ватник

Сеанс саморазоблачения

К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года...
Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов...
Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём.

А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела - политико-экономические дайджесты и обзоры. Публиковать буду здесь, репостить в его аккаунтах в ВК, ОК и на Самиздате, а также у себя в блоге vredina999

____________________________________________________________________________________

Я – широко известный (в узких кругах) сочинитель фантастики (не ахти какой талантливый, но и, надеюсь, не бездарный совсем) Спесивцев Анатолий.

Ранее, обитал на  на СИ и других литературных сайтах.
Жил, с любимой женой Еленой, тоже сочиняющей фантастику, издающейся под девичьей фамилией Горелик, в родном Харькове.
Землю, на которой родился, народ, её населяющий, любил, люблю и бросать любить не собираюсь. Поэтому к майдану отнёсся в высшей степени отрицательно. Не надо быть интеллектуалом, чтобы уже тогда предвидеть великие беды от него.
Не боялся выразить своё отношение в сети, посему уже весной начал получать угрозы от нацюков. Тогда объявил, что переехал в Россию, а сам затихарился на Харьковщине. Счёл, что простого болтуна СБУ искать не будет. Но, увы, маразм на территории Руины крепчает и мы с Леной столкнулись с реальной опасностью. После чего, прихватив минимум вещей и двух кошек бросились спасаться в Россию.
Чего нам стоило бегство тропой контрабандистов… Я ведь – инвалид 1 группы с очень ограниченной подвижностью. Сам все эти трудности пути неспособен зимой преодолеть В ПРИНЦИПЕ. Но мир не без добрых людей, помогли. Сейчас главная проблема – временное обиталище для кисок, хозяева квартиры, съём квартир в Подмосковье, да ещё с кошками - дорогое удовольствие.
Пришли в себя в Москве, у дочери от первого брака, но, из-за неприятия кошек хозяйками квартиры, снимаемой дочерью и зятем, вынуждены были снять квартиру на пару с ещё одной семьёй беженцев в Подмосковье.  Благодаря помощи от наших читателей, живём вполне комфортно, благо, нас с супругой роскошь и излишества не интересуют. Но: «…Отдыха нет на войне…»
Если кто захочет помочь:
Кошелёк Яндекс-деньги: 410012852043318
Реквизиты для межбанковских переводов: Номер счета 40817810266003668837 Банк получателя ТУЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ N8604 ПАО СБЕРБАНК Г.ТУЛА БИК 047003608 Корр. счет 30101810300000000608 ИНН 7707083893 КПП 710702001 Номер карточки сбербанка супруги: 2202 2003 4707 8584 - Елена Валериевна Спесивцева.по рекомендации зарубежных читателей завели Счёт на QIWI +79509205932
promo arcver february 1, 2015 11:20 67
Buy for 10 tokens
К величайшему горю для меня, Толик умер 18.08.2020 года... Инсульт. Кровоизлияние в ствол головного мозга. То есть у него просто не было шансов... Оставляю его текст ниже без изменений. Пусть останется памятью о нём. А я по мере сил буду продолжать хотя бы эту часть его дела -…
ватник

Память победителей

https://jpgazeta.ru/pamyat-pobeditelej/


Память победителей


Каждый год в этот день повторяется одна и та же история.



«Что-то с памятью моей стало, всё, что было не со мной, помню».

Вижу зависший в небе самолёт-«раму», и знаю, что это предвещает скорый налёт. Очень холодно, болят распухшие дёсны, а мама до сих пор в госпитале… А вскоре раздаются взрывы. С треском и звоном вылетает оконная рама. С кухни доносится грохот и истошный крик старшей сестрёнки…

Вижу за окном холмистую степь и верблюда, а постоянное чувство голода мешает думать о чём-то другом, кроме кусочка хлеба, обещанного бабушкой. Хоть бы ей удалось выменять дедушкино пальто на хлеб… Когда мама придёт с завода, обязательно поделится своим кусочком, но маму могут по целой неделе не отпускать с завода…

Вижу поезд, вагоны-теплушки. Эвакуируется детский дом. Полные вагоны детей, а с ними учительницы. И сразу за мостом на состав обрушиваются бомбы…

Вижу трёх девочек-близняшек-десятилеток и младшую, годков трёх – бредущих на юг по симферопольской трассе. Когда младшая устаёт, старшие несут её по очереди. Всё, что у них есть – это тёткин адрес, зашитый в подкладку пальтишка, да тощий мешочек… Они дошли до Симферополя. Пешком, пели в придорожных сёлах за кусочек хлеба на троих. О том, что дедушку, бабушку и маму повесили немцы, они узнают через несколько лет. Как и о том, что только такой ценой сами остались живы…

Вижу ещё одну девочку. Она сильно подвернула ногу, когда прыгала с забора, и беззвучно плачет. Там, за забором, было много людей. Там осталась мама, которая подставила плечи, чтобы дочь могла влезть на этот забор – и спастись за ним, на пустыре. Девочка не видела лица мамы в тот момент, но сосед-полицай почему-то покраснел и отвернулся, старательно разглядывая что-то на другой стороне площади… Много позже девочке рассказали, что мама, единственная из всех, кого привели на расстрел, запела, и танцевала под свою песню, пока её не убили…

Вижу окоп. Вижу своих однополчан. Впереди – враг. А мы знаем, что вот-вот прозвучит команда «В атаку!» Май, теплынь какая. Одно слово – Крым. Но Сапун-гору надо брать. Без неё не взять Севастополь, а без Севастополя не вернуть Крым… И вот она, команда. В атаку!..

Холодно. Вижу фонтанчики оранжевой пыли, которые выбивают из старой кирпичной кладбищенской стены пули и осколки. Вижу, но ничего не слышу. Из ушей течёт кровь. Линия фронта пролегает по улицам города. Совсем рядом. Но я откуда-то знаю, что враг дальше не пройдёт…

И ведь не прошёл.

Каждый год девятого мая я вижу их. Расстрелянных, погибших в бою, голодавших, сражавшихся, стоявших у станков. Взрослых и детей.

Победивших.

Мы – их потомки. Тех самых, победивших. Девятое Мая – и их праздник, и наш. А те, кто сегодня корчится от злобы, кто причитает, что «пили бы баварское», немножко забывают, что «носители баварского» наделали бы из их отцов и дедушек абажуры, и не считали бы это чем-то предосудительным. Они сознательно закрывают глаза на то, от какого ужаса всех нас избавили победившие в той войне. Они сами в той войне потерпели поражение – и до сих пор его терпят. Именно этого они до сих пор не могут простить. Ни нашим предкам-победителям, ни нам с вами.

Но каждый год, девятого мая, я вижу ещё кое-что.

Вижу пыльный вокзал, заполненный людьми. Раннее утро, состав с рабочими завода сегодня отправляется назад. Домой. Слышу звучный голос Левитана, доносящийся из репродукторов: «…подписан акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил… Великая Отечественная война победоносно завершилась! Германия полностью разгромлена!..» Лица людей, не смевших поверить в такое счастье, и, затаив дыхание, слушавших радиотрансляцию. И – взрыв ликования, охвативший их, едва Левитан замолчал… «Победа! Победа! Мы победили!»

Они победили. Мы – победили.

Впереди был путь домой, к разрушенным домам, к развалинам заводов, с долгими стоянками – пропускали военные поезда, везшие войска на восток, бить японцев. Иногда приходилось по неделе стоять посреди степи, и хлеб подвозили «полуторками», на бортах которых виднелись закрашенные следы от осколков. Люди знали это. Но поезд тронулся от перрона под аккорды гармошек, невпопад игравших в разных вагонах весёлые мелодии. Люди пели, смеялись и плакали от счастья.

Они возвращались с войны.

Они победили. А вместе с ними и мы, в которых жива их память.

Варяг

СЕГОДНЯ 2 МАЯ...


То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ !
То, что случилось в Одессе, Чудовищный ГРЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма разврат,
Морда фашизма, фашизма пылающий ад.
То, что случилось в Одессе, не битва идей,
Это – Освенцим, где звери сжигают людей,
Это – фашистам Права Человека даны,
Это Права Человека – войскам сатаны!
То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
То, что случилось в Одессе, фашизма успех,
Это – фашизма концерт и фашизма гастроль,
Хохот фашизма, который – свободы король!
Это – свобода, в которую запад влюблён,
Запад, состряпавший этой свободы бульон.
То, что случилось в Одессе, фашистская месть,
Месть людоедов!.. Россию фашистам не съесть!
То, что случилось в Одессе, касается ВСЕХ!
В западной прессе – вранья русофобского цех:
Это – фашистам Права Человека даны,
Это Права Человека – войскам сатаны.
То, что случилось в Одессе, не битва идей,
Это – Освенцим, где звери сжигают людей.
Морда фашизма, фашизма пылающий ад –
Это касается ВСЕХ, и ни шагу назад!
Юнна Мориц (с)