arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-211

Воскресенье с Александром Лежавой: «О проблемах и путях»

Кризис современной глобальной финансово-банковской системы создает все новые риски для обычных людей. В значительной степени они напрямую связаны с действиями властей как отдельных стран, так и их групп. Одним из таких направлений является развернутая широкомасштабная кампания по борьбе с наличными и переводу всех расчетов в безналичную форму. При всех известных недостатках наличной бумажной валюты она обладает несколькими принципиально важными преимуществами по сравнению с безналичными средствами.

Главное в ней – это ее относительная анонимность и отсутствие рисков для ее непосредственного владельца, что что-то пойдет не так с конкретным банком, в котором у него или у нее есть счет.  В этом случае есть только риски, связанные с конкретными эмитентами этих валют. Поэтому борьба центральных банков и их оплаченных агентов с наличными – это борьба с последним препятствием на пути банков и финансовых властей к тотальному финансовому контролю над населением и за право банков решать, что и когда будет позволено делать тому или иному человеку, а не самих людей.

Подобные проекты вполне успешно уже реализуются в некоторых скандинавских странах. Это было бы не столь важно, в связи с ограниченным хождением их национальных валют, если бы обкатанные на этих полигонах схемы не начинают продвигаться в отношении некоторых номиналов мировой резервной и европейской валюты. . Уже сейчас в целом ряде европейских стран бывает практически невозможно расплатиться банкнотой в 500 евро в торговых точках. Теперь речь идет о возможном отказе от выпуска и хождения банкнот с номиналом в 100 американских дензнаков и 500 евро. Если этот проект будет осуществлен, то объемы наличности, находящейся в обращении в мире, сократятся примерно на 57%.

Если бы дело касалось только американцев и европейцев, то это было бы прежде всего их внутренней проблемой. Однако, поскольку и та, и другая валюта на протяжении периода новейшей истории России оказывались существенно стабильнее рубля, определенная и довольно немалая часть российских граждан предпочитала хранить свои сбережения именно в этих валютах. При этом естественно выбирались их самые крупные номиналы. Это позволяло относительно компактно хранить достаточно крупные суммы. Как раз от них и хотят в первую очередь избавиться центральные банки и их приспешники.

В связи с этим возникает вопрос, что делать в такой ситуации? В первом случае можно пойти по пути наименьшего сопротивления и поменять сотенные на полтинники, а пятисотки на банкноты в 200 или 100 евро. Однако при этом стоит помнить, что 100, а тем более 200 евро – это гораздо больше, чем 50 американских дензнаков, поэтому вскоре стоит ожидать кампании в пользу отмены и их хождения. Собственно весь этот процесс можно продолжать до 10, а то и 5 евро или нот Федерального резерва США, а то и до нуля. Все по просьбам общественности и ради борьбы с терроризмом, взятками, «черным» налом и так далее. Отмену крупных банкнот не стоит рассматривать как какое-то отдельное событие, это будет началом похода в попытке полностью искоренить наличное обращение.

Во втором случае можно будет попытаться переложиться в другую наличную валюту, например, в фунты стерлингов, тем более что пока англичане вроде бы не планируют отказываться от наличных, а наоборот рассматривают рост их объемов, как позитивный для себя процесс. Но кто может быть уверен, что завтра все не изменится, и они тоже не встанут в единый фронт борцов с наличностью наряду с их заокеанскими хозяевами и европейскими партнерами?

В третьем случае можно принципиально изменить подход и переложить имеющиеся сбережения из бумажных валют, хождение которых в любой момент может быть ограничено, а то и запрещено, в вечные ценности, то есть, в деньги, которыми исторически были физические драгоценные металлы – золото и серебро. Они не зависят от того, какое правительство в данный конкретный момент находится у власти, они не боятся кризисов, стихийных бедствий, эпидемий и войн. Они были ценны две тысячи лет, тысячу лет назад и скорее всего сохранят свою ценность и на ближайшее столетие. Они не несут в себе никаких рисков контрагентов и ценны сами по себе, а не потому, что так сказало то или иное правительство или партия. Именно поэтому драгоценные металлы и выступали деньгами на протяжении практически всей человеческой истории. Возможно, и сейчас в условиях подобных новаций стоит прислушаться к историческому опыту, чтобы сохранить свои сбережения. Как вы считаете?

Воскресенье с Александром Лежавой: «О борьбе с наличными и дополнительных рисках»

Западная кампания по борьбе с наличными создает новые риски для обычных людей, о которых многие из них пока не задумываются. Дело заключается в том, что Запад считал и считает себя вправе распространять свои взгляды и законы и на другие страны, народы и общества. Как и обычно это можно будет сделать под каким-нибудь очередным благовидным предлогом или лозунгом, внешне не вызывающим отторжения. Все дело будет заключаться в его дальнейшей трактовке, которую, как хорошо известно из исторического опыта, Запад представит исходя из своих собственных интересов и выгоды. Поскольку он представляет прежде всего интересы финансовой олигархии, не стоит удивляться, что все принимаемые решения будут трактоваться исключительно в ее пользу.

В России подобные поползновения просматриваются уже довольно давно. В первую очередь это делается под лозунгами перевода заработной платы, стипендий и выплат государственным служащим на пластиковые карты. Несмотря на уже сравнительно длительное продвижение таких методов оплаты труда, пока это не очень работает. Сказываются два момента. Во-первых, это в подавляющем большинстве случаев делается силком, а люди обычно не любят, когда их насильно заставляют делать что-либо или пользоваться чем-то конкретным. Во-вторых, свою долю вносит и естественное недоверие населения к российской финансово-банковской системе и ее устойчивости.

При этом свой вклад в рост недоверия к ней вносят и непредсказуемые действия регулятора по «расчистке» банковской системы (читай, для создания благоприятных условий работы только для конкретных «правильных» банков, поскольку те не могут существовать в рыночных условиях без широкомасштабной государственной поддержки). Поэтому совершенно неудивительно, что 80% получателей выплат на пластиковые карты обычно делают всего одну или две операции в месяц, когда дойдя до ближайшего банкомата полностью снимают со счета всю зачисленную на него сумму. Как говорится, что твое, то твое, а средства на счете в банке – это средства банка. Свою роль отчасти также играют как масштабы страны, так и невозможность в связи с этим перевести всех на пластик.

Критики расчетов наличными наверняка вспомнят, что это взятки, криминал, а то и финансирование терроризма. Они будут правы, но лишь отчасти, поскольку основные расчеты за все это идут в основной массе своей безналичным путем, и непререкаемыми лидерами в этом процессе выступают прежде всего западные транснациональные банки, такие как Citibank, HSBC, Bank of America, Barclays и прочие. Они платят за них властям определенную долю в виде штрафов и продолжают свой бизнес. Весь процесс мало чем отличается от получения, например, в XVI веке каперских свидетельств, позволявших на вполне «законных» основаниях за толику малую, уплаченную тому или иному государю, пиратствовать и грабить торговые суда других стран. Так что борьба с наличными это отчасти и попытка этих структур перераспределить в свою пользу тот наличный криминальный оборот, который на текущий момент проходит мимо них.

Значительную долю расчетов наличными можно рассматривать как позитивный момент, позволяющий более стабильно работать всему экономическому механизму страны. При безналичных расчетах наличие электричества является фундаментально важным для функционирования всей системы. Если его нет, никакие расчеты не могут быть осуществлены. Сколь-нибудь длительный перерыв в подаче электричества – мощная вспышка на солнце, широкомасштабная диверсия, крупная техногенная катастрофа или что-то еще – и о каких-либо расчетах и платежах можно будет забыть. Как, строго говоря, и о современной городской цивилизации. И если сейчас еще можно рассчитаться наличными за продукты, топливо, товары первой необходимости и услуги, то в полностью безналичном мире сделать это будет уже невозможно. Придется переходить на бартер и менять то, что  у тебя есть на то, что тебе действительно жизненно необходимо.

Однако менять один товар на другой, выстраивать цепочки обмена оказывается неудобным, поэтому естественным образом будет отбор того наиболее удобного для обмена универсального товара, который понятен всем участникам рынка. Именно в этом качестве исторически выступали монетарные металлы - золото и серебро. Опыт сравнительно недавнего кризиса в Аргентине показывает, что наиболее ходовым средством обращения там были обручальные кольца. Все представляли из какого золота они были изготовлены, а определить их вес было просто. Монеты из драгоценных металлов ценились существенно выше, поскольку мировые цены золота и серебра были хорошо известны, и желающих приобрести их всегда было больше, чем тех, кто готов был с ними расстаться.

Попытки нынешних власть предержащих сохранить в том или ином виде необеспеченные валюты хоть в бумажном, хоть в полностью безналичном виде в конечном итоге все равно ведут к одному и тому же. Им на смену рано или поздно вновь придут твердые обеспеченные деньги, без которых не может существовать нормальная эффективная экономика. Они - ее основа, без которой она обречена на крах. Именно этот процесс и разворачивается на протяжении последних восьми лет прямо на наших глазах. И чем быстрее произойдет возврат к экономическому здравому смыслу, тем с более высокого уровня может начаться восстановление мировой экономики. Об этом автор говорил и восемь лет назад, это остается актуальным и сегодня. Прошедшие годы лишь подтвердили правильность такой оценки.

О попытке отменить нал я писал много раз, не буду повторяться.

Третья мировая волна

Кто пострадает от новой глобальной рецессии

Обвал на мировых финансовых и сырьевых рынках — не просто коррекция. Возможно, это начало новой острой фазы мирового кризиса, стартовавшего в 2008-м. На сей раз основной удар придется по Китаю, России и другим развивающимся экономикам, хотя и всем остальным придется несладко.

АЛЕКСАНДР ЗОТИН

2016 год стартовал жесточайшими распродажами практически на всех мировых рынках. Американские биржевые индексы S&P 500 и NASDAQ потеряли с начала года 10% и 15% соответственно, британский FTSE 100 — 10%, японский Nikkei 225 — 16%, немецкий DAX — 17%, французский CAC 40 --17%, испанский IBEX — 17%, итальянский FTSE MIB — 25%. Биржи развивающихся экономик тоже в минусе: индийский Sensex — на 9%, гонконгский Hang Seng — на 13%, российский РТС — на 9%, бразильский Bovespa — на 7%, китайский Shanghai Composite — на 23%. Фондовый индекс Греции ASE опустился до минимума аж с 1990 года. Масштабными распродажами отметились и рынки облигаций — спреды высокодоходных корпоративных облигаций в Европе и США расширились до самых высоких уровней с конца кризисного 2009 года.

Продолжают падать цены на сырье: с начала 2016 года нефть Brent подешевела на 12%, медь — на 3%, сырьевой индекс CRB — на 8%. В секторе нефтяных компаний идет настоящая ликвидация — в начале февраля на рынке появились слухи о возможном банкротстве американского нефтегазового гиганта Chesapeake, после чего его акции упали в два раза (потери с пика цены в конце 2014-го более 90%). Не веселее и в банковском секторе, хотя здесь отличились европейцы: акции Deutsche Bank обвалились с начала года на 50%, Commerzbank — на 45%, итальянского Monte dei Paschi — на 65%, швейцарского Credit Suisse — на 40%. В случае с Deutsche Bank на рынке ходят слухи о возможной конвертации в капитал субординированных конвертируемых облигаций, и если это случится, события могут стать совсем уж угрожающими (в последние дни появились сообщения о возможном бай-бэке части долга).

Банки страдают во многом из-за существенной доли кредитов нефтегазовым компаниям, которые в нынешней ситуации стали близки к проблемным. iTraxx Senior Financials Index, отражающий стоимость страховки CDS от дефолта европейских финансовых компаний, поднялся до уровней, сопоставимых с показателями в худшие периоды еврокризиса.

Зато растут безрисковые активы. Доходности десятилетних американских Treasuries находятся на минимумах, несмотря на повышение ставок, ожидаемое весной или в начале лета. При этом надежные инструменты все чаще показывают отрицательную доходность. В начале февраля это впервые в истории произошло с японскими десятилетними облигациями, таким образом они присоединились к "десятилеткам" Швейцарии. Касательно краткосрочных облигаций, отрицательные доходности теперь почти у всех развитых стран, в "минусовом" клубе — Швейцария, Япония, Нидерланды, Германия, Финляндия, Австрия, Бельгия, Франция, Швеция, Дания и даже Ирландия, Испания, Италия и Португалия.

Это означает, что у центробанков развитых стран просто не осталось обычных средств, чтобы бороться с экономическим спадом и жесточайшим дефляционным давлением. Кстати, это еще один удар по банкам, которым практически не на чем зарабатывать в таких условиях — спред между краткосрочными и долгосрочными процентными ставками сужается.

Слишком много долгов

Слабы не только финансовые рынки. Плохие показатели по промышленному производству в развитых странах, хилые данные опросных индексов PMI в промышленном и сервисном секторах, считающихся опережающими индикаторами ВВП, указывают на резкое охлаждение многих экономик. Датский морской торговый оператор Maersk, владеющий крупнейшим в мире флотом контейнерных судов, на днях заявил, что состояние мировой торговли хуже, чем в 2008-2009 годах.

На таком фоне уже не кажутся странными и разговоры о рецессии в США, несмотря на элементы перегрева на американском рынке труда. Важно, что из-за этого глава ФРС Джанет Йеллен 10 февраля подтвердила приверженность политике плавного увеличения ставки. После ее достаточно сдержанных заявлений (игроки ожидали более мягкой реакции ФРС на текущую ситуацию) рынки повалились с новой силой.

Триггером мирового обвала принято считать охлаждение китайской экономики и резкий отток капитала из Китая (в январе 2016 года был почти повторен рекорд прошлого месяца в $107 млрд, чуть не хватило до круглой отметки $100 млрд). Но проблемы, скорее всего, глубже. Вероятно, мир вступает в третью острую фазу мирового кризиса (первая — ипотечный кризис в США в 2008-2009 годах, вторая — еврокризис в 2011-2012 годах), и ее причина, так же как и первых двух, сводится к одному простому явлению — переизбытку долга.

Хороший пример — Бразилия. Экономика из четверки BRIC уже второй год в тяжелой рецессии и близка к долговому кризису (дефицит бюджета разросся до 10% ВВП, только на обслуживание долга уходит 7% ВВП в год). Отчасти кризис был вызван внешним шоком — падением цен на экспортируемые Бразилией железную руду и соевые бобы. Но причина взлета и последующего падения все же не в сырьевом буме. Бразилия — довольно закрытая экономика. В начале 2000-х (условно — старт бума) отношение экспорта к ВВП составляло всего 15%. Потом доля экспорта упала еще сильнее — до нынешних 11% ВВП (для сравнения, в России — около 30% ВВП).

Что же тогда породило бум и последующее падение? Все просто: рост кредитования. Глобализация финансовых услуг, отчасти породившая ипотечный кризис в США и долговой кризис в ЕС, проникла в 2000-е и на развивающиеся рынки, принеся с собой все те же "финансовые инновации". Огромные массы населения, бизнес, никогда прежде не имевшие легкого доступа к дешевому кредиту, наконец, получили его. Этому способствовала политика экономической макростабилизации, успешно проводимая в большинстве развивающихся стран в начале 2000-х. В итоге Бразилия, Турция, ЮАР, Китай, Корея и другие развивающиеся страны испытали кредитный бум. В Бразилии внутреннее кредитование частного сектора выросло с 29% ВВП в начале бума до 70% к 2014 году (в Турции эта доля увеличилась с 14% до 74% за то же время, в России — с 17% до 59%, в Индонезии — с 20% до 37%, в Казахстане — с 16% до 36%).

На макропримерах этот аргумент в своем недавнем докладе раскрывают управляющий директор Bank for International Settlements (BIS) и экс-глава центробанка Испании Хайме Каруана. После финансового кризиса 2008-2009 годов заемщики в развитых странах умерили аппетиты: отношение частного долга к ВВП немного сократилось и после этого оставалось стабильным. А вот в развивающихся странах заемщики восприняли ультрамягкие кредитные условия (околонулевые ставки ФРС и ЕЦБ) как повод для резкого увеличения долга. Так, по данным BIS, в развитых странах долг частного сектора с 2006 по 2016 год составлял около 160% ВВП, а в развивающихся странах вырос за то же время с 75% ВВП до 125%. Долг корпоративного нефинансового сектора в развитых странах вырос с 80% ВВП до 89%, а в развивающихся — с 57% до 100% (в Китае — со 110% до 220% ВВП).

Причем эффективность использования этого долга в развивающихся странах оказалась крайне низкой. По данным BIS, средняя рентабельность предприятий нефинансового сектора в развитых странах упала за последние 10 лет с 15% до 11%, а в развивающихся — с 18% до 8,5%. Отдача от капитала, инвестированного в развивающиеся страны, уже ниже, чем от инвестиций в развитые. Откуда тогда взяться росту? Баловались долгом и падающие сейчас сырьевики: долг компаний нефтегазового сектора (в основном развивающихся экономик) вырос с $1 трлн в 2006 году до $3 трлн в 2014-м.

Долларовый бумеранг

Наращивание долга происходило в условиях падающего доллара — по данным BIS, 1% удешевления доллара сопровождался ростом долларовой задолженности за пределами США на 0,6 процентного пункта в квартал. Расплачиваться по долгам в дешевеющей валюте легко. Но в 2014 году ФРС свернула политику количественного ослабления, американская валюта двинулась в обратном направлении, и долларовые заемщики по всему миру ощутили себя приблизительно как валютные ипотечники в России в начале 2016-го: сумма долга в национальной валюте неприятно увеличилась, да и расплачиваться часто было уже нечем. "Заемщики из стран развивающихся рынков попали в спираль положительной обратной связи, порожденной выросшим долгом и ростом доллара",— пишет Хайме Каруана.

Третья волна долгового кризиса, стартовавшего в 2008 году, разумеется, отличается от первых двух. Первая была, условно, кризисом финансовым (с проблемами в основном в банковском секторе развитых стран), вторая волна — кризисом суверенных заемщиков, когда отдельные европейские страны стали испытывать трудности с рефинансированием долга, третья — валютным кризисом, накрывшим увлекшиеся заимствованиями в долларах развивающиеся рынки.

"Комбинацию слабеющих темпов роста, существенных адаптаций в обменных курсах и падения цен на сырье следует рассматривать не как следствие экзогенных шоков, а, скорее, как внешние проявления комбинации поздних стадий финансового цикла, на сей раз на развивающихся рынках, и изменений в глобальных условиях финансирования",— считает Хайме Каруана.

Под особой угрозой банковские системы развивающихся экономик. "Сейчас активы китайской банковской системы составляют $34,5 трлн при ВВП $10 трлн,— говорит американский спекулянт-миллиардер, владелец хедж-фонда Hayman Кайл Басс.— 3% потерь по активам — уже триллион. Когда они потеряют эти деньги, правительство будет вынуждено рекапитализировать банки, а это триллионы и триллионы долларов. Мы в иллюзии больших цифр. $3,3 трлн в резервах КНР — это большие деньги, но отношение резервов к банковским активам у Китая одно из самых низких в мире".

Ставку на девальвацию юаня на 10% Басс считает смехотворной (о своей игре на понижение юаня объявил знаменитый Джордж Сорос, в свое время выигравший миллиарды на падении британского фунта). По его мнению, потери банковской системы Китая составят минимум 10% активов ($3,5 трлн, 35% ВВП), а юань в ближайшем будущем обречен на падение на 30-40%. Последствия для мирового роста и сырьевых цен в случае реализации этих рисков будут катастрофическими.

Хотя фокус текущих проблем сместился — главный удар будет нанесен развивающимся рынкам, учитывая их долю в мировом ВВП и тем более долю в росте мирового ВВП (у одного Китая около трети), волна грозит накрыть всех без исключения. Третья волна при этом, похоже, будет самой сильной — все проблемы, скрытые сверхмягкой политикой центробанков в предыдущие острые фазы кризиса, грозят вновь оголиться.

Как видите, рушатся все отрасли мировой экономики, варианта обойтись без крушения или отделаться малой кровью, нет.

Tags: конец закона, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

  • Мечталки пиндостанского пана

    The Hill: США могут и должны разорвать партнерство между Россией и КНР Максим Исаев И Россия, и Китай представляют собой экспансионистские…

  • Безумие наращивается

    В Северной Калифорнии (Пиндостан) запретили проведение «гетеросексуального парада» ПиротехникЪ Но­вость слегка не…

  • Хроники пикирующего Пиндостана-370

    Миллионы американцев входят в число самых бедных людей мира Страна лопается от избытка денег, цены на акции бьют рекорды, а миллионам…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments