбирает стимулы. Соответсвенно, Китай еще глубже залезет в долги. Чен Лонг из Gavekal Dragonomics говорил Financial Times, что центральное правительство допустит больший бюджетный дефицит и разрешит правительствам более низкого уровня навыпускать облигаций. В тоже время, сказал Лонг, местным властям "разрешат занимать с максимальной скоростью".

Стимулы же на этой поздней стадии ведут к непродуктивным инвестициям, как это было во время последней кредитной вакханалии, которую санкционировал тогдашний премьер Вэнь Цзябао в конце 2008-го. Со временем стало только хуже. В 2007-м каждый доллар нового кредита давал отдачу в 83 цента. К 2013-му эта цифра упала до 17 центов, а сейчас, вероятно, еще меньше.

Эффективность инвестиций важна, поскольку по новым обязательствам тоже в конечном итоге придется платить. Так Пекин, в результате, покупает рост, делая свою критическую ситуацию с долгами еще хуже. Да, возведение еще одного "города-призрака" создаст прибавку ВВП во время строительства, но такие проекты будут тянуть экономику вниз с того момента, как рабочие запакуют свои инструменты.

Во-вторых, стимулы Пекина не работают уже более года. Например, шесть понижений базовой ставки и пять снижений требований к банковским резервам с февраля не дали никакого заметного эффекта. Эти монетарные стимулы непродуктивны, поскольку отсутствует спрос на деньги. Технократы из центрального правительства быстро наращивают денежную массу (М2 увеличилась на 13.5% в октябре и на 13.7% в последнем месяце, рекорд за 17 месяцев), но мало кому она нужна. Так что увеличение денежной массы в этом году не привело на самом деле к росту.

То же самое можно сказать о бюджетных стимулах. Рост бюджетных расходов, хороший показатель правительственных попыток стимулирования вообще, ускорялся в течение года, и достиг теперь фантастических цифр, 25.9% в августе, 26.9% в сентябре, 36.1% в октябре и 25.9% в последнем месяце. За первые 11 месяцев расходы увеличились на 18.9%, в то время, как доходы - только на 8%.

Китайские чиновники могут обещать больше бюджетных и монетарных стимулов, но трудно понять, как любое дефицитное финансирование может изменить нисходящий тренд.

Китайцы не покупаются на то, что их правительство говорит об экономике. Откуда мы это знаем? Они выводят деньги из страны так быстро, как только могут. В 3-м квартале, согласно Bloomberg, было $460.6 млрд. чистого оттока капитала. Bloomberg сообщает, что в октябре отток был $62 млрд.. Пекин смог затормозить поток, введя неформальный контроль сверх существующих официальных барьеров. Однако в последнем месяце, похоже, поток увеличился по сравнению с октябрем, так как ЗВР по официальным данным уменьшились на $87.2 млрд., и, вероятно, снижение было больше, поскольку Пекин во втором полугодии уже сообщал неполную информацию об уменьшении своих резервов. Никакая экономика, даже такого размера, как у Китая, не может выжить при оттоке капитала в таких масштабах.

Китайская экономика никогда не казалась слишком разумно устроенной, но доверие, как внутри страны, так и за ее пределами, держало ее на плаву. Теперь доверие быстро улетучивается, и Пекин не знает, как его вернуть, кроме как применяя опять способы, которые больше не работают. Китайские технократические руководители не могут изменить нисходящий тренд в своей экономике. Самое большое, на что они способны - это замедлить падение с помощью политики, которая сделает финал еще хуже.

И не секрет, почему Пекин выбирает латание дыр. Китайская экономика сейчас слишком хрупка, чтобы выдержать мучительные перемены в результате структурных реформ, которые необходимы для долговременного роста.

В качестве иллюстрации - диаграмма китайских долгов. Как видно, общий долг Китая в % к ВВП еще в 2014-м был больше , чем у США.

http://igor-piterskiy.livejournal.com/49180.html

Китайская экономика, конечно, в кризисе, но в куда менее опасном, чем Пиндостан. Продолжается, как предсказывал Авантюрист, кампания по шельмованию Китая, как, якобы, виновника катастрофы, котороя вот-вот обрушится на Запад.
Tags: кризис, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments