arcver (arcver) wrote,
arcver
arcver

ШАЛТАЙ-БОЛТАЙ...-221

Англосаксонская мировая финансовая система вошла в зону... абсурда

Сколько раз здесь было написано про финальную стадию развития нынешней мировой финансовой Системы, а вот до такого даже её критики до сих пор не додумывались.

Сегодня с британского острова послышались голоса уходящей в небытие Эпохи командования и превалирования Лондона в мировых финансах. (Кто не в курсе - в доминирующей сегодня ФРС учредителями были, в частности, бритты). И эти голоса сегодня, скорее, созвучны жалобному мауканью голодных котят с берега Темзы, чем впечатляющему рыку "британского Лёвы".
Энди Холдейн (Andy Haldane), Chief Economist at the Bank of England and Executive Director, Monetary Analysis and Statistics - привожу имя и должность этого джентльмена специально на родном английском языке, чтобы его ни с кем потом не перепутали. А рядом - соавтор - выдающийся мыслитель британской концепции финансового мироустройства Марк Карни, являющийся, на секундочку, главой банка Англии, и до недавних пор бывшим главой банка... Канады(sic!). - Вот оно наглядное единство системы управления территорий Британской Империи XXI века, на которых правит Её Величество - Королева Великобритании.
И что же предлагают эти два уважаемых в Лондоне джентльмена?

Заметим попутно, что на уровень Шерлока Холмса и доктора Ватсона они не тянут, а вот на роль объектов расследования "в особо крупных размерах" знаменитого частного детектива с Бейкер-стрит - после своих откровений - вполне. Впрочем, очередной инспектор Лейстерд таких особ тронуть никогда не позволит. Не так ли?
Вот, что эти руководители британской финансовой системы сейчас наговорили. Исследовние у них - совместное, хотя мистер Карни пока ещё прячется за спиной своего более громкого в высказываниях партнера, ведь можно "наговорить" и "на срок". Да, похоже, его просто "подставляет", чтобы потом сыграть в "святую невинность": не я, мол, такое вещал.
Так что же "наговорил" мистер Холден? А вот что.
По словам Холдейна, которые цитирует Forexpf.Ru, главный вопрос сейчас заключается в том, какими будут деньги в будущем.
«Для нас это, фактически, - вопрос выживания», — отмечает мистер Холден. И потрясает всех своим откровением: регуляторы (т.е. Центрбанки), мол, «израсходовали все свои инструменты и, фактически, ощутили свое бессилие и неспособность поднять спрос и инфляцию».
Реанимировать "отходящую к праотцам" ситсему пытаются с помощью отрицательных ставок "ПОПС" (политика отрицательных процентных ставок) – и это уже не перспектива, а реальность в некоторых странах (например, в Швеции). Но...
И вот – на фоне всех этих "поисков пути" - супер-откровение!
«Учитывая то, что все больше и больше стран спускаются к минимуму, а в некоторых случаях даже выходят на отрицательную территорию (те самые ПОПС - С.Ф.), теория процентных ставок, определявшая ответ на вопрос о том, где находится нижняя граница, обретает особую актуальность, — поясняет Холдейн. – В этом плане важную роль играют наличные деньги, эти бумажные купюры и монеты — один из тех ограничителей, которые не позволяют ставкам спуститься слишком низко».
Деньги уже мешают банкирам!!! Банкиры завели мировуые финансы в болото, откуда выбраться может только фантазер уровня барона Мюнхгаузена, который вытащил сам себя вместе с лошадью за собственные волосы...
Это - Final Countdown!
На сегодня, на мой взгляд, вполне достаточно новостей "с финансовго фронта", чтобы ощутить всю неимоверную тяжесть той горы проблем, что наваливается на мировую финансовую систему имени Британской Короны и доллара ФРС.

Обратите внимание: БАНКИРАМ МЕШАЮТ ДЕНЬГИ! Как же так, спросите? Отвечаю, что они жаждут перейти на прямое рабовладение.

http://b1.vestifinance.ru/c/208384.640x320.jpg
Брокеры, которые торговали акциями в кофейне Tontine в XVIII веке в Нью-Йорке, часто употребляли более крепкие напитки, что делало их "несколько заторможенными", вспоминает один из современников. С тех пор технология, используемая при торговли акциями, немного изменилась, и как минимум некоторые ее участники протрезвели.

Тем не менее через более чем 200 лет инвесторы в американские акции все еще сомневаются в получении действительно хорошего обслуживания.
На первый взгляд, им не на что жаловаться. В последние годы резко снизилась стоимость торговых операций. Открытые комиссионные сборы, которые в прошлом рассчитывались в процентных пунктах (0,25% в 1792 г.), также почти исчезли. Причем все это произошло благодаря конкуренции.
Кроме того, помимо Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE), занимавшей значительную часть XX века доминирующее положение на рынке акций, теперь существует много других площадок, где их можно купить и продать.
Толчком для фрагментации стал свод правил, известный как Regulation NMS, одобренный в 2005 г. Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC), главным регулятором Уолл-стрит. Суть правил заключается в запрете биржам США пересылать информацию о сделках частным клиентам, до того как информация выложена в общий доступ.
Основная цель нововведения - увеличить конкуренцию с NYSE и NASDAQ, которые тогда имели дуополию в торговле акциями. Теперь их доля на рынке не превышает одну пятую.
Американские акции торгуются на десятках биржах; как минимум шесть из них предлагают инвесторам вторичные ценные бумаги, привязанные к акциям. Акции также меняют хозяев на 40 "альтернативных торговых площадках" и многочисленных "платформах одного дилера" (SDP).
И наконец, много сделок теперь "интернализированы" большими банками и компаниями по управлению активами, которые объединяют в пары покупателей и продавцов внутри своих быстро расширяющихся империй (что позволяет им отказаться от внешних торговых площадок), отмечает британский журнал The Economist.

Тем не менее инвесторы беспокоятся, что конкуренция скрыла видимую стоимость сделки, но резко увеличила скрытые расходы. Больше всего их тревожат две вещи. Во-первых, нынешняя организация рынка позволяет высокоскоростным трейдерам предвидеть большие заказы и опережать их, двигая цены в невыгодном направлении, до того как заказ может быть выполнен.
Вторая вещь - это сомнения по поводу прочности системы. Регуляторы до сих пор не могут до конца объяснить причины такого явления, как мгновенный обвал: 6 мая 2010 г. индекс Dow Jones упал в течение одной торговой сессии на 1000 пунктов, или 9%.
Создание равных условий для сделок через искусственное замедление операций - наиболее предпочтительный вариант решения проблемы опережения. А добиться этого можно с помощью новой торговой платформы IEX, которая позволяет выиграть рыночную долю у других торговых площадок и убедить крупные банки отказаться от своих "темных пулов".
SEC уже получила более 400 писем в поддержку этой платформы (хотя многие сомневаются, что ее система соответствует Regulation NMS). SEC должна проголосовать по IEX до 21 марта.
Что касается мгновенного обвала, то пока никто не способен гарантировать бесперебойную работу компьютерных программ. Возможным решением проблемы может быть система взаимоподдержки площадок в чрезвычайных ситуациях. В июле кратковременно перестала работать NYSE, но трейдеры ничего не заметили, так как другие биржи быстро ее заменили.
Профессор финансов Массачусетского технологического института Эндрю Ло предлагает создать специальную комиссию, которая могла бы вызвать любого свидетеля и получить любую информацию для определения причин обвала (что-то похожее на Национальное управление безопасности перевозок, расследующее авиакатастрофы). Комиссия могла бы внимательно все изучить, а затем предать огласке итоги расследования.
SEC согласна, что правила, регулирующие торговлю акциями, необходимо дополнить и подкорректировать. Вместе с тем, по мнению экспертов, существует опасность, что изменения и нововведения еще больше запутают работу рынка и тем самым сделают его менее эффективным.

Забота о причёске в момент, когда на шею летит нож гильотины…

Количество корпоративных дефолтов в текущем году вырастет на треть до рекордных за последние 7 лет значений и достигнет уровня кризиса 2008-2009 гг., прогнозирует международное рейтинговое агентство Moody's.

"Будет продолжаться тенденция роста неплатежей, которые в 2015 г. выросли почти в 2 раза. Кредитные условия также ухудшатся, отражая последствия продолжительного спада в секторе сырьевых товаров", - отмечает агентство.
Доля дефолтов среди всех эмитентов вырастет до 2,1% в 2016 г. с 1,7% в 2015 г., количество неисполнения обязательств вырастет на 33% до 138 случаев.
Moody's прогнозирует, что доля дефолтов компаний со спекулятивными рейтингами достигнет 4,2% в 2016 г., а к январю 2017 г. – до уровня 4,2%, который наблюдался в кризис 2008-2009 гг.
"Несмотря на то что кредитное качество снижалось на протяжении 2015 г., частота понижений рейтингов значительно выросла лишь в IV квартале, – отмечает вице-президент Moody's Шэрон Оу. - Эти факторы, в сочетании с резким ростом неплатежей и роста осторожности инвесторов, указывают на поворот кредитного цикла".
Дефолты в этом кредитном цикле за весь период наблюдений 1920-2015 гг. уникальны тем, что характерны для конкретных секторов.
Металлургический и горнодобывающий сектор в 2015 г. показал самый высокий уровень дефолтов в 6,5%, а сектор "Нефть и газ" - 6,3%, отражая спад спроса на сырьевых рынках.
"Перспектива дальнейшего повышения процентных ставок Федеральной резервной системой также может ухудшить ситуацию", - прогнозирует вице-президент Moody's Шэрон Оу.

И здесь обратите внимание на название. «…как в кризисные годы», - как в детской игре: «красное и чёрное не называть». Кризис лютует, но признаваться в этом нельзя.

Если раньше эксперты беспокоились о долге периферийных стран еврозоны, то сейчас, как заявляет американский политолог Джордж Фридман, Европа столкнулась с куда более серьезной проблемой: экономикой Германии.

И источником этой проблемы для самой Германии и Европы в целом является итальянская банковская система.
"Проблемы банков Италиии могут отразиться на банковской системе Нидерландов и Германии, которая сейчас, похоже, станет новым членом стран PIIG. Страна целиком и полностью зависима от экспорта, ее рынки истощены", - отмечает Фридман.
Экономики стран PIIGS — Португалии, Италии, Ирландии, Греции и Испании — стали центральной проблемой европейского долгового кризиса 2011 и 2012 гг. И когда кризис, казалось бы, миновал и экономика Европы начала стабилизироваться, Германия вышла из этой ситуации победителем. Ее экономика была все такой же сильной, уровень безработицы упал до 4,5%. Профицит торгового баланса Германии на фоне слабого евро резко вырос и достиг рекордного значения в июне 2015 г. — $23,9 млрд.
Однако итальянская банковская система сейчас может утянуть за собой вниз и немецкую банковскую систему — сильнейшую экономику в еврозоне.
Из данных, опубликованных в конце 2015 г., становится понятно, что сумма невозвратных кредитов в итальянских банках составляет 300 млрд евро. Это 17,3% от общего объема выданных кредитов. Это общее число, учитывая, что средний показатель в еврозоне составляет 6,8%, а в Германии — только 2,3%.
Фридман считает, что это много, так как Италия является четвертой по величине экономикой в Европе и восьмой по величине экономикой в мире. Крупнейшая банковская система в Восточной Европе, Италия сильно взаимосвязана с остальными экономиками еврозоны, как, например, с той же Германией, если быть точнее, с Deutsche Bank — крупнейшим банком страны. Фридман считает, что именно Германия сможет спасти Италию, хотя это и обойдется в довольно крупную сумму.
"Дело не в странах PIIGS. Падение экономики Германии пока даже не началось. Когда оно начнется, вот тогда мы и станем свидетелями настоящей паники", - резюмирует Фридман

Немцы экономически ободрали всю Европу как липку, единственные выиграли от ЕС. Но пришёл теперь и их часть, «партнёры» позаботятся.

В своей статье на Project Syndicate профессор Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, который более известен экономическому сообществу не иначе как Dr. Doom (Доктор Апокалипсис), задается вопросом о том, вернулся ли мир в 2008 год, в мировой финансовый кризис и рецессию.

"Мой ответ — однозначно нет", - пишет Рубини, однако, по его мнению, недавние волнения на мировых рынках являются самым серьезным риском со времен 2009 г.
Это связано с тем, что в настоящий момент в мире есть по меньшей мере семь источников риска, которые подогревают волатильность. Рубини называет следующие факторы риска.
Во-первых, беспокойство по поводу жесткой посадки экономики Китая и ее возможного влияния на фондовый рынок и стоимость юаня.
Скорее всего, по мнению Рубини, Китай ждет не жесткая, а ухабистая посадка, а инвесторам стоит оставить в стороне свою обеспокоенность, учитывая постепенное снижение темпов экономического роста и постоянный отток капитала.
Во-вторых, развивающиеся рынки переживают большие проблемы. Они сталкиваются с факторами, сдерживающими экономический рост (снижение темпов роста Китая, конец сырьевого суперцикла, отход ФРС от политики нулевых ставок).
Многие развивающиеся экономики страдают от дисбаланса на макроэкономическом уровне: двойной текущий счет, бюджетный дефицит, а также сталкиваются с ростом инфляции и снижением экономического роста.
Большинство развивающихся стран так и не провели структурные реформы, способные стимулировать экономический рост. А ослабление валют увеличивает реальную стоимость триллионов долларов, которые были взяты в кредит за последнее десятилетие.
В-третьих, ФРС, вероятно, совершила ошибку в декабре, завершив свою политику нулевых процентных ставок, полагает Рубини.
Ослабление экономического роста, снижение инфляции (в связи со снижением цен на нефть) и более жесткие финансовые условия (за счет усиления доллара, коррекции на фондовом рынке и широкого распространения кредитов) в настоящий момент угрожают экономическому росту США и инфляционным ожиданиям в стране, полагает он.
В-четвертых, многие вялотекущие геополитические проблемы набирают оборот.
Возможно, полагает Рубини, самым главным источником обеспокоенности и неопределенности является перспектива долгой "холодной войны", отмеченной опосредованными конфликтами между региональными державами на Ближнем Востоке, в особенности между суннитской Саудовской Аравией и шиитским Ираном.
В-пятых, снижение цен на нефть стало причиной обвала активов в США и во всем мире и роста кредитования. Это может говорить о низком спросе на мировом рынке, а не о росте предложения, так как экономический рост в Китае, на развивающихся рынках и в США замедляется.
Низкие цены на нефть также оказывают негативное влияние на энергетические компании в США, на которые приходится значительная доля фондового рынка США.
Снижение цен на нефть может привести к потерям по кредитам и потенциальным дефолтам в странах, которые являются чистыми экспортерами энергоносителей.
В-шестых, мировые банки сталкиваются с низкой прибылью, что связано с нормативами, введенными после 2008 г., с ростом финансовых технологий, которые угрожают подорвать существующие бизнес-модели, с ростом использования политики отрицательных процентных ставок, а также с ростом убытков по кредитам на "плохие" активы (энергия, сырье, развивающиеся рынки, слабые европейские корпоративные заемщики).
Наконец, Европейский союз и еврозона могут стать площадкой серьезных финансовых потрясений в этом году. Европейские банки переживают непростые времена. Кризис мигрантов может привести к концу Шенгенского соглашения, полагает Рубини, а также к концу правление Ангелы Меркель.
Более того, выход Великобритании из ЕС становится все более вероятным, считает он. Риск выхода Греции также может стать одним из факторов риска. Популистские партии становятся все более популярными в Европе.
Именно поэтому Европа все больше и больше подвергается риску дезинтеграции. Более того, в соседних регионах неспокойно — на Ближнем Востоке, на Украине. Рубини также полагает, что Россия становится все более агрессивной у европейских границ.
В прошлом, полагает Рубини, мир также сталкивался с рисками, однако политические ответы на эти риски были эффективными, поэтому удавалось сдерживать эти факторы риска.
Сегодня в мире есть семь потенциальных угроз, и мировая экономика отходит от роста к замедлению, что в будущем приведет к дальнейшему сокращению цен на рискованные активы (активы, сырье, кредиты) по всему миру.
В то же самое время политические меры, которые смогли уменьшить разрыв между реальной экономикой и рискованными активами, исчерпали себя.
Монетарная политика становится все более нестандартной, что демонстрирует переход нескольких банков к отрицательным процентным ставкам.
И такие нетрадиционные меры могут навредить больше, чем принести пользу, так как они наносят ущерб банкам и другим финансовым организациям, считает Рубини.

Авантюрист ещё в 2007 году был куда более точен в прогнозах, хоть и ошибся со сроками.

Tags: конец закона, кризис, крушение мира, песец
Subscribe

  • Аналитика Эпохи Песца-10

    Детализация прогноза на 2-ю половину 2020 года GORA Как из­вест­но за­все­гда­та­ям, ре­гу­ляр­но…

  • Аналитика Эпохи Песца-9

    Тихий передел мира. Предисловие Sir Max Merfie Лето – это период затишья. В политике, экономике, общественной сфере. Ну за…

  • Аналитика Эпохи Песца-8

    Зарево Запада или заря новой социальной системы GORA Резко сме­нив­шей­ся ин­фор­ма­ци­он­ный фон, от…

promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments