arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

Ноам Хомский о «кризисе беженцев», Турции и Греции.

Оригинал взят у antizoomby в Ноам Хомский о «кризисе беженцев», Турции и Греции.

В Европе брожение. Миграция и кризис беженцев раскрывают истинную суть европейского интеграционного проекта. Не желая принимать людей, бегущих из своих домов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, многие европейские страны устанавливают жёсткий пограничный контроль.
Но сейчас в Европу приезжают люди не только из Сирии и Ирака, как говорят центральные СМИ. Беженцы прибывают из Пакистана, Афганистана и африканских стран южнее Сахары. Цифры, кажется, растут с каждым месяцем. Тем временем, подобно лесному пожару по всей Европе распространяется анти-иммигрантская ненависть, слышатся экстремистские голоса, которые угрожают существованию ЕС и его идеологии «открытого, демократического» общества.
Из-за этих проблем европейские чиновники пытаются задействовать все рычаги в борьбе с миграцией и кризисом беженцев, предлагая техническую и экономическую помощь странам, надеясь, что это удержит ЕС от развала. Добьются ли они успеха или потерпят неудачу – пока неизвестно. Ясно одно, кризис беженцев будет усиливаться, поскольку ходят слухи, что в следующие 2 года в Европу приедут ещё 4 миллиона мигрантов.
Ноам Хомский – один из известнейших в мире диссидентов-интеллектуалов – высказал свои мысли о Европе и кризисе беженцев журналисту Truthout Си Джей Полихрониу.


Си Джей Полихрониу: Ноам, спасибо за это интервью о текущих событиях в Европе. Я хотел бы, для начала, задать Вам такой вопрос: Почему, по Вашему мнению, в Европе произошёл кризис беженцев?
Ноам Хомский: Этот кризис создавался в течение долгого времени. Он поразил Европу теперь, потому что прорвал границы в странах Ближнего Востока и Африки. Запад нанёс по этому региону два мощнейших удара. Во-первых, это англо-американское нападение на Ирак, которое практически уничтожило страну, которая за 20 лет до этого чудом выжила во время предыдущего вторжения и последующих англо-американских санкций, положивших начало геноциду. Не считая резни и разрушений, жестокая оккупация разожгла религиозный конфликт, который разрывает теперь не только эту страну, но и весь регион. Завоевание вызвало миграцию миллионов людей, многие из которых убежали в соседние бедные страны, но их там приняли доброжелательно. Причина этой катастрофы – наши преступления.
Один из плодов этого завоевания – чудовище ИГИС-ДАИШ, которое внесло свой вклад в сирийский конфликт. Опять же, соседние страны приняли новые потоки беженцев. Одна только Турция приняла более 2 миллионов сирийцев. В то же самое время её политика увеличивала потоки беженцев из Сирии – Турция поддерживает террористов Фронта аль-Нусра и других радикальных экстремистов и воюет против курдов, которые являются основной наземной силой, сражающейся против ИГИС (которому Турция тоже помогает). Но регион больше не мог удерживать весь этот наплыв беженцев.
Вторым западным смертельным ударом по региону было разрушение Ливии, которая превратилась в террористическую анархию, базу ИГИС и других джихадистов от Западной Африки до Ближнего Востока, перевалочным пунктом для оружия и беженцев со всей Африки. Всё это привело к серьёзным последствиям. В течение многих веков Европа порабощала и эксплуатировала Африку для своего обогащения, а после Второй мировой войны согласилась с рекомендациями Джорджа Кеннана из США.
Эта гротесковая история хорошо известна. Достаточно взять например Бельгию, стонущую теперь от кризиса беженцев. Её богатство награблено, в немалой степени, в результате «эксплуатации» Конго, при этом уровень жестокости превысил даже насилие других европейских стран. В 1960 году Конго, наконец, добился свободы. Эта страна могла стать богатой и развитой, избавившись от бельгийских тисков и дав старт развитию всей Африки. Деятельность Патриса Лумумбы, одного из многообещающих лидеров Африки, могла привести к реальным переменам. На него охотилось ЦРУ, но бельгийские убийцы опередили американских. Его тело разрезали на куски и растворили в серной кислоте. США и их колонии поддержали убийцу и грабителя Мобуту. Теперь Восточное Конго – место самой кровавой в мире резни, ведущую роль в которой занимает Руанда, поддерживаемая США. Тамошние боевики обогащают западные транснациональные корпорации по добыче сырья для производства телефонов и других электронных приборов. Эта картина – обыденное состояние для большей части Африки, страдающей от бесчисленных преступлений. А европейцы почувствовали это в виде кризиса беженцев.
Волны иммигрантов (очевидно, что многие из них именно иммигранты, а не просто беженцы из охваченных войной регионов), прибывающие в центр Европы – это «стихийное бедствие» или результат обычной политики?
Элемент стихийного бедствия существует. Страшная засуха в Сирии, которая разрушила общество - следствие глобального потепления, которое не совсем природное явление. Кризис в Дарфуре стал результатом роста пустынь, что вытолкнуло кочевое население на заселённые земли. Ужасный центральноафриканский голод вызван, отчасти, эксплуатацией природы в ходе «антропоцена» - новой геологической эры, во время которой человеческая деятельность (главным образом, индустриализация) уничтожает перспективы достойного выживания, и будет продолжать это делать, если не обуздать её.
Чиновники ЕС чрезвычайно тяжело справляются с кризисом беженцев, потому что европейские страны не хотят участвовать в этом и принимать больше, чем символическое число беженцев. Что это говорит о правлении ЕС и о ценностях европейских обществ?
Правление ЕС работает весьма эффективно, когда желает ввести меры строгой экономии, которые грабят бедные страны и обогащают крупные банки. Но оно совершенно неспособно справиться с человеческой катастрофой, которая вызвана преступлениями западных правительств. Весь груз ответственности упал на тех немногих, кто, хотя бы временно, решил сделать хоть самую малость – например, на Швецию и Германию. Остальные просто закрыли свои границы. Европа попыталась заставить Турцию удерживать на своей территории всех пострадавших, как это делают США, заставляя Мексику удерживать всех, кто спасается от последствий американских преступлений в Центральной Америке. Официально в СМИ США это называется «гуманной политикой по снижению нелегальной иммиграции».
Что всё это говорит нам о существующих ценностях? Нелепо использовать слово «ценности» в этой ситуации. Особенно, когда в США пишется, что эта самая безопасная страна в мире стоит перед вопросом о разрешении въехать хоть небольшому количеству сирийцев, потому что они могут оказаться террористами, скатываясь в обычные американские крайности с требованием запретить въезд вообще всем мусульманам, построив огромную стену, по аналогии со стеной на мексиканской границе.
А что Вы думаете о высказываниях, что европейские страны просто не могут разместить у себя столько иммигрантов и беженцев?
Германия приняла большую часть – около 1 миллиона беженцев, это очень богатая страна с населением более 80 млн. человек. Сравните с Ливаном – бедной страной с серьёзными внутренними проблемами. 25% населения этой страны – сирийские беженцы, не считая потомков арабов, изгнанных из Палестины. Кроме того, в отличие от Ливана, Германия остро нуждается в иммигрантах для поддержки сокращающегося населения. Глава Human Rights Watch Кеннет Рот, разумеется, правильно отмечает, что «эта «человеческая волна» больше похожа на тонкую струйку, при сравнении с огромным водоёмом, который должен поглотить её. Учитывая богатство и развитую экономику, трудно заявлять, что Европе не хватает средств для поглощения прибывающих новых жителей», особенно, это касается стран, которые нуждаются в иммигрантах для поддержки своей экономики.
Многие беженцы, пытающиеся добраться до Европы, не могут это сделать, многие из них утонули у берегов Греции и Италии. На самом деле, по данным агентства ООН по делам беженцев (УВКБ ООН): только летом 2015 года погибло более 2500 человек при попытке пересечь Средиземное море между Турцией и Европой. Турция стала перевалочной базой для тысяч беженцев, которых турецкие контрабандисты заманивают в дряхлые лодки для перевозки мигрантов. Почему Европа не оказывает давление на правительство Эрдогана, чтобы хоть что-нибудь сделать в этой ситуации?
Главные усилия Европы, как я уже сказал, направлены на то, чтобы Турция удерживала замученных и страдающих людей подальше от нас. Это похоже на США и Мексику. Их судьба мало интересует нас, лишь бы мы оставались в безопасности от этой заразы.
Совсем недавно Вы обвинили Эрдогана в двойных стандартах по отношению к терроризму – он увидел Ваше имя среди сотен имён академиков, подписавших петицию против турецких нападений на курдское население, и назвал Вас террористом. Что Вы можете об этом сказать, как это превратилось в международный инцидент?
Всё очень просто. Группа турецких академиков опубликовала петицию против правительственных репрессий в отношении курдского населения. Я оказался одним из нескольких иностранцев, которые подписали эту петицию. Сразу после смертоносного теракта в Стамбуле Эрдоган начал ругать подписавших эту петицию, заявив, подражая Бушу, что вы или с нами или с террористами. Так как меня он ругал больше других, я попросил турецких журналистов и друзей помочь мне с ответом. Если коротко, я ответил следующим образом: «Турция обвиняет ИГИС, которому Эрдоган помогает различными способами, а также он поддерживает Фронт аль-Нусра, который не сильно от него отличается. Затем он начал ругать тех, кто осуждает его преступления против курдов, которые являются основной силой, борющейся с ИГИС в Сирии и Ираке. Неужели нужны дополнительные комментарии?»
Турецких учёных, которые подписали эту петицию, арестовали, им угрожали, некоторых избили. Государственные репрессии продолжают ужесточаться. Тёмные дни 1990-х ещё не забыты. Как и раньше, турецкие академики и простые люди демонстрируют замечательное мужество и честность в активной оппозиции государственным преступлениям, что очень редко можно встретить в другой стране, при этом они рискуют и действительно подвергаются суровым наказаниям за своё благородство. К счастью, растёт международная поддержка действиям этих людей, но о них по-прежнему мало известно.
В своих письмах Вы называете Эрдогана «диктатором своей мечты». Что это значит?
В течение нескольких лет Эрдоган двигался по пути укрепления своей власти, полностью отказавшись от первоначальных шагов по направлению к свободе и демократии в Турции. Различными способами он показывает, что стремится к крайне авторитарной форме правления, которая мало отличается от жёсткой диктатуры с массовыми репрессиями.
Кризис в Греции продолжается, и международные кредиторы постоянно требуют ввести в ней такие дополнительные реформы, которые не решаются пока вводить другие демократические правительства в Европе. Часто эти реформы даже не подразумевают какие-либо перемены, создавая впечатление, что это просто форма транснационального садизма против греческого народа. Что Вы думаете об этом?
Санкции, наложенные на Грецию в интересах банкиров, опустошили эту страну. Заявленная цель состояла в уменьшении долгового давления, которое только увеличивается от введения этих реформ. Экономику разрушили, ВВП упал, поэтому соотношение долга к ВВП увеличивается, несмотря на радикальное урезание государственных расходов. Долговое давление в Греции ослабло только в теории. В реальности крупнейшие банки высасывают из Греции не только её деньги, но и деньги, которые поступают в виде помощи из других европейских стран. Причём эти крупнейшие банки устраивают кризисы своей безумной кредитной политикой, а затем получают финансовую помощь из карманов европейских налогоплательщиков – в общем, знакомая картина неолиберальной финансовой политики.
Когда греческое правительство предложило спросить у народа Греции, что он думает о своей судьбе, европейские олигархи были шокированы такой наглостью. Как посмели греки называть демократию исторически уважаемой ценностью своей страны? Правящие еврократы отреагировали изощрённым садизмом, наложив ещё более жёсткие требования с целью окончательно разрушить Грецию, и заодно утащить всё, что ещё осталось. Цель этого садизма – не только греки, а все, кто посмеет думать, что народ может иметь права, сравнимые с правами банков и олигархов. Нет ничего удивительного в том, что режим жёсткой экономии не имеет никакого экономического эффекта – это признано даже экономистами МВФ (но не его политическими марионетками). Трудно не заметить, что этот режим – ещё одна форма классовой войны против демократической социальной помощи, за которую долгое время боролись европейцы, и которую они могут считать своим высшим достижением.
А каково Ваше мнение о правительстве под руководством СИРИЗА, которое отказалось от предвыборных обещаний и подписало новый антикризисный пакет, став очередным греческим правительством, вводящим режим жёсткой экономии и другие непопулярные меры?
Я не столь близок к этим событиям, чтобы комментировать выбор СИРИЗА и оценивать альтернативные возможности, которые она, вероятно, упустила. Их действия были более широкие, поэтому они получили поддержку от популярных сил из других уголков Европы, думаю, всё ещё возможно.
Бывший греческий министр финансов Янис Варуфакис собирается основать новую партию, которая будет стремиться, по его словам, «к простой, но радикальной идее – демократизировать Европу». На эту тему у меня есть два вопроса к Вам. Во-первых, почему социал-демократия становится всё более и более устаревшей вещью для многих европейских стран? И во-вторых, как далеко можно зайти в «демократизации» капитализма?
Социал-демократия (не только европейская форма, но все другие) переживает серьёзное нападение в течение всего неолиберального периода, который нанёс вред всем народам и принёс прибыль только олигархам. Вот только одна из иллюстраций, которая раскрывает непристойность этой идеологии – недавний доклад Oxfam показал, что самый богатый 1% мира вскоре завладеет большей половиной всего мирового богатства. Тем временем в США, самой богатой стране мира, миллионы детей живут в семьях, которые пытаются выжить, получая только 2 доллара в день. Но так называемые консерваторы хотят отобрать у них и эти гроши.
Как далеко могут зайти реформы при существующих формах государственного капитализма, можно только спорить. Но то, что они могут зайти намного дальше нынешнего положения, это не вызывает сомнений. И нет сомнений, что для достижения пределов капитализма нужно приложить максимум усилий. Это должно быть целью даже для тех, кто стремится к радикальной революции, которая приведёт к ещё большим кошмарам, если не будет соответствовать стремлениям огромной массы населения, которое понимает, что центры власти будут мешать продвижению вперёд.
Европейский кризис беженцев вынудил несколько стран, включая Австрию, Швецию, Данию и Нидерланды, приостановить шенгенское соглашение. Считаете ли Вы, что мы на пороге развала ЕС и отмены единой валюты?
Я считаю, что мы должны различать единую валюту, которая не подходит к некоторым обстоятельствам, и интеграцию ЕС, которая, по-моему, была важным шагом вперёд. Достаточно вспомнить, что в течение сотен лет европейские страны резали друг друга в ужасающих масштабах. Избавление от постоянных войн и пересмотров границ – это существенный успех. Будет большим позором, если шенгенское соглашение отменят под предлогом вероятной угрозы, которую не так сложно решить по-человечески, что привело бы к улучшению экономического и культурного здоровья европейского общества.
Источник: Interview With Noam Chomsky: Is European Integration Unraveling?, C.J. Polychroniou, Truthout, January 25, 2016.

Tags: ЕС разваливается, взгляд с той стороны, конец закона, крушение мира, песец
Subscribe

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments