arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ДВЕ СТАТЬИ ИЩЕНКО

СИТУАЦИЯ С ФУРАМИ ЗНАЧИТЕЛЬНО ХУЖЕ, ЧЕМ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ. РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО

Ситуация с фурами значительно хуже, чем обычно представляется, потому что официального запрета на проезд по украинской территории не было. Блокировку устроили незаконные вооружённые формирования. А поведение украинского правительства, аналогично тому, что наблюдалось при блокаде Крыма Джемилёвым и компанией, и оно свидетельствует о том, что правительство просто не контролирует ситуацию в стране. Потому что если на территории хоть Германии, хоть России, хоть Польши некие люди вдруг решили не пропускать, допустим, шведские фуры, то они были бы моментально арестованы. Украинская власть же боится нейтрализовать «блокировщиков», чтобы не получить уже выступление против себя своих же собственных бандитов. История с фурами — не провокация правительства, а его беспомощность. Оно контролирует свои кабинеты, но не контролирует страну.

Иногда сегодняшнюю ситуацию сравнивают с Россией лета 1917 года. Но тогда было двоевластие, а украинскую модель можно охарактеризовать одним словом – безвластие. Двоевластие – нестабильная конструкция, а безвластие – это вообще не конструкция. Поэтому я говорил и говорю, что по сути такого государства как Украина больше не существует. Да, имеются определённые атрибуты: президент, которого где-то принимают; министры, которые осуществляют какие-то функции; есть герб, гимн, флаг; есть полубандитский сброд, который называется вооружёнными силами. Но государство – это определённая процедура, это выполнение законов. Иначе государством можно назвать любую вооружённую банду. На Украине нет этой процедуры. И это касается не только блокирования российских фур или Крыма. Год назад Порошенко подписывает Минские соглашения. То есть от Украины «Минск» подписывает некий Кучма, а Порошенко подписывает документ, которым гарантирует выполнение соглашений, то есть принимает на себя чёткие обязательства. А после этого Порошенко год рассказывает, почему Украина не может выполнить соглашения, ссылаясь на тех же самых бандитов из «Правого сектора» и прочих незаконных вооружённых формирований, которые не дают ему этого сделать. Это беспомощность власти, зафиксированная уже на международном уровне.

Никто сегодня не хочет, а по существу и не может влезать в эту вакханалию. За два года, прошедшие с переворота, появилось несколько десятков тысяч людей, имеющих боевой опыт, оружие, а порой и тяжёлое вооружение, и никому не подчиняющихся, кроме своих атаманов, батальонных или бригадных командиров. Они и кормятся с того, что вооружены и очень опасны. И разоружившись, они просто начнут подыхать с голоду. Следовательно любой, кто требует от Порошенко навести порядок, должен сам отправить туда войска, которые уничтожат эти банды. У Порошенко своих достаточных сил — нет. Для того чтобы добиться какого-то результата, его надо материально обеспечить. В данном случае в первую очередь обеспечить вооружённые силы. Понятно, что найти пару-тройку дивизий, которые бы навели бы в обозримом промежутке времени порядок на Украине, можно. Это может сделать ЕС, это может сделать Россия, а могут все вместе. Но дальше возникает вопрос: если вы послали на какую-то территорию войска и установили там военное правление, то дальше вам надо обеспечивать и кормить население, создавать новую административную вертикаль, и значит восстанавливать государство. А это очень дорогой вопрос. Внутренних ресурсов у Украины для этого нет. Извне платить никто не хочет: ни Россия, ни ЕС, ни даже США.

Покажите мне: кто готов профинансировать стабильность и процветание Украины, и я завтра же скажу, что она начнёт процветать. Однако желающих не находится, а цена вопроса за два года серьёзно выросла. В 2014 году нужно было рассчитывать примерно на 50 миллиардов в год в течение пяти-десяти лет, сегодня эту цифру уже можно удвоить. Экономика практически сведена к нулю, и уже там не тысячи и десятки, а миллионы людей оказываются в абсолютно маргинальной зоне, где для того чтобы прокормиться — надо отнять. Ситуация постоянно ухудшается и будет ухудшаться дальше, потому что Россия, которая могла на себя взять ответственность за Украину два года назад, была поставлена ЕС и США в такое положение, когда реализовать свои возможности была не в состоянии, потому это вело к серьёзным геополитическим потерям и вообще ставило под угрозу существование самой России. А остальные этого делать не хотели. Когда же ЕС и даже частично США немножко поумнели и поняли, что украинский пожар не только и не столько перекидывается на Россию, но даже и на них, инструменты воздействия были исчерпаны. Ситуация зашла в такой тупик, что позитивного выхода из неё просто нет.

Поэтому украинский мячик, как горячий уголёк, перебрасывается друг другу по принципу: давайте вы заплатите. ЕС требует от России выполнить Минские соглашения, хоть Россия не участник соглашений, а такой же гарант как Порошенко, Меркель и Олланд. Россия требует от ЕС заставить Порошенко выполнять Минские соглашения. Все вместе вкупе с США уговаривают украинское правительство. При этом все прекрасно знают, что толку не будет. Просто пока существует хотя бы номинальное правительство, Украина окончательно не превращается в чёрную дыру в центре Европы. А если правительство рухнет, то Украина из территории латентной махновщины превратится в территорию активной махновщины и будет нести угрозу и ЕС, и приграничным российским территориям. И тогда, хочешь-не хочешь, а войска посылать придётся. Вот поэтому все стараются продлить этот «счастливый момент», пока украинское правительство позволяет хотя бы делать вид, что оно существует.

Ростислав Ищенко

Вот и Ищенко отметил, что БУ неудержимо распадается, превращается в поле сплошной анархии. Воистину, Дикое поле. Я пророчил это ещё весной 14 года – не потому, что сильно умный (к сожалению), уж очень легко предсказуем такой поворот событий.

Постмюнхенское постсоветское пространство

Политолог Ростислав Ищенко проанализировал итоги минувшей Мюнхенской конференции по безопасности. По мнению эксперта, времена многовекторной политики, нейтралитета и внеблокового статуса прошли и многим странам предстоит сделать выбор, чтобы сохранить независимость в нынешних геополитических реалиях.

Любое крупное политическое мероприятие, вроде Мюнхенской конференции по безопасности, имеет две стороны: символическую и смысловую. И рассматривать их надо в комплексе.

В этом году организаторы конференции настойчиво и даже нахально сообщали о своем желании видеть президента России в качестве одного из докладчиков на конференции. Желание объяснимо. В преддверии Мюнхена-2016 западные СМИ, эксперты и политики вынуждены были констатировать, что практически все предупреждения Владимира Путина относительно опасности попыток сохранить однополярный мир, сделанные им в мюнхенской речи в 2007 году, стали реальностью. И реальность эта для Запада неутешительна. Он вступил в конфронтацию с Россией и пока проигрывает борьбу.

Путин на конференцию не поехал. Россию представлял Дмитрий Медведев, сообщивший собравшимся, что его выступление согласовано с президентом. Западу была предоставлена возможность узнать мнение Путина в изложении его ближайшего сотрудника — второго лица в российской иерархии. Снижение уровня представительства на одну ступень позволило продемонстрировать «партнерам», что Москва не отказывается от попыток достичь взаимопонимания, но не видит необходимости тратить время на убеждение Запада в необходимости компромисса. Свою часть пути Россия прошла, позиция ее известна, теперь ЕС и США имеют время, чтобы подумать и созреть для конструктивного диалога.

А чтобы созревание происходило быстрее и эффективнее, Медведев констатировал состояние новой холодной (или гибридной) войны с Западом и прозрачно намекнул, что Россия не желает ее перерастания в горячую, но не поддастся на шантаж и готова к любому развитию событий. Доклад российского премьера явно не вдохновил западных «партнеров», явно ожидавших более компромиссной, примирительной риторики. Не вдохновил настолько, что европейские и американские политики, еще вчера сами утверждавшие, что отношения Запада и РФ находятся на самом низком уровне со времен холодной войны или даже хуже, чем во времена холодной войны, вдруг хором начали отрицать сам факт геополитического противостояния. Впрочем, это не помешало им в очередной раз потребовать уступок именно от России.

Итак, символическая часть российского участия в Мюнхене заключалась в демонстрации готовности к снижению уровня диалога с Западом и переходу в режим ожидания большей адекватности "партнеров". Практическая содержала в себе предостережение опасности неконтролируемого перерастания жесткой геополитической конфронтации в вооруженный конфликт. Возможно, вначале локальный, но практически неконтролируемый и с высоким потенциалом перерастания в глобальный.

До этого в мировой истории лишь один раз столь открыто и публично делались подобного рода предостережения. В 1938-1939 годах советское правительство так же предупреждало Запад об опасности заигрывания с гитлеровской Германией. Впрочем, возможности СМИ тогда были не те, что сегодня, так что мы вправе назвать нынешнее предупреждение беспрецедентным по своей публичности, прозрачности и открытости.

Не уверен, что западные политики окажутся достаточно адекватными, чтобы осознать реальный уровень опасности и достаточно ответственными и мужественными, чтобы, осознав, принять необходимые меры для смягчения напряженности в международных отношениях. Но, вопреки расхожему мнению, не все и не всегда зависит только от Запада.

В ходе Судетского кризиса правительство Чехословакии самостоятельно приняло решение капитулировать, не исчерпав возможности сопротивления. Сейчас, на Ближнем Востоке не менее (а пожалуй, уже и более) серьезное влияние, чем Запад, оказывают позиция Сирии (правительство которой в 2012 году решило бороться) и Турции (пытающейся шантажировать не только Россию, но и НАТО большой войной).

Нынешнюю гибридную войну Запад пытается выиграть, создавая очаги напряженности по периметру российских границ и пытаясь вовлечь Москву в конфликты с соседями (или во внутренние конфликты в постсоветских государствах).

Понимая, что целью Запада является связывание ресурсов РФ, растягивание ее сил в бесконечных и бесперспективных приграничных конфликтах, Кремль пока успешно избегает долговременного вовлечения, ограничиваясь точечным реагированием (Грузия — 2008, Крым — 2014).

Однако, независимо от вовлечения России, государства, которые допускают свое использование Западом в качестве инструмента антироссийской политики, разрушаются (Украина) либо начинают балансировать на грани гражданского конфликта (Грузия, Молдова). В этом нет ничего удивительного, поскольку Западом они рассматриваются в качестве неэксклюзивного одноразового инструмента, который может быть легко заменен и который не требуется поддерживать в нормальном состоянии сколько-нибудь длительное время.

Западу нужны не сильные и стабильные антироссийские режимы, а очаги напряженности, обеспечивающие вовлечение России и связывание ее ресурсов.

Зона распада и перманентной гражданской войны всех против всех (как, например, в Афганистане) способна справиться с этим не хуже, чем стабильные национальные государства. Более того, опыт использования боевиков Аль Каиды в 80-е — 90-е годы, а ныне ИГ свидетельствует о том, что подобные банды могут создать оппоненту больше проблем, чем регулярный враждебный режим. В то же время, им требуется значительно меньшее финансирование, за них не приходится нести политическую и дипломатическую ответственность, от них легко отказаться без ущерба для своей репутации (как отказываются США от ИГ).

Заметим, что ИГ в интересах США воюет в Сирии и Ираке четыре года. В то время, как Турция и Саудовская Аравия мало того, что никак не могут начать настоящую войну, так еще и пытаются собственные (отличные от американских) интересы преследовать. При этом формальное уничтожение ИГ не наносит интересам США (которые вроде как тоже против него воюют) никакого ущерба — бандитов можно моментально собрать под другим знаменем. А отнюдь не гипотетическое военное поражение, влекущее за собой вероятную деструкцию хоть Турции, хоть Саудовской Аравии, хоть любого другого из союзников, отразится на международном авторитете и политическом позиционировании США самым худшем образом.

В создавшейся ситуации, как уже было сказано выше, многое зависит от самих постсоветских государств.
Можно избрать путь Украины, попытавшейся стать западным антироссийским тараном, а в результате рассыпавшейся и брошенной Западом на произвол судьбы. Можно, как Сирия, избрать путь сопротивления, и в этом случае получить всестороннюю поддержку России, которой гораздо выгоднее затратить ограниченные ресурсы на поддержку стабильности существующего режима, чем потом годами тратиться на восстановление хотя бы подобия нормальной экономики и административной вертикали на разрушенной гражданской войной территории.

Одно можно констатировать совершенно точно — время "многовекторности", "внеблоковости", "постоянного нейтралитета" и прочих приятных вещей, позволявших получать бонусы и от Запада, и от России, не особенно связывая себя конкретными обязательствами, прошли.

В 1940 году нарушение нейтралитета Бельгии и оккупацию Норвегии планировали и Германия и англо-французские союзники. Их к этому подталкивала логика войны. Так что, кто хочет выжить — должен сделать выбор.

Тоже, практически – общие места. Обращаю ваше внимание на слова Медведева, занявшего весьма воинственную позицию. «Хочешь мира – готовься к войне» - римляне великолепно сформулировали эту истину для всех времён и народов. Россия убедительно продемонстрировала мощь своего оружия, а её лидеры, неоднократно, заявляли о готовности его применить для защиты страны и её союзников.
Tags: Русское оружие, вельт-политик, война Запада против России, война на Украине
Subscribe

  • Аналитика Эпохи Песца-10

    Детализация прогноза на 2-ю половину 2020 года GORA Как из­вест­но за­все­гда­та­ям, ре­гу­ляр­но…

  • Аналитика Эпохи Песца-9

    Тихий передел мира. Предисловие Sir Max Merfie Лето – это период затишья. В политике, экономике, общественной сфере. Ну за…

  • Аналитика Эпохи Песца-8

    Зарево Запада или заря новой социальной системы GORA Резко сме­нив­шей­ся ин­фор­ма­ци­он­ный фон, от…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments